Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

22:13 19.08.2019

Тень Нотяга легла на градозащиту

Арест депутата Нотяга бросил тень на все градозащитное движение Петербурга. Смольному необходимо пересмотреть отношение к протестным движениям, говорят девелоперы.

Тень Нотяга легла на градозащиту

Евгений Асмолов/Trend/ДП

Гендиректор компании «Воин В» Олег Глущенко публично обвинил градозащитников и активистов в применении незаконных методов для остановки программы реновации Ульянки. Депутаты готовы ответить войной. А девелоперы предлагают пересмотреть саму систему общественного обсуждения и согласования проектов. 

Спустя два дня после ареста депутата Вячеслава Нотяга по подозрению в подкупе взяткодатель Олег Глущенко созвал пресс-конференцию, едва ли не первую за всю работу над реновацией квартала 2А Ульянки рядом с парком Александрино. Глава компании-застройщика объявил виновниками затягивания реновации жительницу квартала Наталью Баланюк и активистов Илью Попова и Николая Лаврентьева из Митрофаньевского союза и «Группы ЭРА».

Под прицелами телекамер Олег Глущенко назвал активистов «лжеградозащитниками». При поддержке народных избранников им удалось понизить до 30 метров высоту застройки части квартала, примыкающей к проспекту Стачек, заявил Глущенко. Горожане оспорили в суде норму закона 820 об охранных зонах. Как оказалось, прописанную в нем высоту в 75 – 80 метров утвердили без согласования Минкультуры. Предложение о повышении регламента при рассмотрении в ЗакСе внес депутат Сергей Никешин, сославшись на технические правки.

«Была нарушена процедура, и об этом знали депутаты. Конечно, они посоветовали, подсказали, дали своих юристов», – рассказал Олег Глущенко. Он открыто заявил: именно активность народных избранников и активистов затормозила реновацию квартала и расселение хрущевок.

Реклама

Работая в связке с депутатами, горожанам удавалось обойти требования исковой давности при оспаривании решений Смольного 2008 – 2009 годов. Активисты обращались за нужными документами к Нотягу, депутат запрашивал их в администрации. И противники реновации заявляли суду, что только что узнали о решениях из письма депутата.

Более того, Олег Глущенко впервые публично обвинил градозащитников в нарушении закона. «Они полтора года назад сожгли наш экскаватор стоимостью более 100 тысяч евро. Я сам видел в материалах уголовного дела — это были двое мужчин, они перелезли через забор, облили бензином два экскаватора, один из которых нам удалось спасти, – заявил глава застройщика. – И почему-то за 2 минуты до того, как был совершен поджог, раздался звонок на телефон Баланюк. А через 5 минут раздался звонок на телефон Лаврентьева. Звонили двое мужчин, которые проживают на севере города, но в 4 часа ночи оказались в Ульянке».

Правда, сам Николай Лаврентьев, к которому «Фонтанка» обратилась за комментарием, отверг обвинения. По его словам, первой о происшествии действительно узнала Наталья Баланюк. Окна ее квартиры выходят на стройку. Женщина проснулась от взрыва и сразу же позвонила Лаврентьеву. Лиц, поджегших экскаватор, активисты не знают.

Второй пример Олега Глущенко — якобы фальсификация военно-исторической справки. По заказу Николая Лаврентьева был изготовлен документ о возможном захоронении красноармейцев на месте строительства ЖК «Шереметьевский дворец» в квартале реновации. Справку, по его словам, изготовил Виктор Кунтарев из организации ветеранов-однополчан. «Он берет 150 тысяч рублей за такие справки», – заявил Глущенко. Из-за жалобы активистов в прокуратуру компании пришлось остановить стройку и провести поисковые работы. В итоге захоронения не обнаружили, а убытки застройщик оценил в 800 тысяч рублей.

На это Лаврентьев тоже ответил. По его словам, застройщик пытался доказать фальсификацию справки в суде. Однако доводы «Воина В» не были приняты. «Нет никаких доказательств», – говорит активист.

Из-за активности противников реновации компания «Воин В» оказалась в патовой ситуации. После проигранных судов высота комплекса «Шереметьевский дворец» сократилась с 23 – 25 этажей до 9. Компании пришлось пересматривать проект и сносить уже начатый подземный пакинг на 750 машин. Стройку еще одного комплекса – «Бенуа-2» – периодически замораживают из-за судебных тяжб активистов. Более того, в ноябре прошлого года суд отменил проект планировки квартала. Его придется разрабатывать заново.

«Это ничего не имеет общего с градозащитным движением. Им нет дела до жителей квартала. У нас 3,5 тысячи людей ждут расселения», – негодует Глущенко.

Реклама


В ответ активисты называют реновацию Ульянки уплотнительной застройкой. «Наша позиция правильная. Может быть, Олег Глущенко планировал нанести нам урон. Но арест Нотяга нас ни в коем случае не дискредитировал», – реагирует Лаврентьев.

Впрочем, коллеги по цеху в чистоте мундира не столь уверены. Арест Вячеслава Нотяга действительно бросает тень на градозащиту, соглашается Юлия Минутина, координатор движения «Живой город». Хотя и считает выступление Глущенко политическим шагом. «Это не первый раз, когда инвесторы обвиняют градозащитников в каких-то корыстных интересах. То ли они не могут понять, что есть люди, которые хотят жить в красивом и удобном городе и готовы защищать свои интересы, то ли это отвлечение внимания от их собственных нарушений», – добавляет она.

«Моя гипотеза: вся эта кампания организована с целью дискредитировать градозащитников, для того чтобы представить нас корыстными людьми. Если Олег Глущенко подозревает активистов в противоправной деятельности, пусть обращается в правоохранительные органы. Пока же жители квартала добились отмены всей градостроительной документации», – говорит депутат ЗакСа Борис Вишневский.

Подозрения в причастности к скандалу Сергея Никешина депутат отвергает. Поправку о повышении планки до 80 метров в охранной зоне Александрино Никешин представлял как глава профильной комиссии ЗакСа, в силу своего статуса. «Возможно, по согласованию с администрацией», – говорит Вишневский.

В свою очередь, снижение высотности в защитной зоне парка произошло после представления прокуратуры в адрес вице-губернатора Игоря Дивинского от 7 марта 2014 года. «Об этих изменениях также докладывал Никешин, но он не был автором поправки», – защищает коллегу Вишневский.

Народные избранники посчитали выступление Глущенко объявлением полномасштабной войны. В конце мая комиссия ЗакСа по городскому хозяйству намерена инициировать депутатские слушания по выполнению программы реновации. Застройщику припомнят и то, что 75% долей компании оформлены на кипрский офшор «Комзестар девелопментс», и слишком медленное расселение жителей хрущевок. Пока что им передано 20 квартир. В этом году обещают еще 110. Это меньше десятой доли того, что планировалось передать к февралю 2018 года.

Сам Никешин, как глава комиссии, уже одобрил проведение слушаний, а также заявил о готовности подать в суд на главу «Воина В».

«Среди градозащитников есть немало профессионалов, отстаивающих права горожан, заботящихся о качестве застройки и благоустройстве. Но, к сожалению, есть и множество примеров обратного: когда вместо решения проблемы ситуация заводится в тупик с целью набора политических очков», – говорит Дмитрий Михалев, руководитель службы по работе с госорганами компании «СПб Реновация».

Программа реновации кварталов с хрущевками поделила горожан на два лагеря — на тех, кого коснулось расселение, и жителей сохраняемых домов. «Проблема состоит в том, что часто депутаты и градозащитники занимают сторону именно жителей, которые не попали под расселение, игнорируя интересы молчаливого большинства. При этом никто из них не готов ответить на вопрос: а что будет с ветхим жильем, если не вести его реновацию? Есть ли у жителей кварталов альтернативы по улучшению жилищных условий?» – добавляет Владимир Ефремов.

Между тем напористость градозащитников остановила уже не один полностью согласованный проект в Петербурге. Компания «Реформа», связанная с подрядчиком «НСК-Монолит», не может застроить участок на Шпалерной улице, «Плаза Лотос групп» братьев Бориса и Михаила Зингаревичей была вынуждена отказаться от реконструкции Конюшенного ведомства, а «Группа ЛСР» – от возведения апарт-отеля на месте блокадной подстанции. «Охта центр» пришлось перевезти в Лахту.

Для инвестиционного рынка это недобрые знаки. «Необходимо установить такую систему работы, когда градозащитные движения не получали бы слишком много формальной или неформальной власти, – считает Олег Барков, глава Hansa group. – Возможно, нужна более широкая дискуссия во время согласования проектов, но девелоперы должны быть уверены, что у градозащитников не будет права вето. Как только появляется риск, что общественные движения могут похоронить проект, сразу начинаются взятки».

«Нужны диалог и соблюдение закона всеми сторонами — и градозащитниками, и девелоперами, и властью», – согласен Александр Вахмистров, председатель совета директоров «Группы ЛСР».

Градозащитники, в свою очередь, предлагают застройщикам играть в открытую, обсуждать проекты с экспертами и не ограничиваться формальными процедурами, предписанными законом. «К сожалению, застройщики часто поначалу не воспринимают всерьез негативное общественное восприятие проекта, а затем пытаются обойти его. Но сохранность памятников не должна ставиться в зависимость от экономической эффективности проектов», – считает Антон Иванов, зампредседателя петербургского отделения ВООПИиК.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор