07.10.2020 18:25
9

Роды на продажу. Какую роль сыграл Петербург в «крестовом походе» против геев

Арестованные по делу о торговле детьми врачи оказались тесно связаны с петербургским бизнесом репродукции. «Фонтанка» нашла подтверждение «гомосексуальному» уклону следствия.

Фото: AP Photo/Efrem Lukatsky/ТАСС

«Фонтанке» стало известно о чем врачей и юристов, которые помогали клиентам зачать и родить детей при помощи суррогатных матерей, спрашивали на допросах. Те, кого следователи могли бы заподозрить в нехорошем, на вопросы «Фонтанки» отвечают заготовленными фразами или вовсе молчат. Но факты — упрямая вещь. Громкое дело, по которому этим летом за решеткой оказалось сразу восемь московских врачей и юристов, лишь по стечению обстоятельств пока не прошлось катком по петербургской системе репродукции, в которую вовлечены суды и органы ЗАГС.

Уголовное дело по статье 127.1 УК «Торговля людьми» возбудили в январе 2020 года после того, как в подмосковной квартире нашли одного мертвого и нескольких живых младенцев. Это была квартира-передержка, в которой жили дети, рожденные от суррогатных матерей. К лету арестовали восемь человек, в том числе врачей. В октябре появилась информация, что Следственный комитет переориентировался на поиск клиентов. Ему требовалось подтверждение, что репродуктологи оказывали услуги в том числе отцам-одиночкам, и в идеале нужно было среди них найти гомосексуалов.

Врач-репродуктолог Юлиана Иванова работала в Москве в клинике NGS (Next Generation Clinic). С января 2020 года ее методично вызывали на допросы — сначала в качестве свидетеля, а потом подозреваемой и обвиняемой в детоторговле.

По данным «Фонтанки», следствие интересовалось у Ивановой медицинским делом иностранного пациента, который обратился к российским репродуктологам в 2017 году. У мужчины была тяжелая форма мужского бесплодия — в эякуляте отсутствовала сперма. По утверждению Ивановой, пациенту провели операцию по извлечению сперматозоида из ткани яичка. Врач уверяла, что вмешательство прошло успешно, сперматозоиды были извлечены и криоконсервированы. В 2019 году клиент заказал услугу суррогатного материнства, выбрал анонимного донора ооцитов (женских половых клеток), и в клинике вырастили эмбрионов с использованием биоматериала иностранца — так, во всяком случае, говорила Иванова.

Так как СК однозначно трактует предоставление услуги суррогатного материнства одиноким мужчинам как сделку по купле-продаже человека, то немалая часть допроса была посвящена немедицинским темам. Следователь плотно интересовался впечатлениями репродуктолога от клиента.

— Как вы можете охарактеризовать [фамилия клиента]?

— Достаточно взрослый, серьезный, солидный мужчина. Грамотный, разумный, адекватный, всегда опрятный, деликатный, очень спокойный.

— Поясните, как сложилось данное впечатление о пациенте, и прошу вас сообщить, известна ли вам его сексуальная ориентация?

— С пациентом общалась лично, на английском языке, так как владею им в совершенстве. Не могу сообщить о сексуальной ориентации. Откровенно гомосексуального поведения в нем замечено не было.

— Видели вы его в сопровождении кого-либо?

— Я видела женщину. Не могу сообщить, кем она приходится пациенту.

Последнюю запись в личном Instagram Юлиана Иванова оставила 8 июля. Через неделю Басманный суд арестовал ее по обвинению в двух эпизодах торговли людьми.

По аналогичной схеме СК допрашивал еще одного врача-репродуктолога из клиники NGS. Тарас Ашитиков тоже отвечал на вопросы о гомосексуальности своих клиентов.

Клинику NGS в 2016 году основали петербуржцы. Ее бенефициар — известный репродуктолог Николай Корнилов, выпускник Санкт-Петербургского государственного медуниверситета имени Павлова. Кроме московского филиала NGS, есть и петербургский — «Василеостровская клиника репродукции».

На днях с сайта NGS удалили личные страницы Юлианы Ивановой и Тараса Ашитикова. По данным кеша Google, это случилось не ранее 5 октября 2020 года.

В июле восемь человек были взяты под стражу, а в сентябре стало известно, что у следователей в руках оказалась «царица доказательств» — чистосердечные признания вины в рамках сделки со следствием двух сотрудников московской юридической фирмы «Росюрконсалтинг», оформлявшей документы по передаче детей биологическим родителям. Врачи же остались за решеткой как минимум до декабря, продолжая настаивать на своей невиновности.

По версии следствия, не позднее марта 2014 года учредители и руководители компаний «Росюрконсалтинг» и «Европейский центр суррогатного материнства» создали преступную группу для систематической торговли детьми и перемещения их через границу для передачи покупателям. Участники этой группы арендовали в Москве, Петербурге и Подмосковье квартиры и гостиничные номера для размещения суррогатных матерей и новорожденных детей после выписки из больниц и передачи их покупателям. Дело расследуется по статье 127.1 УК РФ («Торговля людьми»), часть 3, которую вменяют подозреваемым, грозит 15 годами тюрьмы.

Петербургский акцент

В Петербурге с 2012 года работало ООО «Росюрконсалтинг СЗ». В числе его учредителей — арестованный глава московского «Росюрконсалтинга» Владислав Мельников, адвокат Константин Свитнев, оставшийся за границей после начала допросов в Москве, и петербургский врач Сергей Бобров. У него, к слову, самый большой пакет долей — 24,5%. Столько же было у гендиректора компании Максима Кияева. Но спустя неделю после арестов в Москве он передал акции на баланс фирмы и написал в налоговую заявление, что больше не имеет к ней никакого отношения. Теперь «Росюрконсалтинг СЗ» пребывает в стадии ликвидации по инициативе ФНС. Разговор Кияева с «Фонтанкой» оказался коротким и не очень продуктивным. Он заверил, что продал доли в фирме давно, просто «информация не обновилась». А дальше сделал вид, что не слышит корреспондента. Связь прервалась, а затем его телефон был недоступен.

Если задержка в оформлении продажи долей в «Росюрконсалтинге СЗ» еще допустима как версия, то уже только как неслучайным совпадением можно считать то, что Максим Кияев одновременно с этим продал свои 50% в другой фирме — ООО «ИСА» (занимается подбором суррогатных матерей и юридическими услугами для их заказчиков). Тем не менее у «Фонтанки» есть убедительные причины считать, что именно он не далее как в мае этого года плотно занимался темой суррогатного материнства, в том числе ее сложными юридическими аспектами. И именно эти сложные аспекты, судя по информации «Фонтанки», похоже, больше всего и интересуют следователей СК РФ, расследующих дело о торговле людьми.

Константин Свитнев — его считают организатором преступной группы — подтвердил «Фонтанке», что по уголовному делу обыски прошли в том числе в Санкт-Петербурге.

«Следствие изымало нашу документацию и технические средства, блокировало счета. Но мы продолжаем работу», — уточнил Свитнев.

В постановлении о возбуждении уголовного дела, кроме Мельникова и Свитнева как организаторов, следователем упомянуто «неустановленное лицо».

«Сложно сказать. Может, уборщицу», — ответил Свитнев на вопрос «Фонтанки», кого, по его мнению, имеет в виду СК.

Петербургская фирма, очевидно, занималась ровно тем же самым, что и московская: суррогатное материнство, в том числе — к чему, похоже, больше всего претензий у следователей — в интересах иностранцев. Масштаб работы внушительный: по данным профильного вице-губернатора Олега Эргашева, только в этом году в городских ЗАГСах было зарегистрировано 128 детей, рожденных для граждан Китая. Из-за коронавирусных ограничений 23 ребенка до сих пор не могут встретиться с родителями — их просто не пускают в Россию.

Методом случайного тыка

По предположению адвоката, дело о детоторговле якобы возбудили, чтобы иметь инструменты давления на влиятельных россиян.

«Мне поступали странные звонки с предложением предоставить данные о своих клиентах из числа высокопоставленных политиков и чиновников, которые «детей покупали» — пользовались услугой суррогатного материнства и стали одинокими родителями. Я отказался. Эту информацию также можно получить в репродуктивной клинике или суррогатном агентстве. Не исключаю, что дело возбудили только для того, чтобы иметь законную с процессуальной точки зрения возможность проводить обыски и получать сведения медицинского характера», — говорит Свитнев.

По данным «Фонтанки», Следственный комитет в деле о торговле детьми сосредоточился на одиноких мужчинах — заказчиках услуги суррогатного материнства и активно педалирует тему сексуальной ориентации. При допросах врачам-репродуктологам задают вопросы: «Какое мнение у вас сложилось о клиенте, известна ли вам его сексуальная ориентация, имелись ли в его поведении признаки гомосексуальности?»

Одинокие мужчины не перечислены в списке тех, кто имеет право на услуги суррогатного материнства, — это оговорено в одном из приказов Минздрава. Однако в разговоре с «Фонтанкой» Константин Свитнев сослался на конституцию с правилом равенства полов, в том числе правом становиться родителями, и отметил, что прямого запрета одиноким мужчинам на использование вспомогательных репродуктивных технологий нет.

Программа суррогатного материнства предполагает использование биоматериала хотя бы одного генетического родителя из разнополой пары или генетической матери-одиночки (которая не может выносить и родить). Это условие фактически проводит грань между медицинской услугой по лечению бесплодия и сделкой купли-продажи. В первом случае заказчики оплачивают рождение кровного ребенка, во втором — приобретают живой организм, сотканный из чужеродных тканей.

По мнению следствия, заказчики деторождения не являлись генетическими родителями, то есть мужчины не отдавали свою сперму для создания эмбриона, а все биоматериалы подыскивали представители «преступной группы».

Константин Свитнев утверждает, что все его клиенты, в том числе одиночки, — генетические родители.

«Но Следственный комитет это не волнует. По своим лекалам он может возбуждать дела о торговле детьми по любому случаю рождения ребенка суррогатной матерью», — считает Свитнев.

Петербург в этом плане куда перспективнее для следствия. «Фонтанка» писала, что за последние два года около 250 одиноких родителей воспользовались программой суррогатного материнства в Петербурге. Целевую аудиторию услуги можно посчитать в базе судебных дел, так как родителям перед регистрацией такого ребенка в ЗАГСе необходимо добиваться нужного судебного решения. Большинство одиночек, кому родили сторонние женщины в Петербурге, — иностранцы, в основном граждане Китая.

Управляющий партнер адвокатской группы «Онегин», член комиссии по этике и праву Российской ассоциации репродукции человека Ольга Зиновьева прокомментировала в своих соцсетях дело о детоторговле:

«Дело, конечно, категорически не про врачей — если у лиц, на которых оформлялись свидетельства, отсутствует генетическая связь с детьми, то врачи, допуская такие циклы, действовали в условиях правовой неопределённости — структура Приказа Минздрава РФ № 107н о вспомогательных репродуктивных технологиях такова, что позволяет толковать сочетание суррогатного материнства и донорских эмбрионов как допустимое. При этом судебная и административная практика признаёт такие циклы (экстракорпоральное оплодотворение+суррогатное материнство+полное донорство) нарушением Порядка 107н, нередко отказывая бенефициарам таких программ в признании их родительского статуса и признавая клиники виновными в грубом нарушении лицензионных требований (за нарушение Порядка). Однако действия врачей в условиях правовой неопределённости исключают всякий умысел на нарушение. Эмбриолог же вовсе не участвует в клинической работе. Программы ЭКО, сочетающие суррогатное материнство и использование полностью донорских половых клеток, не являются лечением бесплодия — решения судов называют их «скрытой формой усыновления», а следствие, как мы видим, — торговлей людьми. Это в любом случае способ получения ребёнка, но никак не лечение бесплодия. Законодателю и регулятору, безусловно, этим нужно заняться до того, как этим займутся правоохранительные органы и суды. Деятельность суррогатных агентств должна быть урегулирована — наличие прозрачных и понятных механизмов контроля за судьбой детей от рождения их суррогатной матерью до момента фактической передачи генетическим родителям позволило бы предотвратить сложившуюся ситуацию».

С коллегой соглашается адвокат Екатерина Касенова, тоже обратившая внимание на правовую неопределенность.

— У мужчин одна проблема — они не могут без помощи женщины выносить ребенка. Прямого запрета на услугу ЭКО отцами-одиночками в России нет. Я считаю, что невозможно трактовать как сделку купли-продажи договор суррогатного материнства.

Последняя инстанция

Сергей Бобров, которому с 2012 года и до сих пор принадлежало 24,5% долей в «Росюрконсалтинге СЗ», — выпускник Первого меда, кандидат медицинских наук (тема диссертации — анемия беременных), в числе достижений указывается написание докторской диссертации на тему «Снижение рисков акушерских осложнений у женщин с неудачами ВРТ и привычной потерей беременности».

В народе его знают как специалиста по лечению бесплодия. На петербургском «родительском» форуме LittleOne тема, в которой общаются его пациенты и те, кто мечтает попасть к нему, набрала с 2012 до 2019 года больше 40 тысяч сообщений, после чего пришлось открыть новую. Сейчас в ней уже 2700 сообщений — в основном все по делу: какое лекарство кому назначили, у кого какие показатели, какая тактика лечения доктору Боброву показалась правильной в конкретном случае.

Адвокат московских врачей, обвиненных в торговле людьми, Игорь Трунов подтвердил «Фонтанке», что Сергей Бобров как соучредитель петербургской фирмы знаком со скрывающимся за границей Константином Свитневым, однако давать более подробные комментарии не стал.

Свитнев уточнил «Фонтанке», что Боброву не предъявляли обвинение по возбужденному делу, так как ни в одном из 11 вмененных эпизодов петербургский врач не участвовал.

«Но так как СК предъявляет обвинение методом случайного тыка, то я не могу исключать появление в деле новых эпизодов и Боброва», — добавил Свитнев.

Сергей Бобров принимает пациентов в нескольких клиниках города, включая государственные. Однако попытка корреспондента «Фонтанки» записаться к нему закончилась провалом: ближайшее свободное окно у него — 3 февраля. Есть другой путь, более быстрый. На том же LittleOne в закрепленном посте телефон его помощницы. Даже до нее дозвониться нелегко, однако бывалые участницы форума наставляют новичков: звоните утром и вечером несколько раз, вам потом перезвонят. Третий путь — спросить личный номер врача у тех, кто уже побывал у него на приеме. Как правило, рассказывают они, своим клиентам он дает личный телефон и дальше уже консультирует в частном порядке. Вопросы «Фонтанки» с просьбой прокомментировать ситуацию он увидел в мессенджере, но отвечать не стал.

Денис Лебедев, Александр Ермаков, «Фонтанка.ру»

Фото: AP Photo/Efrem Lukatsky/ТАСС
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (9)

261000671
Позорище... (((
Как же мы докатились до такого- россиянки рожают детей на продажу китайцам.
В страшном сне бы не приснилось...

Vikilein
"для систематической торговли детьми и перемещения их через границу для передачи покупателям."

Когда опустившаяся алкашня продаёт новорождённых за гроши цыганкам-типа-нищим или для целей трансплантации это СК не волнует.
А вот если суррогатки рожают детей успешным и состоятельным бездетным людям за огромные деньги (ключевое слово - за границу), так сразу врачей-репродуктологов в тюрьму.

262136701
Господа,чуть сдержаннее .. как я вижу эту статью: это не попытка фонтанки измазать грязью медиков,а скорее изобличить факт паскудности следствия и беспрецедентность доводов обвинения.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...