18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
10:08 16.11.2018

Сбербанк и "Роснефть" ищут справедливости в Европе

Уже четыре российские компании обратились в суд Европейского Союза с требованием отменить введенные против них санкции. Эксперты высоко оценивают их шансы на победу и даже на взыскание причиненных убытков. Тогда как иностранным поставщикам продовольствия и их российским партнерам вряд ли удастся возместить ущерб, который они понесли в результате ответного хода России.

Сбербанк и "Роснефть" ищут справедливости в Европе

Уже четыре российские компании обратились в суд Европейского Союза с требованием отменить введенные против них санкции. Эксперты высоко оценивают их шансы на победу и даже на взыскание причиненных убытков. Тогда как иностранным поставщикам продовольствия и их российским партнерам вряд ли удастся возместить ущерб, который они понесли в результате ответного хода России.

Санкции ЕС оспорили ОАО «Роснефть», «Газпром-нефть», Сбербанк России, банк ВТБ, а также олигарх Аркадий Ротенберг. Их иски направлены в расположенный в Люксембурге суд Европейского Союза (European Court of Justice). Своих аргументов заявители не разглашают:

«Поскольку дело подлежит рассмотрению Судом Европейского Союза, в соответствии с обычной практикой для такого рода вопросов банк не будет комментировать свое исковое заявление до момента окончательного решения вопроса», – отмечается в пресс-релизе ОАО «Сбербанк России».

В поисках справедливости...

Суд в Люксембурге нередко именуют Европейским судом справедливости. Его функции заключаются в проверке законности актов различных органов ЕС, а также толковании общеевропейского права по запросу судов входящих в Союз стран.

В своем обращении в суд истцы считают незаконными санкции, введенные Советом ЕС. Напомним, директива ЕС запрещает всем инвесторам Старого Света выдавать ряду российских компаний и банков займы на срок более месяца. Ограничено и размещение ценных бумаг.

«Запрещается прямая или косвенная покупка, продажа, предоставление брокерских услуг или участие в выпуске или других сделках с первичными ценными бумагами и инструментами валютного рынка с длительностью обращения выше 90 дней», – предписывается в документе ЕС.

Также вводятся запрет на поставку товаров двойного и оборонного значения, проведение геологоразведочных и иных работ совместно с попавшими под санкции организациями.

Опрошенные журналистом «Фонтанки» эксперты положительно оценивают перспективы поданных в люксембургский суд исков. «Вероятность удовлетворения таких требований есть, поскольку иски поданы на соответствующий акт ЕС, что правомерно. Осталось дело за малым – доказать, что этот акт необходимо отменить», – полагает Наталья Брусенцова, корпоративный юрист Объединенной консалтинговой группы.

С экспертом солидарен и руководитель корпоративной практики юридической компании Pen&Paper Станислав Данилов.

«Истцам необходимо доказать отсутствие оснований для введения санкций. Например, если будет установлено, что чиновники ЕС пользовались недостоверной конфиденциальной информацией, иск будет иметь перспективы на удовлетворение», – говорит он.

Предположения юристов основаны на практике работы Европейского суда справедливости. Даже когда речь идет о вопросах борьбы с терроризмом и иным злом вселенского масштаба, служители Фемиды (а это представители всех стран ЕС) требуют конкретных и неопровержимых доказательств причастности к противоправной деятельности включенного в «черный список» лица.

Самый показательный пример – дела обвиненного британскими властями в финансировании производства ядерного оружия и баллистических ракет частного иранского банка Mellat, а также Центрального банка Ирана. В обоих случаях европейские политики не смогли доказать выдвинутые обвинения.

«ЕС не может вводить санкции против государств, корпораций или индивидуумов без каких-либо на то оснований, которые могли бы служить достаточным доказательством в суде, если встанет вопрос о законности таких санкций», – заключил суд справедливости.

Так же – с претензией на беспристрастность – в Люксембурге рассматривают дела частных лиц. Например, необоснованными были признаны санкции, введенные против ведущего «Общенационального телевидения» Республики Беларусь Алексея Михальченко.

По мнению чиновников Старого Света, он (как, наверное, и включенный в «черный список» российский коллега Дмитрий Киселев) является «инструментом государственной пропаганды на ТВ, поддерживает и оправдывает репрессии против демократической оппозиции и гражданского общества».

Но доказать такие выводы в судебном заседании не удалось. По решению Европейского суда были отменены санкции и против Ахмеда Каддафи ад-Дама – двоюродного брата бывшего лидера Ливии. Он возглавлял элитный батальон личной охраны президента, но никаких доказательств участия в террористической деятельности после свержения Муаммара Каддафи найти не удалось.

Правда, надо отметить, что рассмотрение дел в Европейском суде длится в среднем около двух лет. По прогнозам аналитиков, санкции против России могут быть отменены уже в марте, так как для их продления необходимо единодушное решение всех стран ЕС.

...и money

Иранский банк Mellat уже предъявил новый иск – теперь он требует взыскания около 4 млрд долларов убытка, причиненного незаконными санкциями. Поэтому Станислав Данилов не исключает, что такие же имущественные требования могут выдвинуть и российские компании и банки.

«Но сомневаюсь, что они будут удовлетворены, – истцам вряд ли удастся доказать реальность убытков. Ведь европейские банки не обязаны были кредитовать российские организации, истцы могли привлечь финансовые ресурсы на других рынках и так далее», – говорит юрист.

Де-факто эти выводы еще летом подтвердил и сам глава Сбербанка России Герман Греф. По его словам, уменьшение лимита по сроку размещения средств не повлияет на банк. Кроме того, опубликованный финансовый отчет свидетельствует, что за девять месяцев этого года размер заемных ресурсов от нерезидентов (кредиты, депозиты и иные привлеченные средства на срок свыше 30 дней) снизился всего на 2 процента – с 1,2 до 1,76 млрд рублей. А объем займов на срок от месяца до трех, полученных от иностранных банков, за тот же период вырос почти в 12 раз.

Опровергает влияние санкций на отечественные кредитные организации и Банк России. По его данным, у включенных в «черные списки» ЕС банков продолжается рост активов, «сохраняется высокое доверие со стороны клиентов». Кредитные организации сократили объем операций с нерезидентами и переориентировались на российский рынок.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин также убежден, что «западные санкции не повлияли на финансовые показатели компании, и она не нуждается в крупных кредитах». В то же время компания претендует на деньги из Фонда национального благосостояния, но они нужны, по утверждению руководства, не для рефинансирования долгов, а для реализации инвестиционных проектов.

Молочные реки и кисельные берега

Совсем иная ситуация складывается вокруг контрсанкций, введенных Россией 7 августа. Подписанным премьер-министром России постановлением запрещается ввоз из стран Евросоюза мяса, свинины и птицы, рыбы, молока, сыров, творога, колбас, а также овощей, корнеплодов, фруктов и орехов.

Его жертвами стали не только иностранные производители, ориентированные на российский рынок. У закрытых ворот на таможне оказались фуры и сухогрузы, отправившиеся в направлении нашей страны задолго до введенного в режиме блицкрига эмбарго. В зависимости от условий контракта, убытки (в том числе стоимость испорченных продуктов) понесли как европейские поставщики, так и их российские партнеры – импортеры, оптовики, перевозчики и другие участники рынка.

По мнению юристов, принимая решение об установлении ограничений на ввоз продуктов, российские власти действовали на основании принятого еще в 2006 году федерального закона «О специальных экономических мерах». Он предусматривает ответственность исключительно за уклонение от применения установленных санкций, тогда как вопрос возмещения причиненного ими вреда вообще не рассматривается.

Поэтому пострадавшие от введения эмбарго бизнесмены вряд ли могут рассчитывать не только на возмещение убытков, но и на установление справедливости. Ведь, в отличие от ЕС, никакой наднациональной судебной инстанции в нашей стране нет.

«Оспаривать решение о введении санкций можно только в российском суде, – убежден Станислав Данилов. – Но это бессмысленно – постановление правительства РФ о запрете ввоза продуктов соответствует национальному законодательству. Поэтому нельзя говорить и об убытках».

По его мнению, не стоит рассчитывать и на защиту со стороны Всемирной торговой организации (ВТО). «Конкретные компании не могут обращаться в инстанции ВТО – такие права есть только у стран-участниц. Для рассмотрения таких дел предусмотрены специальные процедуры, основная цель которых – достигнуть консенсуса. Эти процессы могут длиться месяцы и даже годы. Причем если на каком-нибудь этапе Россия отменит санкции – взыскать стоимость испорченных продуктов и другие убытки не удастся», – говорит Станислав Данилов.

Павел Нетупский,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор