«Поверьте, вы будете сильно удивлены». «Фонтанка» побывала в новом корпусе Эрмитажа в Старой Деревне

В новое здание Эрмитажа в Старой Деревне редких экскурсантов пустят в лучшем случае через год. Наши корреспонденты уже прошлись по коридорам и узнали, куда делся ковер с Иорданской лестницы, что станет с Дон Кихотом со шпалер, какую уникальную выставку музей планирует через год и чем отмывали медальон с волосами Пушкина.

19

Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»

Дни Эрмитажа, приуроченные ко Дню Святой Екатерины, музей в этом году отметил не только новыми выставками, но и презентацией здания в Старой Деревне. Это новый инженерно-лабораторный корпус, оборудованный по последнему слову техники. Здесь будут работать реставраторы различных лабораторий, издательство и сотрудники научно-исследовательского центра — всего, согласно документации, до 253 человек.

Для тех, кто помнит местность, новый корпус стоит на одно здание ближе к метро, чем ярко-желтый комплекс с петроглифами на фасаде, и залы, куда петербуржцы уже привыкли ходить на экскурсии, мастер-классы и Ночь музеев. С улицы новое здание кажется небольшим, но, на самом деле, оно уходит далеко вглубь квартала, и внутри него — колоссальные пространства.

Дверь сразу за входом скрывает самый большой подарок, который музей сделал сам себе, причем «большой» в прямом смысле: это комплекс мойки шпалер, где смогут приводить в порядок знамена, ковры и шпалеры вплоть до размеров 6 на 9 метров. Можно сказать, что само здание строилось «вокруг» него — настолько огромна эта машина.

Пока что ее тестируют на большом алом ковре — на самом деле, это дорожка с Иорданской лестницы Зимнего дворца, отслужившая свой срок. Намокшая тяжелая ткань лежит на блестящей мелкой металлической сетке, сквозь которую проступает вода. Гигантская машина медленно движется над поверхностью от одной стены до другой: путь, в ходе которого обрабатывают ткань (а это могут быть и знамена, и другие ткани), может занять два с половиной часа «в один конец». С отдельными фрагментами можно поработать вручную: мостик, на котором будет находиться реставратор, способен переместиться на любое расстояние, помогая специалисту «зависнуть» над фрагментом, требующим особого внимания.

Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

«Ни одной мойки шпалер в России не было, — делится гордостью директор музея Михаил Пиотровский. — И нужно было возить за границу большие шпалеры для реставрации — и один раз мы возили, но это очень сложно. В общем, событие великое».

Среди первых «пациентов», которые пройдут через этот комплекс, одна из шпалер из Министерского коридора, по которому проходил каждый посетитель Эрмитажа (по крайней мере, до того, как для посещения музея ввели маршруты).

«У нас есть две шпалеры из серии «Из жизни Дон Кихота», которые висели рядышком на стене Министерского коридора: одна шпалера меньшего размера, вторая большего, — рассказывает Марина Денисова, заведующая лабораторией научной реставрации тканей. — Более того, когда-то это была одна шпалера, ее просто разрезали на две части, это произошло достаточно давно. Каждая получила свою тканую раму и в таком виде существовала. Поступили они в Эрмитаж из Юсуповского дворца. Мы обратно сшивать ничего не будем, они так же рядом вернутся на свою стену, но через несколько лет. Первая — уже в работе. Вторая — большего размера, над ней мы будем работать уже здесь. И в конце концов, они вернутся на свои места в обновленном виде».

Остальные технические чудеса здания расположены этажами выше. Два быстрых лифта доставляют сотрудников в длинные просторные коридоры со строгими без излишеств часами старомодного в своей скромности дизайна.

Один из таких коридоров приводит в редакционно-издательский отдел. Не все помнят, что Эрмитаж — это не только музей, куда ходят смотреть основную экспозицию и временные выставки, но и грандиозный научный центр. Он проводит конференции, публикует результаты исследований, монографии, каталоги коллекций, временных выставок и другие труды. Если речь идет не о твердом переплете — музей делает это самостоятельно, экономя на заказах в сторонние организации.

Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Пока что в просторных белых залах стоит несколько машин — цифровые печатные, лакировальная, резательная, ламинатор. Но в дальнейшем сюда переедут и старые машины, в том числе и те, что почти доработали свой век, но на что-то еще способны.

В год издательство Эрмитажа печатает десятки трудов. Например, в текущем году специалисты уже подготовили 40 изданий — они поступают в магазины самого музея и в РНБ. Среди вышедших книг — монография фотографа Сергея Левицкого, книга по истории Зимнего дворца с начала ХХ в. до конца 1930-х годов, каталог грандиозной выставки этого года «Железный век. Европа без границ» и многое другое.

Еще один отдел, который получает новые места для работы, научной реставрации темперной живописи. Сейчас он занимается подготовкой «Поморской» выставки (ее название еще не утверждено) — на ней будут собраны иконы старообрядцев конца XVIII — конца XIX века. Предположительно, петербуржцам эту выставку покажут в конце 2022 года. К этой выставке реставраторами уже подготовлено более 50 памятников.

Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Наконец, самый богатый отдел, если судить по оборудованию, лаборатория научной реставрации драгоценных и археологических металлов, где установили системы лазерной сварки, очистки, резки, гравировки и 3D моделирования. Каждый из столов снабжен своей вытяжкой, чтобы работа специалистов не так вредила их здоровью. Некоторым оборудованием можно управлять прямо с мобильного телефона.

«Это будет уникальный комплекс, — обещает заведующий лабораторией Игорь Малкиель. — Если говорить о количестве экспонатов, которые делает лаборатория реставрации археологических металлов, это примерно 1800 в год. Представьте себе на девять человек — это огромное количество! Естественно, требует время фотографирование, изучение, фиксация, а здесь мы сэкономим очень много времени, если все будет работать так, как нам необходимо».

Один из главных объектов, реставрацией которого в настоящее время занимается отдел, — гробница Александра Невского. Кроме того, в работе — античные коллекции золота, монеты. 9 декабря Эрмитаж открывает постоянную экспозицию искусства Ирана — и реставраторы доделывают последние штрихи.

«У нас самое большое собрание лазеров в мире, — продолжает Малкиель. — Каждая машина сделана под конкретные задачи. Среди уникальных — оптоволоконный лазер, он позволяет варить на расстоянии 10 метров от источника излучения, это последняя модификация. Например, мы не можем принести из зала большой экспонат, тогда мы вынимаем оптоволокно и варим прямо на расстоянии, это реально сделать. Еще одна машина — 3D-лазер. Он позволяет из металла получить любую 3D-модель».

ПоделитьсяПоделиться

У лаборатории, выделившейся в отдельное подразделение в 2020 году, задачи разного плана. Специалисты проводят экспертизу, отличая старинные предметы искусства от более новых. А еще — помогают другим музеям. Например, для Всероссийского музея А. С. Пушкина реставрировали серебряный медальон Тургенева с волосами Пушкина внутри.

«Там нельзя было использовать химию — мы брали специальные диатомовые водоросли, чтобы все почистить без вреда для самой органики», — вспоминает руководитель лаборатории.

Но впереди даже более интересные опыты.

«У нас есть томография, рентгеноскопия, видеоэндоскопия высокого разрешения, приборы-анализаторы для картирования предметов большого размера, например картин, и много всего другого: оптические микроскопы, сканирующие микроскопы и так далее, — подытоживает Малкиель. — У нас будет работать большое количество специалистов, которое позволит реставрацию поднять на другой уровень и сделать много новых открытий, поверьте, вы будете еще сильно удивлены».

В эти дни в новом корпусе РХЦ в Старой Деревне идут приемка здания, на полную мощность центр рассчитывает выйти через год. После этого уже можно будет говорить о допуске экскурсантов. Но что уже точно — посетителей будут рады видеть на событиях, которые планируется проводить на площади перед самими зданиями Эрмитажа в Старой Деревне, — после того, как от них уберут заборы, ограждавшие место строительства.

Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

«Площадь хорошая, будем делать там все что угодно: фестивали, песни, пляски. А кроме того, мы давно предложили: все памятники, которые будут убирать в городе, можем поставить сюда, — поделился планами директор Эрмитажа. — Это место вполне соответствующее Музеону в Москве».

Приводя пример, Михаил Пиотровский вспомнил о Башне Мира, много лет назад пострадавшей из-за жары на Сенной площади. Тогда глава музея предлагал приютить монумент, подаренный французами, но организовать весь процесс и доставить экспонат до Старой Деревни ему предложили самостоятельно, на что он пойти не смог. В итоге памятник «потерялся». Впрочем, по сведениям СМИ, сейчас Башня лежит разобранной на территории СПб ГБУ «Ленсвет». Так что шанс попасть если не в Эрмитаж, то к его стенам у нее еще есть.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»
Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»
Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»
Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (19)

Оборудование впечатляет.

"Площадь хорошая, будем делать там все что угодно: фестивали, песни, пляски."

- там вроде кладбище совсем под боком. Интересные фестивали будут рядом с оградкой.

Я рад, что устали воровать и сделали хоть что то. Как там кстати со следствиями и судами ? Давно не отслеживал.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...