«Он слишком любил своих детей». Как многодетный отец стал обвиняемым по делу о доведении до самоубийства собственной дочери

39
Фото: Дмитрий Духанин/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

На второй день нового года в квартире на Васильевском острове нашли погибшую восьмиклассницу, в марте по подозрению в доведении девочки до суицида задержали её отца. Но тот не признает вину. «У дочери сложный характер, такой же, как у меня, и понять её мог только я», — утверждал он в эфире федерального канала через месяц после гибели дочери. Однако его родные — мать и брат — придерживаются другой позиции: за полгода до трагедии это они помогли жене с четырьмя детьми сбежать.

Во время прошлогоднего весеннего локдауна 48-летний Сергей с 39-летней Натальей и четырьмя детьми уехали на самоизоляцию на дачу в СНТ во Всеволожском районе. 8 мая Сергей отправился в гипермаркет за продуктами, а когда вернулся, застал дом пустым. Исчезли жена с младенцем, 14-летняя дочь и сыновья 6 и 11 лет. Вместе с ними пропал и ящик с наличными.

«Я был отцом многодетной счастливой семьи, и мать моих детей без объяснения причин, забрав все деньги и всех детей, уехала из загородного дома, скрывала детей все лето. До сих пор со мной не объяснилась», — рассказывал он на ток-шоу «Близкие люди» на телеканале «Россия 1».

По его словам, супруга якобы забрала более 10 млн рублей, затем «оформила на себя» квартиру на Васильевском острове, купила машину, подала в суд на взыскание алиментов. «Захотелось красивой жизни», — заключил Сергей.

Он обращался в полицию с заявлением о краже. Но в возбуждении уголовного дела отказывали из-за «отсутствия события преступления». По данным «Фонтанки», Сергей несколько лет официально нигде не работал. ИП и зарегистрированные на его имя юридические лица ликвидированы, последнее перестало существовать в 2018 году.

Деньги на обеспечение семьи Сергей получал от сдачи квартир. Приобрести недвижимость ему помог младший брат-бизнесмен. Он же вывез с дачи Наталью с детьми.

Наталья и Сергей состояли в отношениях более 20 лет, но брак в ЗАГСе не регистрировали. Женщина также официально не трудоустроена, подрабатывала в частном порядке, помогая услугами медсестры. Семью периодически сотрясали скандалы, но супруги продолжали жить вместе, оформив при этом алиментное соглашение. По данным базы судебных приставов, Сергей накопил более 700 тысяч долгов по алиментам. После побега Наталья обратилась в Василеостровский районный суд с требованием о взыскании суммы.

«Такое несовершенное у нас законодательство. И когда мы предоставили в суде квитанции о внесении больших сумм на счет матери детей, судья сказала, что в назначении платежа не указано, что это средства по соглашению об уплате алиментов. Несмотря на то, что при внесении денежных средств наличными банки не указывают назначение платежа, а соглашением не предусмотрена передача денег под расписку. Точно такая же сумма задолженности числится у судебных приставов, то есть Наталья пытается получить спорную сумму дважды», — прокомментировала «Фонтанке» ситуацию юрист Надежда Залеская, представлявшая интересы Сергея в суде. Адвокат Натальи отказался разговаривать с корреспондентом, сославшись на незаинтересованность в общении с прессой своей подзащитной.

Также Наталья подала иск об определении места жительства детей. В процессе была предоставлена досудебная психологическая экспертиза, основанная на опросе сыновей и дочери. В ней говорилось об агрессии отца, о том, что дети его боятся. Наблюдавшие за судебным процессом супругов свидетели описывают Сергея как «высокого, властного мужчину, у которого высокомерие сквозит в каждом слове».

«Ни мать, ни её адвокат в суде не заявляли о социальной опасности и о том, что Сергей избивал детей и ее саму. Это никогда не было предметом дискуссии. Наоборот, она говорила, что не препятствует общению с детьми, но они сами не хотят», — отметила юрист.

По результатам процесса супруги заключили мировое соглашение. Дети остались жить с матерью, а отцу отводилось два часа в неделю на встречу с ними. Свидание могло проходить только в присутствии матери. Старшие сын и дочь по условиям соглашения могли отказаться от общения и часто пользовались этим правом. По словам знакомых, Сергей не виделся со старшей дочерью с октября, когда было заключено мировое соглашение. Близко отец и дочь не общались с мая 2020 года.

О своих сложных семейных отношениях Сергей рассказывал на приёме у детского омбудсмена Петербурга Анны Митяниной в сентябре 2020 года. Он жаловался на то, что жена препятствует общению с детьми, супругам предложили процедуру медиации, но двусторонней заинтересованности в улаживании конфликта не вышло. «Выводы органов опеки — это затяжной внутрисемейный конфликт. Решение о проживании с матерью было определено судом. Старшие дети категорически отказывались от общения с отцом», — прокомментировали в аппарате уполномоченной.

2 января старшая дочь Сергея и Натальи, восьмиклассница, поругалась с бабушкой из-за позднего возвращения домой. Позже тело девочки нашли в ванне. По данным «Фонтанки», к смерти привели бытовая химия и медицинские препараты.

По факту смерти ребёнка возбудили уголовное дело о доведении до самоубийства. Это стандартная процедура для проведения всех необходимых исследований и действий. 16 марта Сергея вызвали в СК для ознакомления с результатами судебно-медицинской экспертизы и задержали. Он стал фигурантом дела о доведении до самоубийства собственной дочери. Во время ареста вину он не признал.

По версии следствия, мужчина ещё до побега жены, с апреля 2019-го по май 2020 года, избивал 14-летнюю дочь и сыновей 6 и 11 лет. В органах подозреваемого охарактеризовали однозначно — домашний тиран.

С такой оценкой категорически не согласен близкий друг Сергея Алексей. «Он слишком любит своих детей, мне этого [избиения] не представить. Когда я находился вместе с ним с его детьми, я даже слова грубого не слышал. Проявление агрессии с трудом представляю», — отметил он в разговоре с «Фонтанкой».

Алексей описывает семейный союз друга как патриархальный, а Наталью как «ведомого человека». Глава семьи проявлял строгость в воспитании, ограничивал детей в гаджетах, настаивал на посещении шахматного клуба и секции самбо. Дети учились в престижной гимназии на Васильевском острове, учреждение ежегодно входит в топ-500 лучших школ России. Брат с сестрой выступали на районных соревнованиях в сборной гимназии по шахматам. Сергей, по словам Алексея, работу бросил, чтобы полноценно заниматься воспитанием детей.

«Мы в Абхазии были вместе почти 3 недели. Сергей никогда даже голос не повышал на детей», — вспомнила супруга Алексея Светлана.

Алексей с Натальей встречались за пару дней до гибели девочки. «Я с ней разговаривал 31 декабря, и знаете, она ничего не говорила по поводу того, что Сергей как-то плохо с детьми обращался. Были обиды другого порядка, например, что он её не отпустил, когда она хотела к своим родителям уехать, — говорит он. — Я осознаю, что были по отношению к ней ограничения и по отношению к детям. Но он постоянно думал о развитии детей».

После побега матери, по словам Алексея, отношение детей к отцу изменилось. Старшая дочь «называла Сергея последними словами».

По данным следствия, в секции самбо нашлись свидетели того, что за одеждой с длинными рукавами и высоким воротником юная спортсменка прятала синяки. Девочка посещала подростково-молодежный клуб «Дружба» на Васильевском острове, тренер девочки на вопросы «Фонтанки» не ответила.

Наталья и вступившиеся за неё родственники Сергея также отказались общаться с корреспондентом. По данным «Фонтанки», родственники знали о непростых отношениях в многодетной семье и защищали невестку как могли. Мать и брат Сергея дали показания против него в рамках уголовного дела.

Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»

Фото: Дмитрий Духанин/«Коммерсантъ»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (39)

А поссорилась девочка с бабушкой.

"Несмотря на то, что при внесении денежных средств наличными банки не указывают назначение платежа, а соглашением не предусмотрена передача денег под расписку. Точно такая же сумма задолженности числится у судебных приставов, то есть Наталья пытается получить спорную сумму дважды"

Это дохлый номер. Вагон таких случаев - не считает суд перевод денег "вообще" алиментами. Отец может перевести на нужды детей (или передать наличными или еще как-то) миллион при алиментах в 20к, все равно будет должен 20к.

Уже одно то, что дочь не жила с отцом, говорит о том, что он никак не мог довести её до самоубийства, так как доведение предполагает зависимость и постоянное стрессогенное воздействие, чего в данном случае не было. Здесь дело в чём-то другом.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...