Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

08:39 17.11.2019

Город

25.10.2019 18:38

Красный Бор собираются укутать в железобетон. Кто это будет делать и что из-за этого всплывет?

«Фонтанка» посмотрела на проект стены в грунте, которая должна окружить полигон «Красный Бор» на 10 метров в глубину. Экологи опасаются, что это может вызвать к жизни похороненную отраву.

Красный Бор собираются укутать в железобетон. Кто это будет делать и что из-за этого всплывет?

olafpictures/pixabay.com

О проекте бетонной стены в земле, в которую упакуют «Красный Бор», Смольный напомнил в начале октября. Чиновники обсуждали наработки, которые теперь предстоит передать федералам в лице ФГУП «РосРАО» (предприятие «Росатома) — именно оно предположительно будет заниматься рекультивацией ядовитого полигона. 

Комитет по энергетике доложил о проекте стены, который выполнил его «подвед» – Водоканал. Когда-то предполагалось обнести только две самые страшные карты – № 64 и 68,  где хранится порядка 400 тысяч кубометров отходов. В новом варианте укутать железобетоном предлагают весь полигон площадью 67,4 га.

Согласно проекту, длина бетонной стены в земле — или, если правильно, противофильтрационной завесы — составит 3,44 км, толщина — 80 см. На все про все отводится 17 месяцев. Подготовительный этап включает в себя разработку проекта производства работ, обследование территорий, геодезическую разбивку, устройство временных дорог и емкостей для глинистого раствора, монтаж оборудования. Затем — самое интересное. Проектировщики исходят из того, что грунтовые воды движутся на полигоне и в окрестностях с юга на север в сторону Невы, причем севернее «Красного Бора» сток приобретает два уклона – северо-западный и северо-восточный. Поэтому для начала появится П-образная стена с южной стороны, чтобы воды не поступали на территорию полигона. Параллельно — вынос разнообразных сетей и коммуникаций. Затем — северная стена должна замкнуть периметр и, соответственно, перекрыть путь для различной отравы, которая пытается выйти за пределы «Красного Бора». 

Работы будут вести участками по 3 – 5 метров. Принцип такой: сначала устраивается форшахта и разрабатывается грунт; затем опускаются разделительные элементы, устанавливаются арматурные каркасы и бетонируется стена. Она должна доходить до уровня залегания кембрийских глин (ориентировочно 4 – 9 м) и заглубляться в него для обеспечения герметичности на полметра. Проектировщики посчитали, что стена пройдет сверху вниз, сначала через насыпные грунты: пески с линзами суглинков, глин, торфов и строительным мусором (обломки кирпича, бетона, металлолом, гравий, галька). Затем идут пылеватые пески и различные глины вплоть до водоупора. Стена создается из железобетона марки В30, а при гидроизоляции швов предполагается использование композитного материала «Капкан», об использовании которого в метрополитене и на стадионе «Фонтанка» уже писала. О стоимости судить сложно, но можно вспомнить, что когда речь шла о стене вокруг всего только двух открытых карт — называлась сумма под полмиллиарда.


II очередь устройства ПФЗ
II очередь устройства ПФЗ
Дирекция экспертизы и проектирования ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Красный Бор собираются укутать в железобетон. Кто это будет делать и что из-за этого всплывет?

По расчетам проектировщиков, сооружение снижает потери с территории полигона в 200 000 раз и «является эффективным мероприятием по предотвращению дальнейшего загрязнения прилегающей к полигону территории». Приложена и декларация безопасности, в которой 4 сценария аварий: трещина в стене и, соответственно, утечка; перелив через гребень дамбы карты № 64; перелив через обваловку; возгорание отходов. Наиболее вероятный из маловероятных — второй, но и этого предлагают не бояться: проспать такую аварию будет сложно, ведь от ручейка до полноценного разлива пройдет не менее двух суток. Через кольцевой канал ничего не перельется, происшествие будет локализовано на территории полигона, зальет 500 квадратов.

У стороннего человека возникнет вопрос: а при чем здесь, собственно, Водоканал? Ни сам ГУП «Полигон "Красный Бор"», ни сменившее его ГКУ «Дирекция по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона "Красный Бор"» заказа водяному монополисту не делали. Не занимался этим и комитет по природопользованию. Водоканал заказал проект сам, после чего передал всем ответственным. Если судить по официальным заявлениям — чтобы два раза не вставать.

«Мы изначально хотели изучить влияние полигона на наши объекты водоснабжения и водоотведения, убедиться, что нет негативного влияния, – говорят на предприятии. – Для этого на конкурсной основе была определена компания, которая провела мониторинг полигона, по результатам которого мы выяснили, что "Красный Бор" не влияет на наши объекты. В рамках мониторинга компания также порекомендовала возможные варианты, которые могут быть использованы в случае возникновения внештатных ситуаций. Так как компания все равно провела эту работу, мы со своей стороны предоставили все данные в комитет по природопользованию».

Мониторинг за 13 млн рублей проводила компания «Нефтегазинвест-Интари». Именно она, что характерно, является разработчиком материала «Капкан», но на этом совпадения не заканчиваются. В документах указано, что проектная организация — Дирекция экспертизы и проектирования ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга», адрес тоже Водоканала. Это было бы логично: предприятие взяло результаты от подрядчика, своими силами рассчитало проект и отдало чиновникам. Однако в реквизитах стоит ИНН другой организации. В Водоканале объяснили, что это просто ошибка. Такое и правда случается с большими массивами документов, но интересная деталь состоит в том, что написанный ИНН принадлежит не кому-нибудь, а «Пеуру Рус». Эта русская «дочка» финской  компании «Красному Бору» совсем не чужая. Именно она 4 года назад подготовила скорректированное обоснование завода по переработке 2 млн опасных промышленных отходов полигона. «Переработка» была просто приятным эвфемизмом для «сжигания», проект в итоге не реализовали. 


Еще один вопрос — как увязать стену и очистные сооружения для канализационных и сточных вод полигона. «Фонтанка» рассказывала о проекте очистных, который через арифметические и смысловые ошибки упрямо двигался в сторону прохождения экспертизы. По данным издания, за это время смета набухла по сравнению с заявленными ранее 490 млн, но это пока и не важно: экологическую экспертизу документация, пусть не с первого раза, прошла, а на стадии главгосэкспертизы застряла. В комитете по природопользованию объясняют это как раз таки передачей полигона федералам. «Было приостановлено направление проекта на прохождение главгосэкспертизы, поскольку ее проведение планировалось за счет средств бюджета Санкт-Петербурга, – говорят чиновники. – Данная проектная документация будет передана Минприроды России для принятия решения новым собственником полигона о целесообразности направления проекта на государственную экспертизу или учета данных технических решений при разработке проекта по ликвидации накопленного на полигоне вреда».


Гендиректор «Красного Бора» в его нынешнем формате казенного учреждения Алексей Трутнев заявил, что проблем не видит. «Проект по стене по хронологии разрабатывался позже, – говорит он, – и он не влияет на работу очистных, инженерные сети увязаны друг с другом. Свойства и состав воды не поменяются». Правда, тут же Трутнев напоминает, что если разработка «РАОПРОЕКТа» застряла на главгосэкспертизе, то стена не дошла пока еще даже до экологической.

«Фонтанка» обратилась за комментарием к Виктории Марковой, эксперту по опасным отходам Экологического правового центра «БЕЛЛОНА». Она много лет занималась проблематикой «Красного Бора» и сейчас логично вошла в  состав рабочей группы Общественного совета «Росатома» – будущего оператора рекультивации. Маркова считает, что концептуально сама идея стены имеет право на жизнь: для того чтобы в дальнейшем изымать загрязненные грунты с отходами и захороненные контейнеры, необходимо будет изолировать полигон от поступления грунтовых вод. 

«Но в этом проекте стены есть ряд принципиальных ошибок, – говорит Маркова. – Стену предлагается построить внутри кольцевого канала полигона, при этом поверхность не защищена от дождевых осадков, которые будут загрязняться до уровня промстоков, и вопрос их отведения с территории полигона не решен. Очистные сооружения для промышленных стоков отсутствуют, мощности очистных для ливневых стоков недостаточны. Фактически строительство такой стены в грунте приведет к затоплению полигона и обводнению старых закрытых карт с отходами, из которых начнется вынос на поверхность нефтянки, органики и других отходов. В нынешнем виде проект опасен».


Степень опасности будет оценивать уже не город. О том, что Смольный договорился передать полигон федеральным властям, говорилось весь последний год — это стало одним из предвыборных лейтмотивов Александра Беглова. Рекультивировать его предполагается в раках программы «Чистая страна» – о трудностях этого проекта «Фонтанка» подробно писала. Тем не менее соглашение о взаимодействии Минприроды и Петербург подписали в рамках экономического форума. Судя по дальнейшим действиям, Смольный отрезает себе возможность «не успеть» с передачей и оставить за собой полигон на следующий год: расходы на обеспечение его безопасности даже не заложены в проект городского бюджета.

В Смольном поясняют, что передают федералам СПб ГКУ «Дирекция по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор» как имущественный комплекс, включая движимое и недвижимое имущество, находящееся на балансе учреждения. Со своей стороны, говорят в комитете, город все сделал, документы в Росимущество направил. «Санкт-Петербургом согласован проект распоряжения правительства Российской Федерации, предусматривающий начало функционирования полигона в федеральном статусе с 1 января 2020 года, который проходит процедуру согласования в федеральных органах государственной власти, – уточняют чиновники. – В настоящее время Минприроды России и Минфин России вырабатывают единую позицию по источнику финансирования безопасного содержания полигона в 2020 – 2022 годах».

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор