18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
22:46 16.11.2018

Десятина петергофского отката

Про долю отката по госконтрактам все говорят, но мало кто присутствовал при процедуре. “Фонтанка” предлагает послушать, как это, видимо, делается в Петергофе и Ломоносове. На сентябрь 2015-го традиционная ставка не менялась.

Десятина петергофского отката

читатель "Фонтанки"

Акт выполненных работ по реставрации лестницы к монументу воинской славы в Ломоносове, которая развалится через месяц, мог стоить подрядчику по госконтракту 1,2 миллиона рублей, или 10 процентов от цены, – такой вывод можно сделать из аудиозаписей, оказавшихся в распоряжении редакции. «Фонтанка» предлагает послушать, как в Петергофе решаются вопросы.

Два разговора состоялись предположительно осенью 2015 года. Первый из них имел место, видимо, 7 сентября.

Собеседники обращаются друг к другу «Сергей Игоревич» и «Андрей Анатольевич», при этом голоса на записи показались корреспонденту очень похожими на голоса директора ГБУ «Служба заказчика администрации Петродворцового района Санкт-Петербурга» Сергея Игоревича Камелькова и генерального директора ООО «Петербург» Андрея Анатольевича Люботинского.

Судя по контексту, предмет обсуждения – исполнение государственного контракта по комплексному благоустройству территории памятной стелы "Ломоносов – город Воинской славы" с изготовлением лестницы. Условия благополучного оформления документов для подрядчика оглашены как 1 200 000 рублей. «Сергей Игоревич»: «Меня это устраивает».



Разговор отчетливо делится на две части. Первая проходит, судя по всему, в кабинете чиновника. «Андрей Анатольевич» сетует на проблемы, сроки и субподрядчиков, путаясь в словах, хочет «также, опять же, насколько это возможно, искренне, как угодно» настраивать «отношения» и даже осмеливается произнести вслух: «Технический вопрос. Мы договорились на один и два… Мы договорились, нам сказали». «Сергей Игоревич» не демонстрирует особого возмущения, но к коррупции не склоняется: «Не знаю об этом ничего!»

Частичная расшифровка:

А.А.: – Сергей Игоревич, я, собственно, по двум вопросам… Ну, короче, что… Я дико извиняюсь, сами дураки, выводы, конечно, сделали и так далее… В этой связи два вопроса. Первый вопрос: так или иначе, у нас 11-го числа заканчивается договор, и так или иначе… Ну, допсоглашение, да?! И так или иначе, надо будет закрываться в каком-то… в какой-то степени… надо будет юридически закрываться… Потому что 99 процентов администрация нам не будет продлевать больше, никакого допсоглашения делать не будет…

С.И.: – У нас есть мои 12 дней.

А.А.: – Что у вас есть?

С.И.: – Мои 12 дней.

А.А.: – Что такое – 12 дней?

С.И.: – Мои 12 дней на проверку документов.

А.А.: – А-а-а... 12 дней на проверку документов. Сергей Игоревич, я хочу также, опять же, насколько это возможно, искренне, как угодно...

С.И.: – Без вопросов.

А.А.: – Я хотел, чтобы мы сейчас, о втором сейчас поговорим… чтобы мы с вами вот… потому что те – это те, а чтобы у нас с вами были хорошие отношения… Я хотел бы, что-то как-то что-то... мы были бы вам признательны, благодарны… Скажите просто, что надо.

С.И.: – Ничего не надо. Сделайте… Я клянусь вам, у меня с вами достаточно приличные, нормальные отношения… я хочу поддерживать…

...

А.А.: – Хорошо. Замечательно. И тогда технический вопрос. Мы договорились на один и два… Мы договорились, нам сказали…

С.И.: – Я этого не знаю вообще. Вот вообще ни о чем не знаю сейчас. Вот это вообще не знаю этого. Слово даю…

А.А.: – Я вам верю…

С.И.: – Слово даю, не знаю!

После третьего виража вокруг суммы «Андрея Анатольевича» осеняет: «Пойдемте покурим!» За стенами кабинета тональность разговора меняется, и дается благосклонное согласие на «миллион двести», через «никого, через меня».

А.А.: – Я называю… Я с вами… Я понял! Может, мы выйдем, покурим?!

С.И.: – Да. Покурим.

А.А.: – Пойдемте покурим.

...

А.А.: – Короче говоря, называем вещи своими именам, да? Нам… миллион двести…

С.И.: – Да.

А.А.: – …мы должны принести?

С.И.: – Да.

А.А.: – Ни через каких, извиняюсь…

С.И.: – Никого, через меня.

А.А.: – Через вас?

С.И.: – Да.

А.А.: – Меня это устраивает.

С.И.: – Да. Дениска подъезжает…

А.А.: – Денис приедет… не важно. Вон он там стоит в машине… Вопросов нет, вопросов нет! Да и Денис… Значит, значит, значит… Технология… Если нам закроется все…

С.И.: – Все.

А.А.: – То миллион двести мы сразу вам приносим.

С.И.: – Да.

А.А.: – Не хочу никакого Диму...

С.И.: – Ничего, никого!

А.А.: – Все! Это то, что я хотел услышать! Просто кое-кто из наших знакомых меня не очень... устраивает… Знают двое – знает и свинья, ну, грубо говоря.

С.И.: – Никого, ничего! Еще раз повторяю...

А.А.(Перебивает): – Я не хочу! Вы все-таки… Человек, облеченный властью, уважаемый человек, а этот человек… Я понимаю, где вы работаете и что вы делаете! А этот-то мне не сдался, грубо говоря!

С.И.: – Правильно.

...

С.И.: – Нет, все нормально. Вы закрывайте, я 14-го уезжаю, 24-го приезжаю, 25-го выхожу на работу. Вы предоставляете мне всю работу, я с главой это все обговорил.

А.А.: – Хорошо.

С.И.: – Я закрываю вам все.

А.А.: – Как только нам приходят материальные средства, я приношу…мы приносим вам.

С.И.: – Да.

А.А.: – Все, извините. До свидания.

Второй разговор состоялся якобы тремя неделями позже, 30 сентября. На записи всё тот же «Сергей Игоревич» и «Денис», чей голос кажется похожим на голос инженера ООО «Петербург» Дениса Косицына.



Частичная расшифровка:

Д.: – Он сказал, что вы ему сказали – один и два, да?

С.И.: – Да.

Д.: – Мы без всяких посредников, без ничего?..

C.И.: – Да.

Д.: – Напрямую… У меня вопрос… Можем ли мы частями отдать? Удобно ли это будет?

С.И.: – Я бы вообще никак… Понимаете…

Д.: – Не хочется быть здесь… дураком здесь… напортачить…

С.И.: – Лучше попозже, но – всё.

Сумма госконтракта по благоустройству территории и лестницы у памятной стеллы – 11 703 564 рубля без НДС, которые и были выплачены согласно актам выполненных работ.

Лестница, правда, развалилась через три недели после сдачи объекта, но в ООО «Петербург» объяснили, что дело не в качестве работ, по их словам, брусчатку растащили местные вандалы.

Корреспондент «Фонтанки» позвонил предполагаемым собеседникам и попросил прокомментировать услышанное на записях.

Генеральный директор ООО «Петербург» Андрей Люботинский вспомнил, что с Камельковым беседовал неоднократно, но взяток, говорит, не предлагал:

– Было у меня несколько бесед с этим человеком.

- Вы предлагали ему взятку в один миллион двести тысяч рублей за подписание допсоглашения к государственному контракту?

– Нет.

скриншот страницы сайта piter.tv

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Директор ГБУ «Служба заказчика администрации Петродворцового района Санкт-Петербурга» Сергей Камельков вспомнил только фамилию Люботинского, но утверждает, что приватных встреч с ним не имел:

– Люботинского я фамилию еще слышал, в прошлом году был такой. Я видел его пару раз всего, и то на совещаниях. Даже примерно не представляю, о чем вы спрашиваете.

Инженер ООО «Петербург» Денис Косицын ответил так:

– У меня с Камельковым было много разговоров, связанных с производственной необходимостью, в том числе и в конце 2015 года.

- Может, припомните, о чем шла речь и что означает "один и два", которые надо было передать целиком, а не частями?

– Не припоминаю, вероятно, речь могла идти о частях отчетной документации.

- Не вы ли производили запись этого разговора? Если да, то с какой целью?

– Это засекреченная служебная информация. Полагаю, вам следует узнать об этом у организации и у людей из этой организации, которая предоставила вам какую-то запись.

«Фонтанка» надеется, что таинственная «организация» найдет способ прокомментировать сложившуюся ситуацию. И объяснить, какие именно секреты оказались в редакционной почте.

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор