18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
19:04 13.12.2018

Нарушившим ритуал предлагал сняться с учета офицер КГБ

Уголовный розыск нашел человека, благодаря которому конфликт в петербургской похоронке стал достоянием гласности.

Нарушившим ритуал предлагал сняться с учета офицер КГБ

Александр Дроздов/Интерпресс

Бывший старший оперуполномоченный Комитета государственной безопасности, 20 лет посвятивший защите Родины от всевозможных врагов, попался петербургскому уголовному розыску. Представляясь работником военкомата, он предлагал сняться с учета тем, кого не знает, по просьбе того, кого не помнит. Потерпевшими оказались участники коллектива, от художеств которого лет 15 назад содрогался городской похоронный бизнес. 

Флибустьер XXI века

Отставной офицер КГБ СССР Анатолий Жулейко испытывал определенные материальные трудности на пенсии и решил подзаработать. Знакомый привел пенсионера в свой офис, расположенный где-то в Центральном районе Петербурга, и познакомил там с Борисом Борисовичем – бывшим, как сказал знакомый, сотрудником органов внутренних дел, который до сих пор как-то с ними связан. Знакомый умер, контактов Бориса Борисовича господин Жулейко никогда не знал (ему объяснили: мол, меньше знаешь, крепче спишь), но за работу взялся. 

Получил несколько телефонных номеров, на которые звонил, чтобы выяснить, живет ли такое-то лицо по такому-то адресу. Имевшиеся у пенсионера КГБ сведения ограничивались тем, что все его абоненты когда-то работали в моргах или на кладбищах. С Борисом Борисовичем он встречался раз в два месяца, 30-го числа, на перекрестке Тихорецкого проспекта и проспекта Культуры у плаката «Выборгская сторона 300 лет». Там он получал фамилии, адреса и пожелания выяснить, насколько сейчас они друг с другом соотносятся. 

Телефонные звонки, которые делал господин Жулейко, отличались подзабытой романтикой. Он представлялся работником военкомата и рассказывал собеседникам о необходимости снять их с учета. Так отставной офицер КГБ сам описал свои похождения под протокол, давая объяснения в петербургском уголовном розыске.

«Фонтанка» описывала эту драму и даже публиковала аудиозапись одного такого разговора, предоставленную редакции бизнесменом Маратом Дрейзиным, которого с нулевых годов считают человеком из ближайшего окружения лидера банды санитаров Павла Беляева. 

Именно с предложений «сняться с учета» началась медийная часть конфликта между двумя бизнес-группами в петербургской похоронке. На одной стороне мы видим миллиардеров Игоря Минакова и Валерия Ларькина (президент Ассоциация предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона), на другой – Марата Дрейзина. Вернувшийся весной из мест заключения в Петербург Павел Беляев в свежем сезоне похоронных войн заметного для нас участия не принимает, но, надо полагать, «Борис Борисович» думал по-другому: кагэбэшник Жулейко звонил и его близким. 

Здесь начинается драматургия эволюции сознания: мы наблюдаем живые примеры превращения вчерашних героев криминального мира в законопослушных граждан и позавчерашнего офицера самой престижной спецслужбы страны – во флибустьера средневековья.

Надо лишь обладать не очень распространенным знанием: в далеких 1990-х участники похоронных банд иногда называли свой коллектив "военкоматом", а предложения сняться с учета напоминали флибустьерскую черную метку из романа «Остров сокровищ» – с учета снимают умерших. Но только классика вечна, остальное – веяние времени. 

Это будни XXI века

Можно ли представить себе участника банды санитаров, который идет в полицию жаловаться на странные телефонные звонки? Спросим любого ветерана сыска, ушедшего на пенсию лет 5 – 10 назад: сколько раз он встречал таких потерпевших? Ответ будет однозначным. Сегодня банды санитаров не существует, а вполне легальные бизнесмены предоставляют родственникам умерших ритуальные услуги в похоронном бизнесе. Но смысл звонка из «военкомата» с предложением "сняться с учета" они хорошо помнят. 

В марте 2018 года 2-й отдел ОРЧ № 1 ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области принял заявление от Марата Дрейзина о возможных противоправных действиях в отношении него и его знакомых. 2-й отдел ОРЧ № 1 – это центральный аппарат петербургского уголовного розыска, в котором никогда раньше не наблюдали таких людей, как Павел Беляев или Марат Дрейзин, в амплуа потерпевших. Но в 21-м веке солидные бизнесмены обращаются в полицию, если им портят настроение рудименты далекого прошлого. И в этом нет ничего особенного. 

На прошлой неделе Марат Дрейзин истребовал через суд материалы проверки по своему заявлению, потому что лаконичной бумажки о том, что в отношении него и его знакомых противоправных действий не совершалось, ему показалось мало. Постановление Смольнинского районного суда Петербурга на днях открыло заветные материалы, из которых он узнал, что уголовный розыск потребляет деньги налогоплательщиков не просто так: любитель военкоматов установлен, а состава преступления в его действиях – нет. Господин Дрейзин счел необходимым показать материалы корреспонденту «Фонтанки» – так мы узнали про бывшего сотрудника КГБ СССР Анатолия Жулейко и о его откровениях с сыскарями УР.

Кстати, под протокол господин Жулейко рассказал, что, устанавливая места обитания своих абонентов под военкоматной легендой, был уверен, будто помогает органам внутренних дел. Желание помочь полиции не может расцениваться как мотив преступления.

Снятые с учета

В июне сего года звонки «из военкомата» обсуждал с «Фонтанкой» директор юридической компании «Брейтман Право» Николай Крюков, который в мае стал жертвой нападения у своего дома в Стрельне. Николай уверен, что эти звонки увязаны в одну цепочку событий с нападением на него, которое он сам связывает с юридическим сопровождением конфликта между похоронными бизнес-группами в интересах той из них, которую координирует Марат Дрейзин.

Об этих же звонках упомянул в своем заявлении в правоохранительные органы генеральный директор юридической компании «Светлый путь» Александр Лашер. 28 сентября 2018 года в машину компании закачали жидкость, цвет и запах которой напоминает фекалии, – по данному факту зарегистрировано его официальное обращение в полицию. По словам Лашера, в конце прошлого года ему тоже звонили «из военкомата» на предмет «сняться с учета».

Одним из абонентов был и Алексей Сомов, который недавно дал «Фонтанке» интервью, где признался в поджоге магазина ритуальных услуг на территории Ломоносовской межрайонной больницы в январе 2017 года. Алексей дал аналогичные показания в рамках уголовного дела, возбужденного по факту нападения на Николая Крюкова, – Сомов считает, что за этим преступлением стоят те же люди, что и инициаторы осуществленного им поджога. 

Yandex не располагает какими-либо сведениями относительно отставного офицера КГБ Анатолия Жулейко, зато легко находит Артура Анатольевича Жулейко – в декабре 2011 года он принимал участие в XVI Международной научно-практической конференции НП «Ассоциация Российских Детективов» в качестве представителя детективного агентства «Бюро частных расследований». Информационно-аналитическая система «СПАРК-Интерфакс» видит бизнес-связи между учредителями ООО «Детективное агентство «Бюро частных расследований» (исключено из ЕГРЮЛ в 2012 году) и коммерческими структурами миллиардеров Игоря Минакова и Валерия Ларькина. Они, напомним, в текущих похоронных войнах являются оппонентами Марата Дрейзина. Марат уверен, что Анатолий Жулейко действовал именно в их интересах. 

Екатерина Шонина для «Фонтанки.ру» 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор