18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:57 23.10.2018

Сергей Цыпляев: Для сохранения власти в России смысла менять Конституцию нет

Что стоит за сегодняшними разговорами о готовности Кремля менять Конституцию, почему глава КС Валерий Зорькин вдруг написал об этом программную статью, рассказал «Фонтанке» один из авторов действующей Конституции. Спойлер: могут и поменять.

Сергей Цыпляев: Для сохранения власти в России смысла менять Конституцию нет

Сергей Цыпляев//Замир Усманов/Интерпресс

Спустя год после предыдущей публичной дискуссии о новой Конституции России, когда депутат Госдумы Владимир Бортко вносил соответствующий законопроект, страсти о главном законе страны разгорелись с новой силой.

После вбросов в телеграм-каналы утром 9 октября о том, что президент России Владимир Путин якобы «готов менять Конституцию» и запускать процедуру создания необходимого для этого Конституционного собрания, вечером того же дня в «Российской газете» (официальный печатный орган правительства РФ. – Прим. ред.) вышла программная статья председателя Конституционного суда России Валерия Зорькина «Буква и дух Конституции». Повсеместный шёпот «началось» одни аналитики восприняли всерьёз, другие назвали «дембельским аккордом» 75-летнего судьи КС РФ.

«Фонтанка» спросила одного из членов Конституционного собрания 1993 года, соавтора действующей Конституции России Сергея Цыпляева о сигналах, которые шлёт россиянам Валерий Зорькин. Бывший полпред Бориса Ельцина по Петербургу, а ныне член Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина, уверен, что «двойного дна» в рассуждениях Зорькина нет, так как у него уже давно «вселенский взгляд на процессы, из глубины веков».

- Валерий Зорькин выступил с этой статьёй, чтобы проверить нашу реакцию на идею конституционной реформы?

– Думаю, что это свидетельство попытки смены повестки дня. Смены тем для обсуждения. Россия постоянно в куче сложных проблем: санкции, разведчики и всё прочее. И тут появляется вполне приятная тема. Вместо изменения пенсионного законодательства можно, например, поговорить о главном законе страны – Конституции.

- То есть нас не пытаются готовить к редактированию главного закона страны?

– Я понимаю, что разговоры о конституционной реформе идут уже несколько месяцев (о том, что власть технически к этому готова после победы Владимира Путина на выборах президента 18 марта 2018 года «Фонтанке» говорил депутат Лев Шлосберг. – Прим. ред.). Но эти разговоры идут всегда. С момента принятия Конституции в 1993 году. Но во всей статье Зорькина я нашёл только один посыл, с которым можно согласиться. И этот посыл звучит просто: Конституцию не надо трогать. Никаких фундаментальных изменений, созывов «учредительных собраний» он не предлагает. И он говорит, что это неверная идея. Зорькин соглашается на «точечные изменения». Но и эти предложения либо бессмысленны, либо вредны.

- В каком месте Зорькин решил «навредить»?

– Самое вредное, о чём он говорит, – попытки изменения 12-й статьи Конституции. О местном самоуправлении. Статья написана абсолютно чётко и правильно. Она состоит из трёх выверенных предложений: «В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». Очевидно, что независимость органов местного самоуправления – камень преткновения. 12-я статья не позволяет достроить вертикаль власти просто и без затей. А очень хочется. И тут Зорькин говорит, что действующая редакция создаёт «возможность противопоставления» одной ветви власти другой. Но по его логике получается, что и сам принцип разделения властей, закреплённый в Конституции, закладывает это самое «противопоставление». Получается, что, если нужно застраховаться от этого «противопоставления» различных ветвей власти, надо на всякий случай отменять их разделение. В Конституции чётко прописано отличие местного самоуправления от других ветвей власти. Эта ветвь, по Конституции, не входит в государство. Фраза Зорькина указывает на желание добить местное самоуправление в России. Звучит это особенно странно на фоне дымящихся развалин местного самоуправления, которое сегодня обескровлено финансово и разгромлено организационно. И, на мой взгляд, это перечёркивает всё остальное, о чём он рассуждает в своей статье, дальше можно и не анализировать поток его сознания.

Инаугурация 2000 г
Инаугурация 2000 г
Фото: Сергей Величкин, Сергей Родионов/ТАСС

- Зорькин при этом не говорит о том, что критикуемая им 12-я статья относится к «основам конституционного строя».

– Именно. Это первая «защищённая» глава Конституции, положения которой меняются только при созыве Конституционного собрания и принятии новой Конституции.

- Разве вредны рассуждения Валерия Дмитриевича о необходимости исправления «перекоса» в пользу исполнительной власти? Я, сколько себя помню, слышу критику Конституции 1993 года, которая дала президенту «неслыханные полномочия».

– Про перекос в сторону исполнительной власти – это вообще крайне удивительное заявление от главы Конституционного суда. Я могу ему напомнить, что у нас исполнительную власть, по Конституции, осуществляет правительство, кабинет министров. У нас сильное правительство? Да их вообще не видно! О чём говорит, мне непонятно. Я услышал его посыл, что Конституцию менять не надо, кроме «точечной настройки».

- И первая такая «точка», о которой он упоминает, – это 7-я статья, где сказано, что «Россия – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Зорькин говорит, что не справляется государство с этой обязанностью. Это он заигрывает с народом, который всё громче недоволен уровнем жизни?

– Скажу так. Все сейчас ищут двойное дно в статье Зорькина. Но второго дна там нет. Делать выводы о том, что какой-то механизм не работает, можно, анализируя правоприменительную практику. Наша практика и привычки абсолютно далеки от того, что написано в Конституции. Мне не кажется, что Зорькин пытается заигрывать с общественным мнением. Его статься весьма противоречива. С одной стороны, он говорит, что Конституцию не надо трогать, а потом съезжает на наши «культурные основы», которые отличаются от подобных основ других стран, а потому нужно глубокое переосмысление самой концепции Конституции России.

- И на эту тему сегодня уже активно шутят в сети. Люди на полном серьёзе пишут, что нынешний старт дискуссии о конституционной реформе нужен для установления в России монархии. Вам смешно или грустно?

– Конечно, мы уже дошли до такой ситуации, когда ждём абсолютно любых ошеломлений. Но, на мой взгляд, до такой степени маразма мы ещё всё же не дошли. 

- Но ведь это вполне соответствует «ментальности российского народа», о которой рассуждает председатель Конституционного суда.

– А он вообще очень любит глубокие и очень глубокие философские изыскания в своих выступлениях и статьях. Он всё больше склонен к рассуждениям, которые носят скорее политический, нежели правовой характер. Не первый раз у него это. И когда звучит вопрос о том, как это сделать технологически, он не в состоянии это объяснить. Но решаются такие вопросы понятным способом. В Конституции фиксируются индивидуальные права, но в качестве целей общества прописывается защита слабых. А это уже функционал бюджетной работы и социальных программ. Описать подобные вопросы конституционально вы не сможете, кроме как некую цель.

Инаугурация 2004 г
Инаугурация 2004 г
Фото: kremlin.ru

- Зорькин, который в последние годы всё чаще говорит про суверенность права в России и независимость от международных институтов, вдруг заговорил про «двухпартийную модель» власти как образец успешной модели. То есть глава КС РФ призывает копировать принципы едва ли не основного нынешнего оппонента Кремля – США?

– Я бы сказал, что в нынешних условиях, когда «Америка – источник всего плохого для России», эта реплика для него – почти подвиг! Он извиняется за эти высказывания, но пишет, что мы хоть что-то можем же позаимствовать. Но каких-то реальных шагов в этом направлении я не жду. Ведь у Зорькина есть все необходимые рычаги для такой работы. Но Конституционный суд пока ничего не делает для этого. Конституция не позволяет формировать органы государственной власти субъектов Федерации с федерального уровня. В Конституции прямо записано, что государственную власть в субъектах осуществляют образуемые ими органы. Поэтому «вертикаль власти» у нас невозможна по Конституции. Назначения врио губернаторов невозможны по Конституции. Возникновение «двухпартийной системы» полностью исключено сегодня. Иначе у вас открываются возможности настоящей конкурентной борьбы.

- Что нужно поменять в Конституции, если стоит задача сохранить власть в тех руках, которые сегодня ее удерживают? Чтобы после окончания второго «второго срока» Владимир Путин в 2024 году остался главным в стране.

– Ничего не нужно менять. Для решения этой задачи нужно сделать одну простую вещь – референдум о продлении срока полномочий. Спросить людей, считают ли они допустимым продлить срок полномочий действующего президента ещё на 6 лет. И вам целая толпа юристов тут же объяснит, что в пункте 3 статьи 3 написано: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». А референдум стоит впереди, то есть раньше, чем выборы. Народ выражает свою волю, и точка. Власть сохраняется дальше. Если Путин хочет оставаться главным в стране и после 2024 года, конституционная реформа абсолютно не нужна.

- То есть в России менять правила по аналогии с Турцией или Арменией, когда основные полномочия перераспределялись от премьера к президенту и обратно, не станут?

– Если бы это была схема для Кремля, то они давно бы её реализовали. Я понимаю, что вы намекаете на Эрдогана (Реджеп Тайип Эрдоган, премьер Турции в 2003 – 2014 годах, с 2014 года президент. – Прим. ред.), который сохранил власть как премьер, перестав быть президентом. Но вы забываете, что в России есть одна маленькая проблемка, она же существенная психологическая деталь, крайне важная для первого лица: мы не готовы быть премьерами. Мы хотим быть такими крутыми, как Америка. Быть именно президентом. И этот комплекс там наверху сидит очень глубоко в голове. Нужно быть такими же, как в США. Да и быть руководителем коллегиального органа, которым является правительство, не так удобно. Есть ведь пример у соседей: тот же Назарбаев. Седьмой срок мотает (Назарбаев возглавил Казахстан в должности первого секретаря ЦК Компартии Казахстана в 1989 году, до этого пять лет был главой Совета министров Казахской ССР, с 1990 года – президент Казахской ССР, с 1991-го – бессменный президент Казахстана, с 2010 года носит официальный статус Лидера Нации. – Прим. ред.). И никаких у него нет с этим проблем. Провели нужные референдумы. И всё.

Инаугурация  2012 г
Инаугурация 2012 г
Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС

- В своей статье Валерий Зорькин вновь критикует международную систему защиты прав человека. Сетует на слишком большую свободу судей ЕСПЧ в толковании Конституции России. И этим он заканчивает свои рассуждения. На разрыв контактов с Советом Европы год назад намекал спикер Госдумы Вячеслав Володин. Быть может, глава КС своей статьёй просто решил ускорить этот разрыв?

– Не думаю, что он готовит нас к прямому отказу от ЕСПЧ, но правовая позиция, которая говорит о том, что мы не будем признавать их решения, она здесь присутствует. В той части, в какой мы сочтем необходимым. Никто не говорит, что мы сами будем выходить из ЕСПЧ. Мы просто будем игнорировать их позиции, и делайте, что хотите, это называется. «Ну, исключайте нас тогда!» Но это сложный вопрос, принимать такие решения довольно трудно.  

- Насколько вероятно, что власть на самом деле хочет реформировать Конституцию, чтобы дать больше кислорода оппозиции?

– Пока не похоже. Процесс идет в той же схеме, мы не видим движения в направлении понимания. Я думаю, что мы еще пройдем этап желания регулировать все и вся.

- Но у власти рейтинги катятся в тартарары. Хотя и не у всех социологов.

– Это понятно. Так вот здесь встает вопрос, какими способами выбираться. Есть несколько вариантов. Один вариант: продемонстрировать экономические успехи, – чего не происходит. Второй: какая-то очередная победная внешнеполитическая акция. И вот сейчас надо внимательно смотреть, куда может быть направлен взгляд. Третий вариант:  идеологическое закручивание гаек. Потому что любые другие подходы… Все знают, стоит только встать на стезю перестройки, финал Горбачева нам всем известен. 

- Может, Зорькин с нами просто так красиво прощается накануне 25-летия Основного закона страны?

– Его статья носит попытку подняться настолько высоко, что даже деталей Конституции оттуда не видно, и поговорить о философских глубинах. Я не исключаю, что это попытка продемонстрировать вселенский взгляд на процессы, из глубины веков. Может быть, это и так.  

Инаугурация 2018 г
Инаугурация 2018 г
Фото: Дмитий Азаров/Коммерсантъ

- То есть это готовность отойти в сторону. «Отпустите меня на пенсию»?

– Желание уйти на пенсию в нашей психологии – это почти не работающий вариант, это не в наших традициях. Хотя никто не знает, какие там идут обсуждения. В целом основной посыл: Конституцию глобально не трогать, давайте заниматься локальными настройками. Вот только настройки предлагаются не те, что действительно существенны, а либо бесполезные, либо вредные, неправильные. Потому что на самом деле нам надо усиливать правительство, сделать более независимым от главы государства, – а не говорить, что у нас есть перекос в сторону исполнительной власти. Которого конечно нет. Потому что президент к исполнительной власти не относится. Это глава государства, стоящий над ветвями власти и осуществляющий функции арбитра.

- Парламент услышит призыв главы КС, отвлечётся от арбитра и заиграет самостоятельно?

– У парламента по Конституции самые сильные полномочия.

- Но по факту это не очень заметно.

– Здесь дело не в факте. Они все есть, они записаны, но только там должны быть люди, которые хотят и могут реализовать эти полномочия. Но если они не хотят и не могут, вы туда чего угодно напишите. Они будут приходить и первым делом принимать закон, в соответствии с которым все решают президент и правительство. Конституция не может поднять людей за волосы из состояния верноподданных

- 25 лет – большой срок для Конституции в России? Дольше у нас действовала только «сталинская» (с 1936-го по 1977 год).

– Это и много, и мало. С точки зрения наших привычек все ломать и делать новое – это приличный срок. И говорит о том, что Конституция, в общем-то, сделана неплохо. Ничего улучшающего ее пока не произошло.

И второй момент: мы пока еще не овладели всем потенциалом, который есть внутри этой Конституции. Мы не в состоянии реализовать в полном объеме то, что там написано по правам и свободам человека. А это основной объем Конституции – 38 статей из 137. И нам абсолютно не удается федерализм. В Конституции вся конструкция власти построена на горизонталях. А мы везде идем вперед с вертикалью наперевес. Нам еще работать и работать. Для перехода на парламентскую республику, которая предъявляет самые высокие требования к гражданской зрелости общества и способности самоорганизовываться, мы абсолютно не готовы. 

- Если всё же решат собирать новое Конституционное собрание для создания новой Конституции и вас позовут, как опытного специалиста, пойдете?

– Отстаивать определенную позицию готов. Конституционное собрание принимает два решения  – сохранить эту Конституцию либо принять новую. Я очень сильно подозреваю, что в новой Конституции не удастся отстоять ни права и свободы человека в полном объеме, ни федерализм, ни местное самоуправление. Сейчас политические настроения идут в другую сторону.

- Сейчас вероятность таких изменений выше, чем в течение последних 25 лет?

– И да, и нет. Поскольку экономика не получается, давайте поменяем что-нибудь в Конституции. Но, с другой стороны, есть такое ощущение, что ситуация настолько неустойчивая, что лучше ничего не трогать, а то можно рассыпать последние скрепы. Принять сегодня Конституцию, которая будет лучше прежней, шансов мало. Вы войдёте в Конституционное совещание – и сразу вскроются все ящики Пандоры, связанные с нашим федерализмом, взаимоотношениями субъектов Федерации. И потом вы можете выйти из этого совещания вообще без России. Войти в это Конституционное собрание легко. Выйти сложно. Вы ведь тем самым объявляете, что всё переучреждаете заново. Хочется попробовать? Попробуйте! Результат только будет совершенно непредсказуемым.

Николай Нелюбин,

специально для "Фонтанки.ру"

P.S. Спустя сутки после публикации статьи Валерия Зорькина о необходимости «точечных» изменений Конституции РФ, Кремль устами пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова опроверг планы менять главный закон страны. «Это его личное мнение», – сказал официальный представитель действующего главы государства.

Н. Н.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор