18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:20 17.11.2018

Город

09.11.2018 18:58

И никакой Пятницы. Разграбленному в Кронштадте форту нашли защиту

Полиция Кронштадта отыскала пушки Северного форта номер 6. Воры не сумели унести добычу, скинув ее в Финский залив. За остатками наследия приглядывает сторож. У него в напарниках только птица.

И никакой Пятницы. Разграбленному в Кронштадте форту нашли защиту

фото с официального сайта прокуратуры Санкт-Петербурга

Донный рельеф у Северного форта был обследован водолазами 7 ноября. Из семи похищенных пушек пока найдены только четыре. В полиции не исключают, что стволы эпохи Александра II схоронили здесь, чтобы вернуться, как только уляжется резонансная волна, вызванная разграблением острова. Повторный визит обернётся встречей с новым хранителем внесённых в список ЮНЕСКО ценностей. У него императорское имя, и главное его испытание – ноябрьское безлюдье и загадочный стук в окно обогреваемого буржуйкой вагончика. 

То, что украденные в конце октября раритетные пушки укрывают теперь воды Финского залива, «Фонтанке» подтвердили в Агентстве по управлению памятниками (АУИПИК). Оценить состояние стволов сложно, и не только потому, что 4,5-тонные орудия нужно сначала поднять на берег. Как уже сообщалось, форт перешёл в ведение Северо-Западного регионального АУИПИК в 2016 году, но специальный документ, где описаны предметы охраны и их состояние, петербургским профильным комитетом (КГИОП) до сих пор не выдан. Без этой «охранной грамоты» АУИПИК не может ни заявление о краже написать, ни оценить сумму ущерба. 

Единственный вопрос, который удалось решить оперативно, – обеспечить охрану форта. 

Вторую неделю на острове живет Александр, 50-летний сотрудник охранной фирмы родом из Смоленска. Для него установили вагончик, привезли дизельный генератор, выдали консервы и воду. Обещали через два месяца вернуться (правда, в конце ноября Александру должны пополнить запас провизии). «Фонтанка» связалась с тем, чьё имя с греческого переводится как "защитник", и спросила, что самое трудное в отшельничестве. 

коллаж/Архитектурный сайт Санкт-Петербурга/Станислав Воробьев

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Здравствуйте, Александр. Как ваши дела? Все ли в порядке?

– Все хорошо. Без происшествий. Никто пока не появлялся. Все тихо. Тишина-покой.

- А с питанием у вас как?

– Пока нормально. Хватит. До конца месяца надо прожить. Воды хватает, дров хватает, с буржуйкой разобрался. Сначала маялся, не мог даже суп закипятить. Четыре дня без первого был. Но нормально все. Здесь, в здании, нашёл себе два матраса. Выживу, все нормально.

- Слушайте, мне за вас даже тревожно немного. Как вы там, один совсем?

– А вы приезжайте, мне веселее будет. У меня же ни телевизора, ничего. Музыку только слушаю на телефоне. Электростанция есть, завожу, чтобы подзарядить телефоны, фонарики. А так... с буржуйкой разобрался, домик у меня хороший. Но это мне своему начальству надо говорить спасибо (охранной фирме). Не просто так – завезли, кинули, живи как хочешь. 

- А впечатление как раз такое – кинули, живи как хочешь.

– Да ладно вам. Не плачьте. Ну грустновато, а что сделаешь? Я уже название придумал острову. Птичка-синичка. 

- Почему?

– Сейчас расскажу. Вот просыпаюсь, ко мне в полдевятого уже кто-то стучится. Думаю: «Что ж такое? Дрозд или дятел?» Не знаешь же ничего. А территория-то большая. Это сейчас уже я тут полюбопытствовал, облазил бункера всякие. И вот мне – тук-тук-тук. Выйду – никого нет. Что ж за зверь такой? – думаю. А я завтракал и сало с собой привёз. Отрезал сало, и вот, действительно, эта синица каждое утро, полдевятого, ну плюс-минус 10 минут, стучится, и мне приходится выносить сало ей в дверь. 

- Ну вот, у вас теперь есть компания. 

– А вы говорите – одиночество. Нееет... Пока живность какая-то есть, никакого одиночества. Рыбалки никакой нет, хожу вокруг, рыбаков нет, никого. Видимо, не сезон. Если только на зимнюю потом приедут. 

- У вас есть средство связи, если случится что-то и вдруг?

– Есть. Ко мне уже тут приезжала ППС (патрульно-постовая служба), осматривали, как я тут. И МЧС тут рядом. Говорят: «Саша, если что-то вдруг, ты звонок сделай, мы через минут 3 – 5 дружно подъедем». Я думаю, все будет хорошо. Если что – шокер у меня есть. Хотя... что тут брать, кто тут полезет? 

- Если не секрет, сколько за такое платят? Ужасная же работа.

– Вы знаете, вот тут соглашусь – ужасная работа. Спрашиваю у своего оперативного, вот он мне должен к концу недели сказать. И я даже не знаю, за что работаю. Это тоже несерьёзно. Мне говорят: «Мы с АУИПИКом не согласовали». А зачем вы тогда становились на эту точку? Брали объект под охрану? 

- А раньше вы какие объекты охраняли?

– В основном в Москве. В Питере первый раз. Так меня ещё не завозили. Такое у меня впервые. Зато умываюсь с утра каждый день морской водой. Красота. Сегодня волна, а вот вчера так тихо было. Жаль, вы далеко, а так бы я вас чаем напоил с овсяным печеньем. Люблю овсяное печенье. Прикупил себе, так и налегаю: чай, конфеты, печенье. Мне тут два месяца всего поскучать. 

С 1704 года в районе острова Котлин была построена цепочка крепостей. Оборонительная система Кронштадта состоит из 21-го укрепления, семнадцать из них расположены в Финском заливе. Осенью 2018-го все они находятся в управлении различных государственных структур. Пока лишь немногим повезло попасть в программу петербургского правительства «Памятник за рубль». Заинтересовать инвестора при отсутствии должного туристического спроса и развитой инфраструктуры довольно сложно. Отнесённые к списку оберегаемого всемирного наследия форты Кронштадта по большей части заброшены и разрушаются.

Юлия Никитина, 

«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор