«Дрозденко и ЕдРо ведут не туда». Новый, юный, красный депутат ЗакСа Иван

В Сосновом Бору единоросс проиграл коммунисту. Первому — 62, второму — 25. Победитель за Сталина и за политзеков одновременно. Но осознать предстоит далеко не только это.

29
Фото: скриншот видео vk.com/ivan_apostolevskiy
ПоделитьсяПоделиться

Коммунист, который родился, когда Зюганов проигрывал Ельцину президентские выборы, готов возглавить Ленобласть. Если люди призовут. Пока он осмысляет свою победу на выборах в региональный парламент. Иван Апостолевский уже обдумывает идею поставить памятник Сталину у ЛАЭС, изучить вопрос репрессий, но главное — это лифты в Сосновом Бору.

— Иван, вам 25 лет, и вы смогли стать депутатом Заксобрания Ленобласти. Выглядит почти фантастикой в стране, где конституционный принцип сменяемости власти недолюбливают. Вы с кем договорились, чтобы получить мандат?

(Долгая пауза.) Ни с кем. За меня люди проголосовали. Всем надоели местные олигархи, которые из года в год назначают своих ставленников. Впервые за долгое время удалось отстоять голоса. Но эта победа начиналась с местного совета депутатов ещё в 2014 году, когда я чуть не выиграл у Пуляевского (депутат Заксобрания Ленобласти от «Единой России» в 2016–2021 годах, главный конкурент Апостолевского на выборах 2021 года. — Прим. ред.). Но тогда был вовремя применен административный ресурс. А сейчас добро победило зло. Хотя и за Пуляевского голосовали люди (Апостолевский набрал 37,3%, а Пуляевский — 34,8%. — Прим. ред.). И я буду работать и с обращениями его избирателей очень плотно. Так что договаривался я только с жителями. Прошёл тысячи людей — по квартирам, остановкам, улицам. Есть результат.

— Вам поверили, что вы самостоятельный и независимый политик?

— Именно так. Я не просто самостоятельный. Я коренной сосновоборец. Моя семья с конца 1960-х живёт здесь. Я общественной деятельностью занимаюсь с 18 лет, ещё когда у нас тут пытались построить ядерный могильник, когда начались проблемы с лифтами, пенсионная реформа. Мы всегда были на стороне сосновоборцев, люди это знают, и люди поддержали.

Фото: из личного архива Ивана Апостолевского
ПоделитьсяПоделиться

— До вас столь молодыми депутатами были только двое. Первым — сын небезысвестного Олега Цоя, теперь вице-губернатор Владимир Цой. Вторым — сын вице-губернатора Коваля — Никита. Ваш папа кто?

— Мой отец работает на ЛАЭС ведущим инженером управления блоком. Мама у меня занимается малым бизнесом. По специальности она гидроэлектроэнергетик. За мной никаких олигархов нет (смеётся). У меня есть сестра и брат. Я по образованию политолог. Закончил факультет политологии СПбГУ. Бакалавриат. А магистратуру закончил на факультете госуправления МГУ имени Ломоносова. Тоже политология.

— То есть вам маршрут до площади Пролетарской Диктатуры знаком хорошо?

— Да. Я учился в Смольном. И кстати, бывший мой декан, Станислав Германович Еремеев, избрался все-таки депутатом по соседнему округу от «Единой России» (смеётся).

— Бывший глава петербургского СПС!

— Да-да. Я знаю (смеётся).

— Это смешно?

— Мы с ним не один раз спорили по политическим вопросам на парах. Насчёт развала СССР. У нас чуть ли не дебаты были! Мои товарищи это помнят до сих пор.

— Поздравил вас учитель?

— Нет, очень много сообщений идёт, не все просмотрел. Но мы с ним особо и не общаемся.

— Редкий политический проект, который у Еремеева получился, если соглашаться, что успехи его студента — это и его успехи.

— Я — не его проект. Но его студент, конечно.

— Если молодой и коммунист — значит, «навальнист», теперь у нас так. «Умное голосование» — ваш союзник?

— Мы работали вне зависимости от того, есть «Умное голосование» или нет. И до этого, на выборах в местный совет, я побеждал и без него. У меня тогда был соперник — бывший прокурор Соснового Бора. И в прошлом году мы победили «Единую Россию» на довыборах. То, что нас поддержали сейчас, я рад. Я не согласен с политическими преследованиями, которые сейчас происходят, — кстати, и коммунистов прессуют: Бондаренко, Грудинина и в регионах многих молодых комсомольцев. И поэтому в политической позиции в плане преследования мы едины. В плане позиции по средствам производства, национализации, прогрессивного налогообложения у нас разные позиции. Но сейчас есть пункты, по которым нужно объединяться, поэтому они меня и поддержали. Но, конечно, я не был на 100% уверен... у нас, вы знаете, что могут сделать.

— А почему в вашем случае не сделали, Иван? Недооценили?

— Да. Они были самоуверенны, и экзитполы рисовали им совершенно другие результаты. О своем поражении они узнали утром. Если бы узнали раньше, смогли бы что-то предпринять. А когда все результаты были забиты в ГАС «Выборы», у них уже ничего не получилось бы. Хотя была небольшая попытка: резко председатели всех участковых избирательных комиссий рванули в ТИК, но потом наши наблюдатели отреагировали, и все успокоились. В итоге я опередил ближайшего соперника на 600 голосов.

— По сути, три жилых дома дали вам победу?

— В Сосновом Бору в основном пятиэтажные и девятиэтажные дома, получается, что да. Хотя понятно, что они мобилизовали работников бюджетных учреждений. Но у них не получилось, мы перебороли серьезную административную машину... Хотя не исключаю, что часть людей действительно голосовала за «Единую Россию».

— Вы в реакторном зале ЛАЭС были? Петербург может спать спокойно с коммунистами у руля в пригороде, где всё ещё работают аналоги чернобыльских систем выработки электричества?

— Нет, не был. Когда в 11-м классе у нас была экскурсия, мне было 17, а пускали только с 18-ти. Но могу сказать: спите спокойно, петербуржцы, все будет в порядке. Учитывая, что коммунисты эту станцию и построили. И город Сосновый Бор тоже. Я знаю очень много таких людей. Николай Алексеевич Кузьмин, он как был коммунистом, так и остался. Мой дед работал на атомной станции, сейчас отец работает. Мифы о том, что сейчас придут коммунисты, отключат воду, все уничтожат — это, конечно, смешно. Сейчас будут строиться третий и четвертый блоки станции, будем смотреть за этим, экологический контроль очень важен.

— А «Росатом» экономит что ли на этом? Зачем вам этим заниматься?

— Пока не было обращений на эту тему. Но из прошлых созывов наши депутаты говорили, что были случаи, когда везли несертифицированный бетон, металл. Ну, вы знаете, как это иногда происходит: есть генеральный подрядчик, субподрядчик, суб-субподрядчик, в итоге когда деньги доходят до человека, который осуществляет сами работы, их выделяется гораздо меньше. Это капитализм в нашей стране так работает. Поэтому конечно, есть вопросы. Но когда хотели у нас ядерный могильник построить, мы все-таки отстояли город.

— В Ленобласть из Петербурга хотят забрать порт. Хорошая идея, или очередная отмывочная?

— У нас в стране многое что делают для отмыва. Я не разбирался в этой истории, но спасибо за идею, безусловно, поинтересуюсь, что это за идея с портами. У нас в последнее время везде хотят построить порты. Мы недавно отстояли бухту Батарейную, я тоже этим вопросом занимался вместе с жителями.


— Вы — за свободу политзаключенных. «Умное голосование» Навального вас поддержало. Скажете с трибуны ЗакСа: «Свободу Навальному»?

— Не знаю. Нужно, чтобы это было в тему и по определенной повестке… Не могу утверждать, что скажу. Но вот вам сейчас говорю: то, что происходит сейчас, вне зависимости от Навального, это неправильно.

— Вас кто из первых лиц уже поздравил? Вице-спикер ЗакСа Дмитрий Пуляевский позвонил?

— Нет, он не звонил. Мы с ним практически не общались. Я вообще считаю, что лучше со своими противниками личных связей не иметь, это обременяет. Только деловые. Нужно же все равно работать на интересы жителей. Я всегда разделяю: есть политические вопросы, по которым мы занимаем принципиальную позицию, а есть хозяйственные. У нас много проблем: начиная от ремонта домов и заканчивая социальной сферой. Этим тоже надо заниматься и взаимодействовать.

— А уважаемый в городе человек Григорий Нагинский (гендиректор АО «Концерн Титан-2». — Прим. ред.) как-то обозначил вашу победу?

— Мне не известно об этом.

— Его реакция важна?

— Для меня лично нет. Насколько я знаю, он не занимает никакого кресла в ЗакСе. Но, безусловно, взаимодействовать в каких-то вопросах придется, это крупнейшее предприятие в Сосновом Бору.

— Можете назвать имя человека, который стоял за спецоперацией по отправке вас в армию минувшим летом?

— Имя-фамилию не знаю, но более чем уверен, что это провластные структуры. Это было в интересах действующих депутатов-единороссов. Но это было очень смешно: все знают, что я параллельно учусь в аспирантуре, и все справки были предоставлены еще два года назад. Они сами себя этим дискредитировали, даже в противоположном лагере над этим посмеялись — город у нас тесный.

— Как вы думаете, будут ли вас «мочить» за то, что вы посмели победить конкурентов от «Единой России»?

— Безусловно, просто не будет. Но надеюсь, что в Законодательном собрании умные люди, которые не будут опускаться до такого уровня, до какого иногда опускались в нашем местном совете. С сожалением это говорю. Уровень дискуссии иногда был низким. Оппоненты то запрещали видеосъемку, то оскорбляли.

— В СССР всё было чётко: пионерия, комсомол, партия. Социальный лифт понятен. Сегодня этот социальный лифт утрачен. Его надо создавать заново? Одни ветераны власти сидят наверху.

— Система не просто закостенела. Очень много семейственности, клановости во власти. Это очень плохо. Надо делать так, чтобы по закону люди не могли наращивать свои капиталы и перекрывать доступ другим, в том числе и во власть. Николая Панченко не допустили к выборам, год назад Вадима Гришкова «зарубили» по муниципальному фильтру. Они просто боятся конкуренции, хотят вечно сидеть на мешке с деньгами. Это самое печальное. Против этого надо активно бороться, что мы и делаем.

— Иван, вы родились, когда Зюганов проиграл Ельцину президентские выборы. Россия была бы сильнее, выиграй Зюганов тогда?

— Думаю, что да. По крайней мере, клановость, олигархические структуры были бы урезонены, которые в 1990-е годы приватизировали всю госсобственность, заработали огромные деньги и просто развалили хозяйство. Я просто уверен, что, если бы победил Геннадий Андреевич, это бы изменило ход развития страны. Эта собственность сохранилась бы в руках государства и народа.

— Если коммунисты постепенно обретут силу, вопрос о пересмотре итогов приватизации будет поднят естественным образом?

— Да, я считаю, что это крайне важно. Результатом приватизации стало такое огромное расслоение. Я, конечно, не говорю о квартирах, но считаю, что в каждом отдельном случае надо рассматривать, насколько честно были приватизированы госпредприятия. Не говорю про честный бизнес.

— У вас какой труд Ленина самый любимый? Какой читали последним?

— Ленина давно не читал. Сейчас читаю Бадаева «Большевики в Государственной Думе», что сейчас более актуально. Там про фракции, и очень много отсылок оттуда напоминает то, что сейчас происходит: так же затыкали рот, преследовали. Но у Ленина я последнее что читал — это «Государство и революция».

— Единороссам было бы полезно почитать?

— Да. Как тогда, так и сейчас к власти пришли крупные олигархи и считают, что они «имеют право».

— Завтра они к вам придут и скажут: «Иван, ты все правильно говоришь, давай бороться вместе с этими «редисками», переходи в нашу партию!» Что вы ответите?

— Ни в какую другую партию я никогда не перейду, я — коммунист, и считаю, что заниматься политической проституцией низко и неправильно. Политики, «переобувающиеся в воздухе», нам не нужны. Но кто-то, конечно, так делает.

— Сосновый Бор раньше представлял депутат Пуляевский. Теперь депутат Апостолевский от КПРФ. Сосновый Бор теперь больше «левый» город?

— Да. Теперь у нас есть возможность работать с обращениями жителей, будет приемная.

— Вы — парень от КПРФ. Сталин — великий вождь и учитель, которому пора бы памятник в Ленобласти поставить, или кровавый палач, чьи преступления ещё предстоит осмыслить и осудить?

— Сталин — это действительно человек, который много сделал для нашей страны. Для меня более идейно важен Ленин, но к Сталину я уважительно отношусь. Многие постулаты Ленина — бесплатное образование, здравоохранение, социальные гарантии — были окончательно утверждены при Сталине. При этом, конечно, можно рассуждать о минусах.

— Сталин своих политзеков сразу убивал. А вы за политзеков. Есть тут некоторый разрыв шаблонов.

— Давайте не будем жить по шаблонам. Мы живем не в 1930-е, тогда были другие условия, в которых наша страна могла пойти либо по социалистическому пути развития, либо развалиться. Я не углублялся в тему репрессий, но могу точно сказать: безусловно, когда человека за политические убеждения преследуют, это недопустимо. КПРФ — это партия, которая многие уроки усвоила. И если вы посмотрите устав, мы отстаиваем социализм в 21-м веке, но уважительно относимся к советскому прошлому, не хаем его. Хотя, безусловно, были люди, которых несправедливо осудили, — это печально.

— Памятник Сталину надо поставить в Ленобласти? Поддержите такую идею?

— Если это будет в том месте, где нужно, то да.

— А где нужно?

— Ну смотрите: памятники Ленину или памятные доски часто расположены там, где побывал Владимир Ильич. Я не знаю, где можно поставить памятник Сталину.

— Давайте я вам предложу вариант. Правая рука Сталина Берия был отцом ядерной программы. Логичным образом можно было бы поставить памятник Сталину у входа в ЛАЭС.

— Если коллектив атомной станции обратится с этой идеей, почему бы и нет. Над этим стоит подумать.

— Плох тот депутат, который не мечтает стать губернатором. Готовы его заменить?

— Я не думал быть губернатором. Я думаю сейчас, как представлять интересы сосновоборцев. А по поводу Дрозденко... у меня есть ряд претензий по поводу того, как делалась замена лифтов, весьма безответственно, и это курировал фонд капремонта, который подотчетен губернатору. Дрозденко представляет партию, которая ведет страну не туда. Поэтому, конечно, во главе Ленинградской области и нашей страны, в принципе, должны встать коммунисты. Я это буду или мои товарищи — неважно.

— Ну если вас призовут, готовы его заменить?

— Да, готов. Но главное, чтобы люди меня поддержали, сказали бы: «Вань, ты иди, мы хотим».

— Вот губернатор вас сейчас услышит и скажет: «Заберу-ка я этого парня к себе в правительство», и позовет. Долго будете отказываться?

— В правительство я не пойду, потому что оно полностью работает на правящий режим. Не думаю, что мы с ним найдем общий язык. Хотя по каким-то вопросам будем его искать и работать, потому что невозможно быть в оппозиции ну просто ко всему в этом мире. Нужно думать прагматично. Но нельзя отступать от наших позиций.

Оригинал интервью читайте на 47news

Фото: скриншот видео vk.com/ivan_apostolevskiy
Фото: из личного архива Ивана Апостолевского

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (29)

Просто ничтожество. Кто пропихнул?

когда не хочешь каждый день ходить на работу, но не берут в едро - прямая дорога в кпрф...

бабло пойдёт - задор уйдёт

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...