Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:40 15.11.2019

Как кот Сёма вскрыл зоозащитный андеграунд

Если у вас сбежал кот или пес, то подобравший его с улицы приют просто так вам его не отдаст. Не успеете опомниться — а потеряшка уже у новых «родителей», в Европе.

Как кот Сёма вскрыл зоозащитный андеграунд

Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

Кот Сёма, сбежавший из дома после возвращения с дачи, оказался в центре масштабного скандала. Сёмина хозяйка утверждает: кота скрывают от нее в приюте «Преданное сердце». Вовлечены полиция, налоговая и ветеринарный надзор. Засвечен канал поставок российских кошек-потеряшек в Германию.

Кошачий приют «Преданное сердце» хозяева Сёмы подозревают в незаконном удержании кота Сёмы — миловидного британца благородных кровей. Кот оценен в 5 тысяч рублей, и дело о его незаконном отторжении может стать уголовным. К тому же это не единственный случай, когда породистого беглеца не возвращают хозяевам под эгидой «Преданного сердца». Позиция зоозащитников: нет чипа — нет права собственности на зверя. И вообще, от нормальных хозяев кошка или собака не сбежит. За душераздирающими историями утраты пушистых любимцев проглядывает сюжет о бизнесе с миллионными оборотами. На кону — репутация волонтеров, которые спасают бездомных животных на улицах Петербурга.

Кот Сёма пропал около полудня 11 сентября, когда его семья вернулась в Петербург с дачи. Зверь победил тканевую переноску и исчез на проспекте Елизарова. Безутешные хозяева начали публиковать объявления о пропаже в социальных сетях и искать упоминания о похожих на Сёму найденышах. 19 сентября зацепка нашлась в сообществе «Подслушано. Елизаровская» в «ВК»: вечером 11 сентября сотрудники зоомагазина, что в двух шагах от места исчезновения Сёмы, написали в сообществе, что нашли кота, который «бегал в ужасе по улице», и просили хозяина отозваться. К посту были прикреплены фото и видеозапись, по которым владелица Сёмы, Татьяна Недумова, его опознала: выраженная буква "М" над глазами, рыжее пятно на носу, характерный прищур британских глаз. Но было поздно — в зоомагазине Сёмы не оказалось. Сотрудники, не имея права держать в помещении постороннее животное, в тот же день передали его Александре Осининой — постоянной клиентке, которая, как они знали, занимается передержкой и пристраиванием кошек. «Я написала Александре Осининой в «ВК», и она сразу дала телефон директора приюта «Преданное сердце» Наталии Авласевич, – рассказала Татьяна Недумова «Фонтанке». – Я позвонила ей в 16 часов 20 сентября. Наталия Владимировна сначала cказала, что у кота нет чипа и паспорта, поэтому я должна приехать и заполнить анкету на него. Но не прямо сейчас, потому что кота мне отдадут не скоро, а только после лечения от цистита, который у него нашли. 26 сентября я устала ждать и поехала к ней. Заполнила анкету на кота. Указала имя, породу, окрас. В анкете были и другие вопросы: готовы ли вы пожертвовать деньги приюту, сколько, готовы ли компенсировать лечение. Я на все ответила положительно». Но потом риторика Наталии Авласевич резко изменилась. Она сообщила Татьяне, что ее семья – нежелательные хозяева для Сёмы, и заблокировала звонки от Недумовой.

«Почему мы нежелательные, нам не объяснили», – говорит Татьяна. Попытки договориться миром ни к чему не привели, создание в «ВК» группы «Верните Сёму!» – тоже. «В начале октября я написала заявление об удержании собственности – кота стоимостью 5 тысяч рублей – в полицию Адмиралтейского района (приют арендует помещение в три комнаты на территории завода на Лифляндской улице), – говорит хозяйка Сёмы. – Также я обратилась в районную налоговую: приют как некоммерческая организация имеет право собирать пожертвования, но только на расчетный счет с регулярной налоговой отчетностью. Но они собирают деньги на личные банковские карты. И в управление ветеринарии мы тоже написали заявление о ситуации в целом».


Потом начался детектив. Сёму якобы начали переводить с одной квартиры-передержки в другую. 4 октября Татьяна с участковым посетили «Преданное сердце». Но кота там не оказалось. Где сейчас находится Сёма, неизвестно.

В «ВК» на странице приюта развернулась кампания поддержки с хештегом #РукипрочьотПреданногоСердца: зоозащитники (преимущественно дамы) делятся своим позитивным опытом взаимодействия с Авласевич. В группе «Преданного сердца» говорится, что в настоящее время там живут более 500 котов и кошек (в других соцсетях говорят о 700 животных). Пользователям Интернета предлагается выбрать любое животное по фото и стать его попечителем: «Попечитель обеспечивает проживание котика в приюте на время поиска дома. В стоимость проживания входит: питание (сухой корм), вакцинация, средства для дезинфекции и уборки» – не менее 1000 рублей в месяц. Деньги, действительно, предлагается переводить не на расчетный счет, а на киви-кошелек или банковские карты, зарегистрированные на сотрудников приюта. В группе есть отчеты о поступлении и расходовании средств, с перечнем, на что именно ушли деньги. Правда, с июня администрация приюта перестала заполнять строку «приход». За май, как следует из отчета, приют получил пожертвований на 911 473,72 рубля. Израсходовал больше – 1 375 996,85 рубля. В апреле пожертвований было 906 637,50, расходов, если верить отчетности, – 1 091 273,64 рубля. По состоянию на сентябрь 2019 года приют по этой отчетности ушел в минус на 3,7 миллиона рублей. АНО приют для животных «Преданное сердце» можно найти в системе СПАРК, но официальную финансовую отчетность оно не публикует.

В социальных сетях о «Преданном сердце» противоречивые отзывы. Те, кто был в приюте, отмечают, что животные там содержатся хорошо. Кроме того, кошки из «Преданного сердца» регулярно и целыми партиями отправляются в Германию. В приюте утверждают — на «усыновление». В соцсетях сомневаются: уж очень неубедительна обратная связь, фото котиков «в новом доме» сделаны в одинаковых интерьерах, а о новых хозяевах нет никакой информации. Подтверждений массового экспорта кошек в статистике петербургской таможни «Фонтанке» найти не удалось.

Но есть и более конкретный и совсем не мимимишный бэкграунд.

В августе 2017 года у петербурженки Марины Козловой пропал кот — сфинкс-флок, некастрированный (что важно — способные к размножению животные представляют ценность). Дома остался кошачий паспорт. «В тот день мне привезли шкаф, вероятно, пока грузчики заносили, он выбежал на лестницу, – рассказала Марина Козлова «Фонтанке». – Мы спохватились к вечеру, потому что часто бывало, что он весь день спал где-то и его не было видно. Оказалось, что он поднялся по лестнице на этаж выше и сидел там. Соседка вызвала волонтеров, они тут же приехали и кота забрали». Соседка дала Марине телефон девушки из приюта «Мурландия», которая забрала кота. И та сообщила хозяйке, что кот находится на передержке. Где — секрет. «Я говорю — давайте я приеду, заберу, – рассказывает Марина Козлова. – После этого мне позвонил какой-то мужчина и предложил около 10 тысяч за паспорт на кота. Я отказалась. Тогда представитель приюта сообщила, что кот якобы сбежал и скрылся в подвале во время перевода с одной передержки на другую. Но сфинксы не такие, они от человека не отходят, сидят на руках и обнимаются. Мы ездили по этому адресу, облазили все подвалы с дочкой. Кот пропал. Пытались обратиться в полицию. Но участковая предложила идти к частному детективу, сказав, что этой ерундой никто заниматься не будет». Практически сразу в «ВК» появился пост со сфинксом, очень похожим на кота Марины, — его, по словам хозяйки, легко опознать по характерным рыжим пятнам. В посте сообщалось, что котика зовут Сяма и ему ищут новый дом, а сейчас он под патронажем «Преданного сердца».

А в 2016 году зоозащитное сообщество Петербурга штормило от истории пса породы тайская хохлатая. Там тоже фигурировала Наталия Авласевич, которая не отдавала собаку потерявшим ее хозяевам, история вышла за пределы тусовки собачников и зоозащитников — о ней написали в СМИ.

Позиция некоторых зоозащитников в аналогичных ситуациях такова: нет чипа — не владелец.


Александра Осинина, которая забрала Сёму из зоомагазина, согласилась объяснить «Фонтанке», как видят ситуацию с другого берега. «Серого кота из зоомагазина я передала в «Преданное сердце» сразу же, 12-го числа, – сказала Александра Осинина. – Я написала официальный отказ от него. Расписок в получении животного приют не давал, мне они не нужны. Да и точно ли это кот Татьяны Недумовой? По поводу таких же потерявшихся серых полосатых котов были звонки и от других людей. Просто так животных из приютов не отдают. Не для того их спасают. Надо пройти определенные этапы. Заполнить анкету. Потом прийти познакомиться с животным. Доказать, что сможешь содержать это животное и лечить его — иметь работу, собственное жилье. Надо приехать с переноской, купить еду, необходимые вещи для животного, готовиться, как к рождению ребенка».

Осинина рассказала «Фонтанке», что петербургских кошек-потеряшек отправляют в Германию, но подробности этого процесса раскрывать не стала. «Я могу отвечать только за своих животных, – говорит Александра Осинина. – И моих кошек тоже отправляют в Германию, новые хозяева потом присылают фото. За последний год я так отправила штук 10. Опыты (в Сети обсуждают, в частности, и такую цель кошачьей «эмиграции». — Прим. ред.)? Это сплетни, которые ходят с 90-х годов. И люди, которые собирают такие сплетни, просто хотят нас очернить. Если бы они сами попытались спасать животных, узнали, каково это – вкладывать свои деньги в это дело, они бы так не говорили».

Осинина отметила, что готова ответить на любые вопросы полиции о коте Сёме. Наталья Авласевич ответила на звонок «Фонтанки», но возможностью изложить свою версию событий не воспользовалась. «Ничего конкретного сказать не могу, спасибо, что позвонили», – сказала она и повесила трубку.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор