28.07.2020 17:43
4

Не ведают своего счастья. Петербургские предприниматели рассказали, почему воротят нос от налоговых льгот в «русских офшорах»

Власти в очередной раз взяли курс на деофшоризацию, и на этот раз действуют и пряником, и кнутом, не боясь даже обострения отношений с мировой юридической Меккой — Кипром. Желающих переехать на родину пока единицы, но аргументы становятся всё весомее, и крупные петербургские фирмы уже внимательно разглядывают карту Калининграда.

Фото: скриншот с сайта «Яндекс.Карты»

О намерении положить конец практике вывода денег за рубеж через офшоры президент Владимир Путин заявил еще 25 марта в рамках обращения к народу. Предполагалось, что власти государств — «налоговых гаваней» должны пойти навстречу нашей стране и поднять свои налоги до российского уровня — 15%. Кипр, где действует ставка в 5%, от такого щедрого предложения, похоже, отказался, и Москва начала подготовку к расторжению соглашения об избежании двойного налогообложения. Взамен российским предпринимателям были обещаны режимы максимального благоприятствования на родине.

Пока сама по себе идея переехать в один из специальных административных районов в Калининграде или Владивостоке не вызывает особого энтузиазма у предпринимателей, а налоговые консультанты полагают, что переход компаний в российскую юрисдикцию не будет массовым. Но в числе первых ласточек в «русских офшорах» на прошлой неделе оказался один из крупнейших ретейлеров страны родом из Петербурга — «Лента». На переезд в Россию акционеры «Ленты» решились 22 июля.

Примечательно, что компания никогда не платила дивиденды акционерам и не планирует в будущем. Но на запрос «Фонтанки» о том, чем конкретно было вызвано намерение покинуть Кипр и какие выгоды принесет компании переход в российскую юрисдикцию, в «Ленте» не ответили. В консалтинговой компании Ernst&Young, которая будет готовить для ретейлера промежуточную отчетность, также не смогли разъяснить этот вопрос. «Фонтанка» спросила других видных городских предпринимателей, чего им не хватает для переезда из Лимасола в Калининград.

Российский бизнес выбирает английское право

Среди компаний Петербурга и Ленобласти, которые опубликовали отчетность за прошлый год, владельцы на Кипре нашлись у 749 организаций, а их совокупная выручка достигает 1,95 трлн рублей по итогам 2019 года. При этом раскрыли информацию о выплате дивидендов за рубеж общей суммой на 20,5 млрд рублей всего 46 из них. Вместе с тем «Фонтанка» обнаружила, что в прошлом году компаниями было выплачено почти на 60% больше дивидендов, чем годом ранее. С 2015 по 2017 год компании в среднем платили через Кипр 10–11 млрд рублей дивидендов, в 2018 году случился спад до 8,6 млрд, после которого сумма выплат возросла более чем вдвое.

Резкий рост объема дивидендов, выплаченных за рубеж, объясняется тем, что в прошлом году 10,25 млрд рублей дивидендов на Кипр заплатило ООО «Воздушные ворота Северной столицы».

«ВТБ Капитал», участник консорциума ВВСС, отметил, что в составе акционеров компании присутствуют крупные иностранные инвесторы, которые предпочитают работать в России через существующую структуру. В то же время, рассказали «Фонтанке» в «ВТБ Капитале», акционеры компании сейчас изучают проект «русских офшоров»: «Мы считаем предложения правительства Российской Федерации интересными и обсуждаем их вместе с акционерами».

Крупнейшим петербургским плательщиком дивидендов через кипрские офшоры является ООО «Балттранссервис», которое не стало комментировать причины уплаты за последние пять лет 24,9 млрд рублей дивидендов через кипрский офшор. Как пояснили знакомые с деятельностью компании эксперты транспортной отрасли, вопрос смены юрисдикции для «Балттранссервиса» вряд ли актуален, поскольку компания входит в группу GlobalTrans, которая котируется на лондонской бирже.

Входящее в петербургскую десятку по объемам выплат ООО «Холдинговая компания «Динар» перечислила в декабре прошлого года 1,2 млрд рублей дивидендов, 99,99% из которых предназначались зарегистрированной на Кипре DYNAR PROPERTIES LIMITED, соучредителем и одним из директоров которой является глава строительной компании RBI Эдуард Тиктинский.

Вице-президент по финансам и экономике Группы RBI Алексей Ефремов пояснил, что кипрская фирма была учреждена еще в 2005 году в рамках подготовки RBI инвестиционной сделки с Morgan Stanley. После начала процесса деофшоризации в России в 2012 году схема владения была изменена, и сейчас кипрская компания принадлежит российскому ООО «Холдинг Эр-Би-Ай».

«При распределении дивидендов в адрес компании Dynar используется принцип конечного бенефициарного владения. Это означает, что дивиденды проходят через компанию Dynar транзитом в адрес конечного бенефициара ООО «Холдинг Эр-Би-Ай», что по сути является перечислением дивидендов между российскими юридическими лицами и облагается ставкой на дивиденды 0%», — пояснил Алексей Ефремов.

При этом, по его словам, предлагаемая властями схема с калининградским офшором также вряд ли подойдет его компании: «Девелопмент — это область, которая тесно сотрудничает с городом и городскими властями. Мне сложно себе представить в Петербурге бизнесмена-девелопера, который будет работать у нас в городе, сотрудничать с местными властями, а налоги платить в Калининграде. Я думаю, что такой подход вряд ли будет воспринят позитивно. Проще тогда сразу строить в Калининграде».

Лавка закрыта

Егор Носков, председатель совета директоров ПАО «Кировский завод», управляющий партнер «Дювернуа Лигал» и специалист по международному налоговому планированию, рассказал «Фонтанке», что Кипр перестает быть комфортной налоговой гаванью по целому ряду причин. «Процесс начался еще давно, в 2013 году, когда произошел крах двух крупнейших кипрских банков. Затем на Кипре стали предъявлять очень высокие требования к российским бенефициарам кипрских компаний. Параллельно с этим стало меняться российское законодательство о контролируемых островных компаниях и запустился процесс деофшоризации, который, ко всему прочему, был ускорен ухудшением экономической ситуации в России и сокращением внешнеэкономической деятельности российского бизнеса», — вспоминает юрист.

С этим согласен и Алексей Ефремов. «С точки текущего российского законодательства кипрские структуры могут использовать для снижения налогов только бизнесы, которые по-прежнему остаются непрозрачными. Они принимают на себя риски нарушения российского налогового законодательства. На сегодняшний день оно обязывает российских бенефициаров раскрыть структуру владения офшорами, — отмечает эксперт. — А после того, как российский бизнесмен сказал, что у него есть офшорная структура, ровно на этом все возможности использования ее как офшора для минимизации налогов заканчиваются. И ты ежегодно представляешь отчетность этой компании, в какой бы юрисдикции она ни находилась, в российские налоговые органы и исчисляешь налог на прибыль 20%, как будто она российская».

По мнению Егора Носкова, сейчас расторжение соглашения об избежании двойного налогообложения с Кипром по факту уже мало кого затронет. Раньше основным преимуществом для предпринимателей было то, что российские юрлица на свои холдинговые компании на Кипре могли выводить дивиденды по ставке 5%, но по факту уже несколько лет налоговые органы всячески блокируют попытки выплатить вознаграждения по этой низкой ставке. «Существует устойчивая судебная практика, согласно которой налоговые органы доказывают, что холдинговая компания не имела реального присутствия на Кипре в виде большого количества персонала и какой-либо иной коммерческой активности, кроме владения российскими акциями. В этом случае налоговые органы блокируют вывод дивидендов по ставке 5%, поэтому это преимущество уже давно было утрачено», — делится специалист.

Однако от присутствия на Кипре российский бизнес получает и другой профит — возможность не платить налог с купли-продажи акций. Например, если кипрская компания перепродается вместе с российским активом, то юрлицо-продавец может не платить налог. При этом такие операции и не подпадали под действие этого СИДН, так как проходили полностью за пределами России и договор их не затрагивал.

«Примерно 80% компаний, которые раньше использовали кипрские холдинги, перестали их задействовать в последние 7 лет. Те, кто остались на Кипре, сделали это из-за преимуществ английского права, которое дает возможность провести судебный спор за пределами России, поскольку к российским судам у бизнеса в целом доверия нет. Я думаю, что инициатива с САРами в Калининграде и Владивостоке хороша, но она однозначно не сможет заменить офшорных юрисдикций именно по той причине, что любой спор, касающийся инвестирования и использования этих зон, будет рассматриваться в российских судах и в случае любого конфликта инвестор всегда будет проигрывать», — уверен Егор Носков.

Основное преимущество офшоров Кипра при первозданном СИДН было не только в том, что крупные собственники могли выводить себе дивиденды по низкой ставке, но еще и в том, что через Кипр осуществлялись денежные вливания в Россию, происходила рециркуляция инвестиций. «Кипр был очень удобным финансовым хабом, для существования которого требуется специальная финансовая система, международное право и так далее. Ранее у нас уже принималась, например, инициатива организации зоны игорного бизнеса в Краснодарском крае, однако критерии подзаконных актов были таковы, что фактически никакой игорной зоны там не сложилось, поскольку лишь один инвестор соответствовал всем требованиям. Дело в том, что наше государство в законотворческих вопросах ведет себя очень неуклюже и остается крайне негибким. По этой причине до настоящего момента все задекларированные налоговые инициативы, в частности зона «Нойдорф» в Петербурге, толком не работают. Хорошие идеи уничтожаются подзаконным регулированием и нежеланием налоговых органов низового уровня каким-то образом идти навстречу», — заключает эксперт.

«Я не верю»

Скептически настроен к инициативе создания «русских офшоров» и Максим Левченко, владелец Fort Group. «Офшор открывается ведь не для того, чтобы создать какую-то нелегальную схему или от налогов уйти, а чтобы структурировать сделку по иностранному праву и защититься в зарубежных судах. Как правило, корпоративные сделки с имуществом чаще всего заключаются по английскому праву, поэтому предприниматели выбирают иностранные юрисдикции. Просто провозгласить, что мы даем какие-то налоговые льготы для местных компаний, — недостаточно, нужны очень мощная правовая и судебная системы, а мы этим сегодня похвастаться совсем не можем, потому что у нас правоохранительным органам безразлична судьба бизнеса, они сразу уголовку возбуждают, и все», — говорит предприниматель. По его мнению, владельцев бизнеса меньше волнует налоговая составляющая, а больше — корпоративная. Он отмечает, что даже крупные госкорпорации и банки заключают все сделки по иностранному праву, чтобы можно было судиться в арбитраже Лондона.

Его позицию разделяет и владелец УК «Теорема» Игорь Водопьянов. «Я не верю, что можно платить ставку налога 5% в Калининграде, а вести деятельность по всей России, иначе все бы там зарегистрировались. В договоре наверняка еще есть множество каких-нибудь дополнительных условий, соблюдение которых обесценит все льготы. Большинство кипрских офшоров только владеет российскими компаниями. Я думаю, что дивиденды туда отправляет максимум 20% компаний, которые здесь принадлежат офшорам, а остальные просто владеют бизнесом через офшор, и если у этого бизнеса будет прибыль, то в Россию станут приходить деньги. Владеть компанией от офшора как-то менее стремно, чем владеть бизнесом здесь напрямую. Я считаю, что это какой-то очередной фуфломицин. Они бы лучше разобрались со своей бюрократической волокитой, которая не позволяет ничего делать», — считает бизнесмен.

Алексей Ковалев, президент холдинга «Алекс Фитнес» (на 99,97% принадлежит кипрской компании), напротив, настроен к нововведениям позитивно, но признается, что у компании пока нет намерения стать резидентом САР, поскольку все активы она реинвестирует в российские проекты. «На мой взгляд, полезны любые проекты, созданные с целью развития экономики. Проект «русских офшоров» облегчает вопрос с налогообложением, однако пока не прорабатывает отдельные аспекты безопасности бизнеса. Если проект доведут до конца, то он имеет все шансы на успех. Помимо создания САР, нужно наращивать позитивную практику судебных решений. До тех пор, пока участники российской бизнес-среды будут осторожны в отношении российской судебной системы, сложно рассчитывать на стремительный переезд офшоров в Россию», — отмечает владелец сетей фитнес-клубов.

«Кассир.ру» на 29,13% принадлежит кипрской фирме TCS GROUP HOLDING PLC, акционеру Тинькофф Банка. Дивидендов за рубеж российская компания не платит, однако Евгений Финкельштейн, совладелец «Кассир.ру», отмечает, что налоговые льготы концертной отрасли сейчас жизненно необходимы.

«Любым понижением ставки налога, если оно будет доступно при регистрации в Калининграде, мы бы с удовольствием воспользовались, потому что налог 20%, который должны платить промоутеры и билетные операторы, никак нам не возвращается, ведь билеты не облагаются НДС. Конечно, это обстоятельство очень затемняет и утяжеляет рынок. Во всем мире для промоутерских компаний и шоу-бизнеса НДС снижен практически вдвое с возможностью получения налогового вычета. А у нас выходит, что мы платим всем подрядчикам с НДС, а себе его вернуть не можем. Поэтому на рынке возникают какие-то серые схемы», — сетует концертный промоутер.

Александр Островский, основатель сети лабораторий «Инвитро», которая на 85% принадлежит офшору, признался, что пока не сформировал своего отношения к инициативе создания властями «русских офшоров», однако, как и другие предприниматели, отметил, что Кипр был интересен бизнесу не столько из-за налоговых льгот, сколько из-за возможности проводить сделки и судиться в рамках английского права. Дмитрий Абрамов, директор «Невского пассажа», который на 100% принадлежит кипрскому офшору, не стал комментировать инициативу, отметив, что главный вопрос на повестке дня у компании — открытие торгового дома после продолжительного запрета на работу в связи с пандемией. Некоторые из опрошенных «Фонтанкой» предпринимателей, которые владеют компаниями через кипрские офшоры, ответили, что не знакомы с законопроектом, поэтому не готовы дискутировать о его сильных и слабых сторонах.

Налоговые преференции в обмен на инвестиции

Проекту специальных административных районов (САР) вот-вот исполнится два года, он был запущен еще в августе 2018-го. Однако за это время отечественный бизнес не выстроился в очередь на регистрацию в САР ни на острове Октябрьский в Калининграде, ни на острове Русский во Владивостоке. Их число измеряется несколькими десятками. Недавно стало известно о подготовке очередного законопроекта, регулирующего деятельность участников САР, который должны принять летом будущего года.

Главное новшество законопроекта — льготная налоговая ставка 5% по выплатам дивидендов за рубеж, которая действовала на Кипре до намерения российских властей внести корректировки в соглашение об избежании двойного налогообложения (СИДН) с целью повышения налоговых ставок. Ранее «Фонтанка» разбирала выступление президента, где, в частности, шла речь о пересмотре СИДН с офшорами, законодательство которых позволяет российским компаниям не раскрывать реальных владельцев фирм и платить налог по минимальным ставкам.

Как разъяснил «Фонтанке» Александр Токарев, директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ, дивиденды в пользу классических офшорных компаний, зарегистрированных на Британских Виргинских островах, Кайманах, Сейшелах и в прочих безналоговых гаванях, как правило, не выплачивались и ранее, так как у России с ними нет заключенных соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН).

«Если речь идет о Кипре или Мальте, то здесь есть несколько вариантов. Особой популярностью пользуется стратегия так называемого «сквозного» подхода, когда при выплате дивидендов в качестве фактического их получателя заявляется российский бенефициар и удерживается налог по ставке 13%, как если бы дивиденды выплачивались ему напрямую. Возможно, некоторые бенефициары не были готовы к такой открытости и, да, в таком случае дивиденды либо не выплачивались, либо просто удерживался 15-процентный налог у источника выплаты без раскрытия цепочки владения», — поясняет Александр Токарев.

«Никаких ограничений на ведение деятельности в России для резидентов САР не установлено. Надо также учитывать, что международные компании признаются валютными нерезидентами. Соответственно, при взаимодействии с российскими компаниями на них будут распространяться требования о валютном контроле. Популярность САРов будет расти в связи с пересмотром СИДН с Кипром в части повышения ставок по дивидендам и намерением Минфина ограничить применение нулевой ставки по дивидендам в пользу иностранных компаний, которые являются налоговыми резидентами России. Ключевое условие регистрации в САР — инвестирование 50 млн рублей в экономику страны, причем средства могут быть вложены различными способами и необязательно на территории САР», — разъясняет представитель КПМГ.

На официальном ресурсе Минэкономразвития https://www.economy.gov.ru/material/directions/investicionnaya_deyatelnost/specialnye_administrativnye_rayony/trebovaniya_k_rezidentam_sar_i_mezhdunarodnym_kompaniyam/ также уточняется, что 50 млн рублей должны быть инвестированы в течение 6 месяцев с момента регистрации. Кроме того, стать участниками САР не смогут банки и другие финансовые организации, операторы платежных систем и компании, зарегистрированные в странах, которые не входят в Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) и (или) не являются членами Комитета экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (Манивэл).

«Сейчас иностранные акционеры компаний в САР могут претендовать на ставку налога 5% у источника с получаемых дивидендов, если резидент САР является публичной международной холдинговой компанией по состоянию на 1 января 2018 года, иначе льгота не применяется. Кроме того, иностранный получатель дивидендов, прямо владеющий не менее чем 5% в капитале такой компании, должен предоставить подтверждение своего фактического права на дивиденды до даты их выплаты. Льгота при этом, согласно действующему законодательству, применяется только до 1 января 2029 года», — подчеркивает Евгений Непомнящих, директор группы Ernst&Young по оказанию услуг в области международного налогового планирования и налогообложения сделок.

Виктория Степанова, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: скриншот с сайта «Яндекс.Карты»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (4)

Картинка интересная, а вот сколько денег поступило в бюджет РФ в качестве налогов, там не сказано.

OldObyvatel
Поменять английское право на крепостное, я думаю, мало найдется идиотов.

Ruticon
среди приличного бизнеса дураков нет и сюда они не поедут.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор