5

Будем дружить ядами. «Красный Бор» после совещания с Путиным дотек до Ангары и Байкала

Дирекции «Красного Бора» отдали на попечение Байкал и Иркутскую область, экологическую судьбу которых на днях обсуждал президент. Некогда самое «токсичное» учреждение Северо-Запада может аккумулировать миллиарды и стать главным спутником «Росатома» по проекту «Чистая страна».

Фото: Михаил Огнев/ «Фонтанка.ру»/архив
ПоделитьсяПоделиться

Три контракта на проектирование и первоочередные работы на загрязненных объектах Иркутской области заключены с единым поставщиком 27 ноября. В них две географические точки: Усолье-Сибирское и полигон «Солзанский» — с картами, где хранятся отходы «Байкальского целлюлозно-бумажного комбината» (БЦБК). С генподрядчиком без интриг: ФГУП «Федеральный экологический оператор» (структуру Росатома) выбирало правительство. Но вот заказчиком всех работ выступил прописанный в 5 часовых поясах от Байкала «Красный Бор».

Контракт на проект по ликвидации самого Красного Бора еще недавно выделялся своей стоимостью: на относительно незатратный первостепенный этап работ 1,5 миллиарда у Дирекции по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор» и за 7 лет-то суммарно не насчитать госзаказов на такую сумму. Теперь видно, что это только начало. Работы у Байкала оценены в 826 млн, в Усолье-Сибирском — в 3 млрд. Генподрядчик: ФЭО — структура «Росатома», бывший «РосРАО», два года назад назначенный Медведевым федеральным оператором по обращению с отходами I и II класса опасности. Чтобы были понятны открывшиеся перспективы: работы по «реабилитации площадки» в Усолье-Сибирском оцениваются примерно в 48,5 млрд рублей на 2021–2024 годы.

Ясно, что сейчас речь лишь о выходе на дистанцию — денег, выделенных через дирекцию «Красного Бора», хватит только на проектную документацию и изоляцию загрязненных объектов с приведением их в безопасное состояние. В случае с полигоном «Солзанский», где захоронены отходы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), заказывают концепцию ликвидации, инженерные изыскания, сбор исходных данных, разработку документации и ее согласование. Для Усолья-Сибирского — все то же самое, но вместе со срочными работами. В частности, генподрядчику предстоит ликвидировать 10 наполненных скважин и цех ртутного электролиза, вскрыть и подготовить к транспортировке опасные отходы из 12 емкостей, локализовать нефтяную линзу с устройством очистных сооружений. Закончить нужно до конца 2021-го, на «Солзанском» — до мая 2022-го. Все суммы по контрактам исполнитель уже получил от «Красного Бора» авансом.

Еще недавно о таких полномочиях дирекция полигона в Ленобласти не могла и мечтать; все, на что ее хватало, — укреплять дамбы вокруг собственных ядовитых карт, укрывать их понтонными экранами и вообще делать необходимый минимум, чтобы полувековая отрава «Красного Бора» не ушла в окружающую среду. «Фонтанка» не один год следила за историей «Красного Бора»: в ней были и недостроенный завод, и некондиционные карты, и развалившиеся дамбы, и странные выбросы, которым сопутствовала череда уголовных дел.

Забрать ядовитую бомбу в федеральную собственность Петербург просил с 2017-го. В итоге рекультивацию полигона вместили в нацпрограмму «Чистая страна». Закончить пообещали к 2025-му, работы предварительно оценивали в 40 млрд рублей, исполнителем по воле премьер-министра Михаила Мишустина стал тот же ФЭО. Объект окончательно ушел к федералам в январе. Одновременно изменился статус и дирекции — она превратилась в федеральное государственное казенное учреждение.

С полигоном «Солзанский» и Усольем-Сибирским «Красный Бор» объединяет лишь то, что запах возможной экологической катастрофы из этих регионов почувствовала даже Москва. На «Солзанском» сейчас 10 карт-накопителей с отходами Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, крупнейшего источника загрязнения озера. Усолье-Сибирское на берегу Ангары, как и сама река, загрязнено ртутью. В 2018-м городская мэрия ввела режим ЧС, а прошлым летом из уст Росприроднадзора прозвучало знаковое выражение: «экологический Чернобыль». Спустя год, накануне губернаторских выборов, в город направили войска радиационной, химической и биологической защиты — концентрация ртути в сточных водах к тому моменту превышала норму в 34 тысячи раз, в воздухе — в 367 раз. Первоочередные меры для ликвидации экологического ущерба утвердили в этом августе на совещании с «природным» заместителем Михаила Мишустина Викторией Абрамченко. Речь тогда, правда, шла только о 400 млн. В конце ноября ситуация обсуждалась на совещании под руководством президента Владимира Путина. Спустя пару дней в ходе телемоста чиновники, среди которых был и мэр Усолья-Сибирского, обнажили головы перед главой государства, после чего услышали из «Ново-Огарево» заботливое «Наденьте шапки, холодно — уши замёрзнут».

«В наших функциях и полномочиях не только «Красный Бор», но и объекты по всей стране — в соответствии с уставом и возложенными на нас полномочиями, — объяснил директор теперь уже ФГКУ Алексей Трутнев, однофамилец Юрия Трутнева — нынешнего полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе, а ранее министра природных ресурсов. — На базе нашего учреждения организуется структура, которая будет заниматься выявлением, оценкой и ликвидацией всех подобных объектов. Мы собираем весь штат квалифицированных специалистов, проектировщиков, сметчиков, которые будут этим заниматься. Учреждение будет перепрофилироваться по мере развития».

Судя по регистрационным данным, название федерального учреждения Дирекция по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор» раздулось до более объемного: Дирекция по организации работ по ликвидации накопленного вреда окружающей среде, а также по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор».

Поле деятельности учреждения Минприроды двумя приказами расширило 26 ноября — как раз в день совещания, где президенту доложили о ситуации в Усолье-Сибирском. Официально они еще не опубликованы, но в ФГКУ раскрыли, что первый документ касается Усолья-Сибирского, а второй — родственного байкальскому комбинату полигона «Солзанский». На деле же «Красный Бор» намертво привязали к Иркутской области уже 28 июля, когда Минприроды утверждало устав нового подведа. В документе так и сказано: структура создана не только для блага жителей Ленобласти, но еще и для реализации полномочий министерства в части решения проблем Усолья-Сибирского и БЦБК.

На вопросы о том, при чем здесь Иркутск, в ФГКУ со ссылкой на собственный же устав подчеркивают: теперь они — федеральное учреждение и формально могут заниматься ликвидацией подобных ядовитых отходов по всей стране. Объектов накопленного экологического вреда в федеральном списке уже 257 — их ликвидация зафиксирована в проекте «Чистая страна» в составе нацпроекта «Экология», куда со скрипом включили и сам «Красный Бор».

В уставе учреждения действительно сказано, что основные обязанности ФГКУ — выявление объектов накопленного вреда окружающей среде и их оценка, а в установленных случаях также организация работ по их ликвидации. То есть, если верховное ведомство дает команду, ФГКУ берется за обследование любого объекта; решает, кому поручить проектирование, согласование и сами работы; осуществляет контроль и принимает результаты. Таким образом, полигон теперь выполняет функции заказчика и надзирателя. Если говорить еще проще, становится вечным спутником ФЭО — по крайней мере в части отходов I и II классов опасности. Пока заключенные с ФЭО контракты подтверждают теорию. Часть работ по Усолью-Сибирскому и «Солзанскому» — как раз на те самые 400 млн — заказало само Минприроды, но в его контрактах особый источник финансирования. Министерство переводит деньги из резервного фонда, «Красный Бор» — из федерального бюджета. Оно и понятно — по уставу ФГКУ может оперировать средствами только из него.

Елизавета Ивантей,

«Фонтанка.ру»

Фото: Михаил Огнев/ «Фонтанка.ру»/архив

Справка. Полигон «Красный Бор» ввели в эксплуатацию в 1969 году, он предназначен для размещения отходов 1–4-го классов опасности. Занимает 67,4 га, на 70 карт приходится 46,7 га, в них содержится 2 млн тонн высокотоксичных отходов. Сейчас открыты пять, самая большая — 64-я, глубиной 24 м и площадью 26 тыс. кв. м. В конце 2014 года полигон перестал принимать отходы. В середине февраля 2017-го по иску Росприроднадзора у полигона была отозвана лицензия. После этого сменилась форма организации — вместо унитарного предприятия появилось Санкт-Петербургское государственное казённое учреждение «Дирекция по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона "Красный Бор"». В 2020 году учреждение стало федеральным и сменило название на Дирекцию по организации работ по ликвидации накопленного вреда окружающей среде, а также по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор».

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (5)

По Химпрому (Усолье) интиресовался темой, там реально жесть. Но если Красный бор со скрипом вошел в 250, то таких "веселых" мест в стране очень много...
А зная, как эти ребята-октябрята действуют... Как бы еще хуже не стало после всего этого.

эта дирекция по распилу бабла во главе с трутневым
по которому уже много лет плачет тюрьма
Теперь начнется распил всероссийского масштаба
Кстати как очищается красный бор пока не ясно
больше на словах чем на деле
Теперь также будет и байкал чиститься

Кажется, Чубайс остается без должности...

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...