Сейчас

-2˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-2˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как -6

2 м/с, вос

779мм

83%

Подробнее

Пробки

3/10

«Мы не гадалки и не ясновидящие». Вице-губернатор Елин объяснил, почему Смольный не готов назвать бизнесу точные сроки снятия коронавирусных запретов

34739
Предоставлено аппаратом вице-губернатора Евгения Елина
Предоставлено аппаратом вице-губернатора Евгения ЕлинаФото: Предоставлено аппаратом вице-губернатора Евгения Елина
ПоделитьсяПоделиться

Обращение предпринимателей в Кремль петербургские чиновники расценивают как попытку давления. Президент не шаман, чиновники не ясновидящие, а свободных коек в Петербурге, в отличие от Москвы, не хватает.

Во вторник, 23 июня, более сотни предпринимателей из сферы туризма, услуг, общепита и отельного бизнеса отправили письмо президенту Владимиру Путину, в котором пожаловались на отсутствие четких сроков снятия коронавирусных ограничений со стороны Смольного. После этого чиновники отменили все совещания по видеосвязи и удалили отправителя письма из чата. Позицию городского правительства «Фонтанке» прокомментировал вице-губернатор Евгений Елин.

— Евгений Иванович, после письма петербургских предпринимателей президенту Смольный отменил все ближайшие совещания по ВКС. Прокомментируете?

— Отмена ВКС технический характер носит. По письму президента — мы его прочли, оно, с нашей точки зрения, очень странный характер носит. Порядок [снятия ограничений] установлен штабом, куда входит Собянин, все вице-премьеры, Роспотребнадзор. Этот порядок устанавливает критерии, при которых снимаются те или иные ограничения. Эти критерии очень четко формализованы, они зависят от эпидемиологической ситуации.

— Но Москва, к примеру, сказала четкие сроки, когда она что запускает.

— Да, исходя из того, что в Москве было 15 тысяч коек свободных.

— Петербург не публикует показатель свободных коек, как вы знаете.

— У нас нет такого количества. Мы не достигли этого уровня. Но неофициально, в сетях, мы примерный график опубликовали. Потому что у нас, как минимум, двухнедельная разница с Москвой, если не больше. И мы не можем делать день в день то же, что Москва.

— Сергей Собянин тем не менее сказал точные сроки. Александр Беглов назвал примерные.

— Мы сказали примерные сроки. Но мы не гадалки, и мы не ясновидящие. К сожалению, вирус не всегда к нам прислушивается. Поэтому мы сказали, исходя из тех прогнозов, которые нам дают наши медики. Пока мы не ошибались. И все наши предположения сбывались и выполнялись. Нас трудно обвинить в введении в заблуждение. Смысл письма — чтобы президент прокомментировал, когда вирус покинет наш город. Но все-таки президент не шаман, президент не занимается гаданием, у него другая работа. Потому что снятие тех или иных ограничений зависит от эпидемиологической ситуации.

— Но Москва, получается, может предсказать, а Петербург нет?

— Москва по-другому подошла. Она вначале получила свободные койки. Она сделала это [объявила о снятии ограничений] ровно в тот момент, когда имела гарантии. Мы начали открываться раньше, чем Москва.

— То есть до того, как показатель достиг 50%, которых требует Роспотребнадзор даже для первого этапа снятия ограничений?

— Конечно.

— Какой сейчас в Петербурге коэффициент свободных коек?

— Это вы у медиков спросите. Но у нас далеко нет 50%.

— Хотя бы 20% есть?

— Давайте не будем гаданиями заниматься. Я отвечаю за свою работу, за медицину не отвечаю. Но такого показателя [50%] мы не достигли точно. Но мне кажется, он [коэффициент свободных коек] даже публикуется.

— Он не публикуется.

— Жалко.

— Кстати, почему? Это же ключевой показатель, от него много зависит. Бизнес бы следил за ним, как за биржевыми сводками.

— Политику в области публикаций определяет не моё ведомство. Тем не менее все объяснения мы давали. Что касается письма — на наш взгляд, оно некорректное. Потому что в группе [чате с бизнесом] мы все эти истории обсуждали и давали намного больше информации, чем в состоянии давать в общественное пространство. Мы договаривались о некоей саморегуляции рынка, о том, что коллеги из гостиничного бизнеса самоорганизуются, смогут сформулировать отраслевой стандарт, который будет приемлем для Роспотребнадзора, сформируют чек-листы, когда каждая гостиница сможет продекларировать, что эти требования стандарта они в состоянии соблюсти, а вот эти соблюсти не в состоянии, и возьмут на себя коллективные обязательства эти стандарты соблюдать. Вот это и есть, на наш взгляд, самоорганизация. К сожалению, у коллег не хватило воли, да и желания этой работой заняться. И началось такое давление, по нашей оценке, не очень корректное. Потому что все требования продиктованы необходимостью людей защитить — как сотрудников, так и посетителей. Я понимаю, что владельцы теряют деньги, несут убытки — это все мы понимаем и с уважением относимся. Но у них есть работники, есть посетители.

— То есть конфликт произошел на самом деле не из-за отсутствия графика, а из-за недовольства участников рынка требованиями безопасности?

— На наш взгляд, это нервный срыв. Понятно, что нервы у всех напряжены. Но для нас было бы куда приятнее, если бы был диалог о том, как нам безопасно выстроить эту отрасль. Это существенно ускорило бы открытие. Потому что мы с этими стандартами могли бы привести убедительные доказательства для Роспотребнадзора.

— Нервы, кажется, сдают не только у бизнеса. После письма президенту ВКС с бизнесом отменили. Тамару Буйлову, вице-президента Ассоциации малых гостиниц Петербурга, которая отправила обращение президенту, удалили из чата.

— Переговоры не получились с этой категорией. У нас же это не единственный чат — только HoReCa (отели, рестораны, кафе. — Прим. ред.). С остальными [бизнесами] все конструктивно. Мы абсолютно понимаем промышленность, в общем есть понимание с ретейлом. Но с руководителями HoReCa мы не вышли на конструктивный диалог. Поэтому, очевидно, нужно расширять группу.

— Под письмом президенту больше 100 подписей. Куда уж расширять? Или с подписантами вы больше не готовы вести диалог.

— Наверное, готовы. Просто уже на других принципах. Тогда надо переформатировать повестку и, может быть, участников. Для нас конструктивное общение — это диалог о поиске решения. Письмо идет под одним лозунгом «Доколе?»: «Доколе вы нам не дадите денег, доколе вы нас не открываете?» Лозунг хороший, но нам надо быть в диалоге, а не оправдываться, почему мы заботимся о здоровье. Потому что это наша работа и мы действительно заботимся о здоровье жителей.

— То есть вы пригласите в чат более лояльных предпринимателей?

— Нам не нужна лояльность, нам нужен конструктив, [мы хотим общаться с теми], кто повестку определит не в виде «какого числа вы откроете?», а «какие надо шаги предпринять, чтобы быстрее это все запустить?». Шаги — связанные с мерами безопасности.

— Сроки второго этапа снятия ограничений остаются в силе — с 29 июня?

— Может быть, даже чуть пораньше. Плюс-минус один день. То, что мы обещали, мы выполним.

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

Предоставлено аппаратом вице-губернатора Евгения Елина
Предоставлено аппаратом вице-губернатора Евгения ЕлинаФото: Предоставлено аппаратом вице-губернатора Евгения Елина

ЛАЙК1
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ1

Комментарии 102

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close