29.03.2016 19:44
0

Фасады Верховного суда просят нарисовать заново

В апреле этого года концепцию квартала Верховного суда собирались представить на суд экспертов. Но часть из них высказалась уже сейчас, после публикации «Фонтанки»: надеемся, все переделают.

ООО "Евгений Герасимов и партнеры"
ООО "Евгений Герасимов и партнеры"

Архитекторы Евгений Герасимов и Сергей Чобан в апреле этого года представят на суд Совета по наследию концепцию комплекса зданий Верховного суда и Дворца танца Бориса Эйфмана. Их планируют возвести на месте снесенного института прикладной химии, напротив стрелки Васильевского острова. «Фонтанка» попросила петербургских архитекторов и критиков рассказать, как они оценивают новую концепцию.

Концепцию будущего квартала Верховного суда «Фонтанка» обнародовала накануне. Евгений Герасимов в эфире [Фонтанки.Офис] подтвердил: именно этот проект был подан на рассмотрение комитета по охране памятников. Кроме того, концепцию уже рассмотрели и одобрили в управлении делами президента, а балетмейстер Борис Эйфман согласился с обликом Дворца танца, который предложило бюро SPEECH Сергея Чобана.

На этот раз здания суда и судебного департамента решено повысить до максимальных 7 этажей, а вдоль проспекта Добролюбова — создать регулярную прогулочную аллею. «Чем более компактны здания, тем больше можно высвободить зелени, – объяснил логику Евгений Герасимов. – Концепция позволяет создать парк площадью 4 га, получить ничем не перекрываемый вид на Князь-Владимирский собор с Дворцовой набережной и лицезреть Дворец танца Бориса Эйфмана с акватории Невы».

Кроме того, по мысли архитектора, вдоль берега Малой Невы разместится прогулочная набережная с кафе и магазинами, которую свяжет с Мытнинской набережной подземный переход. Сами здания суда возьмут под охрану, но окружающее пространство будет открытым, пообещал зодчий.

Дворец танца Бориса Эйфмана, по задумке авторов, должен напоминать ниспадающий стеклянный занавес за классическим портиком и колоннами.

Сергей Чобан отказался обсуждать проект Дворца танцев с «Фонтанкой». Материалы, попавшие в распоряжение нашей редакции, он назвал неокончательными, а их публикацию — некорректной.

«Материалы, которые будут представлены для рассмотрения 11 апреля, будут носить градостроительный характер и будут другими, чем те, что были опубликованы», – рассказал Сергей Чобан.
Концепция еще может быть скорректирована, соглашается Евгений Герасимов. «Главное слово — это концепция. Это первоначальные предложения. Еще будут дорабатываться фасады, детали, может быть, планировочные решения, хотя думаю, что вряд ли это можно сделать радикально», – объяснил градостроитель.

Планировочные решения — единственное, с чем согласились опрошенные «Фонтанкой» архитекторы и критики. Все остальное нужно менять кардинально.

«Трудно представить, чтобы такой суд построили в Европе и даже в Азии. Может быть, в Северной Корее. Когда я увидел – вздрогнул. И думаю, не я один. Надеюсь, это переделают», – высказался глава «Студии 44» Никита Явейн, имея в виду фасады и театра, и суда. По его словам, право на существование в этом проекте имеет только планировка участка. И отчасти фасады жилых домов.

Искусствовед Алексей Лепорк даже более категоричен. «Архитектурных достоинств в этом проекте нет», – с ходу заключил он, назвав планировочные решения и фасады «детскими», как ученическая работа по курсу истории классицизма. Жилые дома стилизованы под условный Амстердам, здание суда напоминает Военно-морскую академию на Ушаковской набережной, образец сталинской архитектуры рубежа 1930 – 1940-х. «Все ровно, сухо, строго. Пройдет несколько лет, и все будут думать, что это такое советское здание 1950-х годов», – говорит Лепорк. По сравнению с проектом Евгения Герасимова предыдущая концепция Максима Атаянца выглядит свободной и живописной, считает он.

«Семиэтажное здание суда выглядит слишком монументально. И этим оно может нарушить самый главный ансамбль города — ансамбль стрелки Васильевского острова, сломать равновесие. Николай Баранов ранее потому и предложил создать на Ватном острове сквер, чтобы ничем не побеспокоить Биржу», – добавляет Алексей Лепорк.

Здание Верховного суда Евгения Герасимова напоминает монументальную архитектуру 1950-х годов и выглядит гораздо менее компромиссным, чем предложения Максима Атаянца, – соглашается архитектурный критик Владимир Фролов. «Произошла переоценка значения общественной зоны. Все хвалят появление сквера перед зданием суда и перед театром. Сама по себе зелень хороша, но в проекте нет никакой мощной инновации. А вот пропажа аллеи, ведущей от театра к Неве, — не самое лучшее решение», – говорит Фролов.

Впрочем, сам Евгений Герасимов в эфире [Фонтанки.Офис] отреагировал на критику жестко: «Сколько людей — столько вкусов». А затем ответил на высказывание Льва Лурье, отметившего «высокомерие» сталинского классицизма по отношению к человеку. «Не надо быть святее папы римского. Если спросить петербуржцев, что им нравится больше — сталинская архитектура или хрущевки с брежневками, — ответ будет однозначным. Я бы на месте Лурье за всех петербуржцев не говорил», – отрезал Герасимов.

В комитете по градостроительству и архитектуре проект официально не комментируют. Пока он на рассмотрение не поступал, заявил журналистам глава КГА Владимир Григорьев. При этом по закону комитет может рассматривать проект только в части жилой застройки. С прошлого года Смольный получил новые полномочия.

Впрочем, Владимир Григорьев проект все же видел. Он давно знаком и дружит с Евгением Герасимовым. В свое время нынешний глава КГА консультировался с коллегой по проекту здания Главного управления Центробанка на Фонтанке. Неудивительно, что и проект комплекса Верховного суда они обсуждали за ужином, как коллеги по цеху, рассказал сам Григорьев.

К слову, над этой территорией Герасимов и Григорьев уже работали вместе — на рубеже 2010-х. Тогда Евгений Герасимов и Сергей Чобан выиграли право проектировать жилой квартал «Набережная Европы», а бюро Владимира Григорьева адаптировало к российским требованиям проект Дворца танцев голландцев UN Studio.

По словам Владимира Григорьева, это он напомнил Евгению Герасимову об идее ленинградского архитектора Николая Баранова – создать в квартале пешеходную зеленую зону. И он же всегда считал разумным расположить Дворец танца Бориса Эйфмана ближе к метро и переулку Талалихина. А также не выбрасывать в корзину проект зрительного зала театра голландцев UN Studio.

Известные архитектурные решения зданий судов можно увидеть здесь.

Заха Хадид, проект Дворца правосудия в Милане
Заха Хадид, проект Дворца правосудия в МиланеФото: Zaha Hadid Architects
Здание Верховного суда в Грассе
Здание Верховного суда в ГрассеФото: Christian de Portzamparc
Здание суда и общественный центр в Местиа
Здание суда и общественный центр в МестиаФото: J. Mayer H. Architects
Гаагский трибунал. Проект. Palace of Peace
Гаагский трибунал. Проект. Palace of PeaceФото: Wilford Schupp Architekten
Европейский суд по правам человека
Европейский суд по правам человекаФото: RSHP - Роджерс Стерк Харбор + Партнеры, Ричард Роджерс, 1995, archi.ru
Городской суд Антверпена
Городской суд АнтверпенаФото: RSHP - Роджерс Стерк Харбор + Партнеры, Ричард Роджерс, 2006 //Euro Inox 2006
Суд города Бордо
Суд города БордоФото: RSHP - Роджерс Стерк Харбор + Партнеры, Ричард Роджерс, 1998 //archi.ru

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор