18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
19:28 24.04.2019

«Не каждый будет выставлять в социальную сеть свое тело». Педагог из Петербурга - о том, почему травля учителя за купальник возможна только на периферии

Увольнение школьной учительницы из-за «непристойного поведения» – тема номер один в образовательных учреждениях России. Об этом говорят родители, педагоги, ученики.

«Не каждый будет выставлять в социальную сеть свое тело». Педагог из Петербурга - о том, почему травля учителя за купальник возможна только на периферии

Александр Канайкин..фото предоставлено автором

Общероссийский флешмоб #УчителяТожеЛюди вызвал одобрение у жителей, казалось бы, охладевших британских островов. Английская пресса рассыпалась в комплиментах педагогам, которые стали выкладывать в соцсети свои фотографии. Среди сотен снимков нашлись и фигуры из Петербурга, но говорить об этом с журналистами девушки не захотели. Учитель информатики и детский психолог Александр Канайкин пять лет преподает в 178-й школе Центрального района. Барнаульскую учительницу, что лишилась работы из-за откровенно невинных фотокадров, ему приходится обсуждать и с детьми тоже. В разговоре с «Фонтанкой» он отмечает, что ханжество – это не пережиток коммунизма, а признак провинциальности. В Петербурге он не встречал среди коллег старшего поколения тех, кто с осуждением говорит о Татьяне Кувшинниковой.

- Боюсь, что «Фонтанку» снова обвинят в сексизме. Александр, вы оказались единственным петербургским учителем, который согласился публично выступить за право учителей носить купальники.

(Смеется.) А что, больше никто не отреагировал?

- Морально поддерживают многие, но говорить не готовы.





– Не вижу в этом никакой проблемы. Во всяком случае среди мужчин. Там же нет никакой подоплеки. Даже по фотографиям — у нее закрытый тип купальника. На одной. А на другой фотографии у нее вообще платье – тоже закрытого типа.

 - Наверняка обсуждаете на работе эту тему. Что говорят коллеги?

– Обсуждаем. Как и все, по стране в основном считают, что это (травля барнаульской учительницы. – Прим. ред.) перегиб. Слишком много этому внимания уделяется. Ничего плохого они (коллеги. – Прим. ред.) в этом не видят. Человек выставил фотографию в купальнике. При этом она в купальнике находится не где-то там, на квартире или еще где, а она находилась именно в том месте, где непосредственно занимается спортом. Поэтому в принципе ее все поддерживают.

- То есть, если бы она находилась в купальнике «на квартире», это многое бы изменило?

(Пауза.) Наверное, больше все-таки сходятся в том, что личная страница в социальных сетях – это личная страница. И человек имеет право выкладывать туда все, что считает нужным. То есть нужно придерживаться каких-то общих правил и норм морали, что можно выкладывать в Интернет, а что нельзя, несмотря на то, является ли человек учителем, врачом, строителем или любой другой профессии.

- После этой истории директор или завуч не проводили с вами воспитательной работы, не объясняли нормы морали и приличия?

– А что здесь скажешь? Единственное, что могло бы быть, наверное, это сказать, мол, будьте аккуратны, родители не дремлют, могут потом против вас ваши же фотографии и использовать. Для того, чтобы раздуть какую-нибудь шумиху, например. С другой стороны, не все выкладывают свои фотографии в купальнике не потому, что это неправильно, а потому, что ты выглядишь не очень. (Смеется.) Вот она выложила, она же спортом занимается, соответственно, у нее и тело спортивное. То есть ей есть что выставить. Не каждый, мне кажется, будет выставлять в социальную сеть свое тело, потому что оно не соответствует общепринятым представлениям о красоте тела.

- Главный аргумент защитников барнаульской учительницы, что травля за фото в купальнике — это ханжество, наследие советских времен. Вам приходилось уже с подобным сталкиваться?

– Год назад был подобный флешмоб. Не помню, в каком городе, но был такой же случай. И педагоги под хештегом «учителятожелюди» выкладывали подобные снимки. То есть это не первый случай. И, как правило, такие случаи происходят не в крупных мегаполисах вроде Москвы, Петербурга или других городов-миллионников, а где-то там, на периферии. И в силу того, что это на периферии, там это более бурлит.

- С детьми вы эту историю обсуждали? Ученики как реагируют?

– Сегодня дети в школе спрашивали, поддержу я флешмоб или нет. Ученики считают, что это бред. При этом они же видели эту фотографию, из-за которой весь сыр-бор, и они говорят: «А что в ней такого?». Мне сегодня ребенок, 9 класс, сказал интересную вещь. «А вот если, например, я, как ученик, иду по пляжу и вижу учителя в купальнике, что должен делать учитель — прыгать в воду?» (Смеется.)

- У вас большой коллектив? Много среди учителей молодых?

– У нас школа небольшая. Коллег примерно 25. У нас даже много мужчин среди учителей – биологии, информатики, физкультуры, русского языка, географии. Замдиректора по административно-хозяйственной работе – тоже мужчина. Довольно много учителей в возрасте до 30 лет.

- То есть мы уходим от того, что профессия учителя не престижна и низкооплачиваемая?

– Нет, мы от этого не уходим. Вы в одном вопросе задали два. Первый — про престиж. Профессия всегда была престижная. А вот низкооплачиваемой так и осталась. Просто в силу того, что сейчас с работой не очень хорошо у многих, люди идут и в школу работать. Но есть такой момент, что многие и увольняются, например. После полугода. У меня такого в школе нет, но у коллег в других школах такое есть. То есть учитель приходит молодой, после университета, отрабатывает год и уходит. Потому что понимает, что сама система не для него и та оплата, которая дается за тот объем работы, не соответствует. Поэтому человек уходит.

- Вы можете сравнить себя и своих более старшего возраста коллег? Чем вы, учителя нового поколения, отличаетесь от учителей советской школы?

– Поколение, которое сейчас работает, оно выросло, наверное, в капиталистической стране. Поэтому они четко понимают, и я, и мои коллеги, что любая работа должна оплачиваться. То есть у нас капиталистический взгляд – за любую работу должны платить  деньги. А поколение, которое чуть старше, оно воспитывалось в другом направлении, в другом духе — они больше альтруисты, наверное.

- Вопрос к вам как к психологу. С кем ребенок пойдет быстрее на контакт: с молодым учителем или с педагогом, с которым у него 40 или 50 лет разницы в возрасте?

– Я думаю, так нельзя разделять. Есть учителя молодые, которые не могут найти общий язык с ребенком. Тут зависит не от возраста, а от профессионализма, от образования, которое он получил, от того, зачем он вообще пришел работать в школу. Может быть, он случайно — у него выбора не было, и он пошел в школу. А с детьми совсем не умеет ладить. Есть учителя, которым 50 лет, и они с легкостью находят общий язык с детьми, пользуются бесспорным авторитетом.

- Вы в образовательной системе 5 лет и уходить из школы не собираетесь. Вам удалось преодолеть трудности, в отличие от коллег, вас система не сломила?

– Во-первых, у меня проблем нет, которым нужно было бы сопротивляться. Многое зависит от руководства, создает ли оно проблемы. У меня оно не создает проблем, чтобы хотелось уйти. Единственное, что всегда ключевой вопрос – это деньги. Деньги платят небольшие.

- Но, тем не менее, уходить вы не собираетесь.

– Нет, пока не собираюсь. Надеюсь, что будут побольше платить. (Смеется.)

- Вы сами себе противоречите. Говорите, что поколение молодых учителей придерживается капиталистических взглядов, им важна достойная оплата труда, и вы относитесь к этому поколению...

– Но вы же не знаете, сколько я получаю.

- Я стесняюсь задавать вам такой вопрос.

– Правильно. (Смеется.) Понимаете, есть же коэффициент, например, по стажу, за образование, за дополнительное образование. Когда все это складывается, получается определенная сумма. И коллеги, которые приходят работать в самом начале, у них выходит очень маленький оклад. А они не хотят ждать. Они могут найти другую работу. Продавца, например. С 9 до 6, и они будут получать больше. И это притом что работа учителя – это не с 9 до 6, это с 9 – и пока не уволишься. Мой финансовый предел пока меня устраивает. Как только я пойму, что мне нужно больше денег, конечно, я уволюсь.

- Я так надеялась, что вы мне сейчас скажете о призвании, о долге, о любви к детям.

– Большинство учителей, которых я знаю, они всегда говорят одно, как и врачи мои знакомые, все эти слова про призвание – это для того, чтобы не платить больше. Я считаю, что это работа, которую нужно выполнять качественно. Все. Я бы хотел, чтобы моего ребенка учил не человек по призванию, а тот, который качественно работает, отвечает за результат. А человек по призванию может любить детей, но плохо учить.

Беседовала Юлия Никитина,
«Фонтанка.ру»

Справка:

Скандал в Алтайском крае получил широкое распространение в конце марта. 38-летняя педагог из Барнаула Татьяна Кувшинникова была вынуждена уволиться после опубликованных в соцсети фотографий — на одной она в коротком платье, на другой в купальнике. По словам учительницы, недовольные родители одного из учеников пожаловались в администрацию школы, и началось давление на преподавателя. Российские учителя запустили в Рунете флешмоб в поддержку Кувшинниковой. Участники акции поделились похожими снимками в купальниках или откровенной одежде, помечая их хештегом #УчителяТожеЛюди.

1 апреля министр образования Алтайского края Максим Костенко сообщил, что Татьяна Кувшинникова трудоустроена в региональном институте повышения квалификации педагогов. Ей предложили работать «на стыке своих образований — художественного творчества и филологии».

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор