Сейчас

+1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+1˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как -3

3 м/с, ю-з

754мм

82%

Подробнее

Пробки

2/10

В России ввели наказание за фейки о российской армии. Юристы объясняют, что это значит

54391
Фото: Огнев Михаил / «Фонтанка.ру» / Архив
ПоделитьсяПоделиться

Госдума 4 марта сразу во втором и третьем чтениях одобрила два залежавшихся на стадии принятия в первом чтении законопроекта. Поправками к первому ужесточили Уголовный кодекс, ко второму — Кодекс об административных правонарушениях. Более того, в этот же день закон одобрил Совет Федерации и подписал президент Владимир Путин. Текст законов можно почитать здесь и здесь.

Если вкратце, в Уголовный кодекс вводятся статьи: № 207.3 «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации», № 280.3 «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности» и № 284.2 «Призывы к введению мер ограничительного характера в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации или российских юридических лиц». Наиболее строгое наказание — 15 лет заключения.

Заодно в КоАП РФ появится статья-тёзка уголовной статьи про дискредитацию ВС РФ. По ней будут судить тех, в чьих действиях не усмотрят уголовно наказуемого деяния. Для граждан это штрафы до 100 тысяч рублей, для юрлиц — до миллиона рублей.

Вадим Клювгант, адвокат:

Фото: скриншот YouTube / Адвокатская газета
ПоделитьсяПоделиться

— Есть предел, до которого можно осуществлять правовую экспертизу законодательных инициатив. Этот предел пролегает по линии правового, а не политически и идеологически конъюнктурного характера законопроектов и законов. По этой причине не вижу возможности для юридического анализа последних законодательных инициатив. Могу сказать лишь то, что требованиям правовой определённости они, на мой взгляд, явно не отвечают, и значит, предполагают возможность произвольного и избирательного применения.

Адвокат Наталья Шатихина, кандидат юридических наук, управляющий партнёр CLC:

Фото: скриншот YouTube / Gorod Plus
ПоделитьсяПоделиться

— Ответственности за <фейки> касается только одна из трех внесенных в УК РФ статей — ст. 207.3. Ее состав сводится к умышленному распространению заведомо ложной информации об использовании ВС РФ в целях, установленных еще старым <ельцинским> законом 1995 г. То есть речь идет о воздействии на общественную безопасность (статья, близкая <телефонному терроризму>), когда лицу достоверно известно, что распространяемые данные не соответствуют действительности. Право использования ВС за рубежом для защиты своих граждан есть в законодательстве ряда западных стран. Не только США, но и, к примеру, Франции. Ограничения связаны с тем, что во всех государствах без исключения сведения о действующей армии относятся к государственной тайне, которую нельзя ни собирать, ни распространять под угрозой госизмены, а распространение ложной информации рассматривается как содействие противникам. Здесь ничего оригинального в нашем законодательстве не появляется. Если кто-то следит за существом процессов над Ассанжем — претензии США касаются информации об использовании ВС в Ираке и Афганистане. В глобальном сетевом мире роль информационной войны растет. Две другие статьи отнесены к главе о преступлениях против конституционного строя и безопасности государства. Ничего общего не имеют с фейками. Надо сразу сказать, что уголовная ответственность возникает только в случае административной преюдиции, т. е. у лица, ранее привлеченного за это же действие к административной ответственности. Одна касается публичной дискредитации использования ВС РФ и призывов к воспрепятствованию им, а вторая — публичных призывов к личным или коллективным санкциям. Эти статьи, в отличие от первой, обладают значительным запасом неопределенности, поскольку термины не являются устоявшимися.

Справедливости ради, так как в этих случаях требуется предварительное привлечение за аналогичные действия к административной ответственности, у лица на руках уже должен быть текст вступившего в силу судебного решения с подробным описанием его деяния.

Обращу внимание, что УК РФ, как и ряд других стран, позволяет привлекать к ответственности и иностранных лиц, совершивших преступления за границей. В этой же логике следует рассматривать и изменения в КоАП РФ, устанавливающие возможность конфискации имущества юридического лица, вовлеченного во враждебную РФ деятельность. Следует признать, что и в этих установлениях мы отнюдь не оригинальны. В той или иной форме подобные процедуры существуют во многих государствах. Как будет складываться судебная практика, время покажет.

Евгений Смирнов, адвокат Ленинградской областной коллегии адвокатов:

Фото: Фото из личного архива Евгения Смирнова
ПоделитьсяПоделиться

— Законы последних лет, принимаемые в целях поддержания «политической стабильности», не отличаются правовой определённостью — слишком много отдаётся на усмотрение правоприменителю. Не выбивается из этого ряда и «закон о фейках», правоприменение которого предсказать очень сложно. Как будут следователь и суд определять «публичность распространения», «дискредитацию Вооруженных сил» или «заведомую ложность» информации — покажет лишь время.

Но некоторые границы законом всё-таки определены. Так, привлечение к ответственности возможно лишь за высказывания в отношении Вооруженных сил, иными словами, если вы не публикуете информацию о действиях наших войск, не даёте ей оценку, то с большой долей вероятности к вам не придут. Опять же, хештеги про мир или знак пацифиста не содержат информации о действиях Вооруженных сил, поэтому привлекать к ответственности только за их распространение не должны.

Если говорить о потенциальном объёме дел, то можно ориентироваться на статистику по делам об экстремизме и терроризме — ежегодно статистика идёт на тысячи.


Калой Ахильгов, адвокат:

Фото: скриншот YouTube / Защитник Калой Ахильгов
ПоделитьсяПоделиться

— Если вы в соцсети, «Телеграме», в общих чатах напишете что-то о жертвах, количестве убитых или пленных, о бомбежке жилых кварталов и т. п., а наше Минобороны и официальные государственные СМИ этого не подтверждают, — это будет расценено как заведомо ложная информация, за которую предусмотрен штраф от 700 тыс. до 1,5 млн руб. либо до 3 лет лишения свободы. И в текущей ситуации штрафом отделаться, скорее всего, не получится.

И никого не будет интересовать, знали вы о том, что это заведомо ложная информация, или были уверены, что она достоверная. Если такое будет опубликовано должностными лицами, организованной группой, с искусственным созданием доказательств или по мотивам ненависти или вражды, — штраф от 3 до 5 млн руб. либо от 5 до 10 лет лишения свободы.

А если повлекло тяжкие последствия — от 10 до 15 лет лишения свободы.

За призывы к воспрепятствованию использования российских войск для защиты интересов России, поддержания мира и безопасности или за дискредитацию такого использования (если ранее в течение года нарушитель привлекался за это к административной ответственности) — штраф от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или до 3 лет колонии. То есть, если вы пишете «военные, одумайтесь», это тоже будет квалифицировано как «дискредитация». А если такие призывы к воспрепятствованию или такая дискредитация повлекли тяжкие последствия — штраф от 300 тыс. до 1 млн руб. или до 5 лет лишения свободы.

Призывы к санкциям против России будут караться штрафом до 500 тыс. руб. или до 3 лет колонии, если ранее уже привлекались к административной ответственности за это.

И ещё: судя по делам об экстремизме, допускаю, что этот закон, вопреки логике и Конституции, будет иметь обратную силу. Лучше почистите свои соцсети.

Павел Чиков, «Агора»:

Фото: Berta Tilmantaite (Nanook)
ПоделитьсяПоделиться

— В принципе, тут сохраняется привычный уже слог законопроектов и репрессивных статей. Понятно, что эти формулировки позволяют расширительно толковать, и трудно, например, даже говорить, что будет считаться фейком. Мы работаем по нескольким сотням дел о фейках с весны 2020 года, когда они были введены в административный и уголовный кодексы. Обратили внимание, что есть практика, когда впоследствии информация людей, привлеченных к ответственности за распространение фейковой информации, подтверждалась, и никакие суды, несмотря на это, не отменяли принятые решения. Здесь — в части, касающейся фейков, — может быть то же самое. Фактически это закон о военной цензуре в условиях военного времени.

Ключевым в статье, связанной с призывами, будет именно слово «призыв». То есть побудительные слова, которые свидетельствуют о публичном призыве к неопределенному кругу лиц что-либо сделать. При этом практика знает случаи, когда привлекали к ответственности и за косвенный призыв. В этом смысле, например, антивоенный лозунг может быть интерпретирован как косвенный призыв к прекращению деятельности вооруженных сил. То есть здесь будет иметь значение контекст, неформальная или формальная методичка, которая будет распространена руководством правоохранительных органов, какие конкретные фразы, ситуации и насколько активно нужно их выявлять и противодействовать. В очень большой степени массовость привлечения к ответственности будет зависеть от политической воли руководства.

Вне всякого сомнения, речь идет о группах, которые противодействуют, не согласны, критикуют действия российских властей. Это как традиционные политическая оппозиция и гражданские активисты, так и новые аудитории, профессиональные в том числе. Лётчики призывают чего-то не делать, в том числе с точки зрения пилотирования самолётов, медики призывают отказываться от мобилизации, оказания помощи военным, раненым. Это могут быть и такие группы.

Ответственность по КоАП будет распространяться на все доступные публикации в Интернете, даже сделанные до принятия закона. Но это касается только административного наказания. Уголовные могут возбуждаться только за посты, которые были опубликованы после вступления в силу этого закона.

Александр Шишлов, депутат Заксобрания Петербурга, юрист, бывший уполномоченный по правам человека в Петербурге:

Фото: из личного архива Александра Шишлова
ПоделитьсяПоделиться

— Оценивать этот продукт молниеносного запретительного законотворчества следует в контексте обстоятельств его принятия. Правовой анализ в данном случае не имеет большого смысла, поскольку по сути — это не акт права, а инструмент для политических репрессий.

Неопределенные формулировки новых законов могут коснуться всех, кто публично выражает несогласие с нынешними действиями России на Украине, кто понимает, какие трагические последствия для нашей страны несет начатая «спецоперация». Угроза репрессий вполне реальна. Поэтому всем, кто участвует в публичных антивоенных акциях, размещает в соцсетях антивоенные призывы и т. п., я советую очень серьезно отнестись к нормам, вступающим в силу завтра. В нынешних обстоятельствах не стоит рассчитывать на 54-ю статью Конституции, декларирующую, что закон обратной силы не имеет.

Сергей Афанасьев, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов, защитник в том числе Владимира Барсукова (Кумарина), кандидат юридических наук:

Фото: скриншот YouTube / Адвокатская газета
ПоделитьсяПоделиться

— Эти поправки ничего хорошего из себя с юридической точки зрения не представляют. Это сиюминутный документ. Законы так не пишутся. Помните, как в Летнем саду были убиты лебеди? Тогда совершенно справедливо все жители города возмущались. Это же не значит, что нужно было после принимать «закон об убийстве лебедей». То, что мы анализируем, примерно этим и является. Сиюминутный закон. Понятно, что здесь политика. Он даже с точки зрения юридической техники сырой, понятно, что сделан он на коленке. Что такое «публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых сил» (до 1,5 млн рублей штрафа)? Информация об использовании ВС всегда находится в тайне. Это госсекрет, причём совершенно секретно. И как они предлагают узнать истину, если речь идёт о «заведомой лжи»? Истину тут никогда не узнаешь, всё секретно. В судебных процедурах запрашивать Минобороны? Что они ответят? Конечно, ничего.

В части 2, пункт «б», написано: «с искусственным созданием доказательств обвинения». (Смеётся.) Это юридическая ошибка. Доказательство обвинения — это понятие Уголовного кодекса. Авторы хотели сказать про доказательства ложной информации, но написали про обвинение. Это юридический абсурд. Есть доказательство обвинения, доказательства следователя, доказательство прокурора.

Дальше норма статьи 280 со знаком 3 — «публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил РФ» (штрафы до 50 тыс. руб. — для граждан, до 200 тыс. руб. — для должностных лиц, до 500 тыс. руб. — для юридических лиц), в том числе «публичные призывы к воспрепятствованию использования ВС РФ», повлёкшие «смерть по неосторожности». Что это вообще? Декабристы 14 декабря 1825 года скомандовали «всем на лёд». И кто-то проваливается под лёд. Об этом речь? Или они про то, что приезжают ОМОНовцы, бьют по головам и кто-то погибает случайно? Может быть, они и имели в виду что-то конкретное, но мы вынуждены гадать. Написано же про «дискредитацию», не на поиск военнослужащих, не на их убийство, а именно на дискредитацию. «В том числе призывы». И призывы повлекли смерть? Как они себе это представляют?!

Зачем это сделано? Это политика. На вопросы о политике я не отвечаю, я её не знаю. Если это про юриспруденцию, то, конечно, теперь это стало её частью… Но я вам объяснил, как это сделано. Это сделано неправильно. Но очевидно, что это всё будет работать. И ещё как. Об этом нам говорит практика административных дел, которая есть в связи с нынешними протестами. Всё это рассматривается в течение трёх минут. Выписываются сутки-пять-десять. Кто там разбирается? И протоколы практически не возвращаются полицейским. Насколько я знаю, на предыдущем этапе в Санкт-Петербурге вернулось из 3000 протоколов только 2, а мы знаем, что сотрудник полиции не способен даже написать протокол грамотно. Но суды не обращают на это внимания.

Думаю, что и с этими нормами никто не будет обращать внимания на технику. Будут судить, если осудить надо. Ну и последнее, «призывы к введению мер ограничительного характера в отношении РФ». То есть у нас в УК теперь записано: Россия всегда будет вести себя так, что мировое сообщество будет принимать в отношении неё санкции. И даже уголовную ответственность ввели, если кто-то будет против. Какой-то кошмар! Это прокламация: «А мы так себя и будем вести». Так в школе обычно говорит хулиган: «Что бы вы ни говорили мне, Мария Ивановна, я всё равно буду вести себя плохо». В сухом остатке — хотели убить чужих нацистов, а победили право в собственной стране.

Леонид Лобанов, Ирина Корбат
«Фонтанка.ру»


Фото: Огнев Михаил / «Фонтанка.ру» / Архив
Фото: скриншот YouTube / Адвокатская газета
Фото: скриншот YouTube / Gorod Plus
Фото: Фото из личного архива Евгения Смирнова
Фото: скриншот YouTube / Защитник Калой Ахильгов
Фото: Berta Tilmantaite (Nanook)
Фото: из личного архива Александра Шишлова
Фото: скриншот YouTube / Адвокатская газета

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ3

Комментарии 30

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close