Сейчас

+8˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+8˚C

Пасмурно, дождь

Ощущается как 6

2 м/с, с-з

749мм

99%

Подробнее

Пробки

1/10

Следователи прокладывают лоцманам новый курс

1518

Сотрудники антирейдерской бригады Следственного комитета при Генпрокуратуре на днях задержали в Петербурге директора по развитию ОАО «Трест механизации и строительных работ» Юрия Усанова и юриста Александра Рожкова, представляющего в судах интересы АНО «Морские лоцманы Санкт-Петербурга». Им предъявлено обвинение в вымогательстве. Лоцманский командир Санкт-Петербурга Владимир Егоркин изложил корреспонденту «Фонтанки» свою версию произошедшего.

Сотрудники антирейдерской бригады Следственного комитета при Генпрокуратуре на днях задержали в Петербурге директора по развитию ОАО «Трест механизации и строительных работ» Юрия Усанова и юриста Александра Рожкова, представляющего в судах интересы АНО «Морские лоцманы Санкт-Петербурга». Им предъявлено обвинение в вымогательстве у адвоката Игоря Макарова. Лоцманский командир Санкт-Петербурга Владимир Егоркин изложил корреспонденту «Фонтанки» свою версию, по которой лоцманский бизнес стал жертвой имеющих к нему отношение адвокатов. А следователи так активны, поскольку потерпевший - близкий друг Дмитрия Довгия, руководителя Главного следственного управления СК РФ, утверждает заслуженный транспортник.

Потерпевший адвокат

Чуть меньше года назад, в марте 2007-го, на Васильевском острове было совершено нападение на Игоря Макарова - представителя коллегии адвокатов «Константиновская». Преступник нанес ему удар ножом в живот и убежал. Адвокат Макаров выжил, подозреваемого в нападении задержали спустя три недели.

Покушение на Игоря Макарова в прошлом году не было первым. Как сообщали СМИ, в мае 2006-го средь бела дня его машину обстреляли на Театральной площади, пуля разбила стекло, но сам юрист не пострадал. Тогда Игорь Макаров представлял интересы Консерватории им. Римского-Корсакова в споре с Театром оперы и балета – два учреждения культуры не могли договориться о том, кто имеет право управлять общим зданием и сдавать его площади в аренду. Точку в том споре поставила Роскультура, в итоге закрепившая это право за Консерваторией. Кстати, злоумышленника, стрелявшего в машину адвоката, поймать не удалось.

Новое нападение на Игоря Макарова тоже было связано с его автомобилем Ford Focus. Как сообщали информагентства, утром 15 марта 2007 года юрист вышел из своего дома на 12-й линии Васильевского острова и обнаружил, что у его машины проколото колесо. В этот момент его и ранили ножом. Дело возбудили по 111-й статье УК РФ «Нанесение тяжких телесных повреждений», и в апреле 2007-го подозреваемый в нападении был задержан. Он признался, что покушение было заказным – за «работу» он получил 2000 долларов. А 5 месяцев назад, в августе, был задержан и подозреваемый в организации преступления сотрудник одного из охранных предприятий, в котором прежде работал первый задержанный. Предполагаемый организатор нападения свое участие в преступлении отрицает и считает это оговором со стороны бывшего коллеги.

Следствие по делу сначала вела прокуратура Василеостровского района, затем оно было передано в прокуратуру города. В конце прошлого года, когда горпрокуратура планировала уже передавать дело в суд, его перенаправляют в следственную бригаду Следственного комитета при Генпрокуратуре. Она работает над самыми громкими рейдерскиими делами Владимира Барсукова (Кумарина), Андрея Леухина и Вячеслава Дрокова. Бригаду курирует руководитель Главного следственного управления СК РФ Дмитрий Довгий, известный по делам замминистра финансов Сергея Сторчака, генерала ФСКН Александра Бульбова, расследование которых он также курирует. Следователи, ведущие рейдерские дела, начали пристально изучать не только обстоятельства покушения на адвоката Макарова, но и обстоятельства хозяйственного спора в лоцманском бизнесе, в котором потерпевший юрист имеет интересы.

Судозаход

Общий оборот лоцманского бизнеса петербургского порта - 14 миллионов долларов в год. Впрочем, прибыль в нем невелика. Во-первых, тарифы на услуги лоцманов устанавливает государство и индексирует их нечасто. Во-вторых, до 70 процентов полученных средств уходят на зарплату самих лоцманов. Большая часть оставшихся средств идет на обслуживание и ремонт транспорта и катеров — на них лоцманы добираются до судов, которые предстоит провести в порт. Однако бизнес этот устойчив и имеет большой потенциал роста – ведь число судозаходов в порт Петербурга год от года растет.

До 1991 года лоцманские услуги оказывало только государство, и работа высококлассных специалистов (а лоцманами, как правило, ближе к пенсии становятся самые опытные капитаны дальнего плавания) финансировалась скудно, по остаточному принципу. Затем ситуация изменилась кардинально – частные лоцманские объединения, существующие в основном в форме автономных некоммерческих организаций (АНО), вывели работу на совершенно новый уровень, смогли закупить современную технику и платить достойные зарплаты капитанам на берегу – до 2-3 тысяч долларов в месяц.

Чиновники из министерства транспорта не смогли спокойно воспринимать то, что финансовые потоки этой части портового бизнеса не контролируются. В июле 2001 года государство запретило частникам оказывать лоцманские услуги. И тогда АНО лоцманов понадобилась помощь юристов – они решили бороться с незаконным постановлением в судах.

По словам лоцманского командира Санкт-Петербурга Владимира Егоркина, он знает Игоря Макарова с 1996 года. Тогда 30-летний юрист помог лоцманам получить от Балтийского морского пароходства запущенное здание на Межевом канале.

- Во время той совместной работы у нас установились теплые, даже приятельские отношения с Игорем Макаровым и его коллегой, – рассказывает лоцманский командир. – Они стали регулярно заходить к нам в офис – просто пообщаться. Поэтому когда вышло постановление правительства, умножающее на ноль лоцманский бизнес, я привлек к участию в судах именно этих юристов – тогда они работали в юридической консультации № 21. Практически одновременно произошел раскол среди лоцманов – примерно 20 человек из 70 требовали в судах признать их руководителями лоцманской организации, управляющей общим имуществом. Это был еще один процесс, к которому я привлек юриста Макарова и его коллегу.

Судебные тяжбы оказались сложными и длительными, а оплачивать услуги юристов было фактически не из чего – бизнеса не стало, а доходов от сдачи в аренду помещений здания хватало только на его содержание и мизерные зарплаты сократившегося штата.
Все это время юристы, их коллегия адвокатов и другие организации, имеющие к ним отношение, оказывали услуги по многочисленным договорам, расценки в которых были очень высокими, но зато адвокаты не требовали платить сразу, – вспоминает Владимир Егоркин. – Позднее Игорь Макаров попросил сделать его членом и председателем Наблюдательного совета лоцманского АНО, якобы для того, чтобы иметь статус при переговорах с чиновниками. Я полностью доверял Игорю и пошел ему навстречу. Одновременно он сказал, что хочет в судебном порядке закрепить задолженности лоцманской АНО перед юристами. При этом он заверил, что организация не понесет ущерба, – все расходы на юристов в случае успешного судебного решения будут возложены на ответчиков. И я также пошел у него на поводу – суды с моего молчаливого согласия вынесли решения о наличии долгов АНО.

Сначала и Верховный суд России, и его Президиум признали законным постановление правительства, лишившее лоцманскую организацию права на работу. Однако в апреле 2004 года Конституционный суд признал незаконность правительственного акта и вернул частным лоцманским АНО право оказания профильных услуг в крупных портах. Успех юристов сделал их фаворитами у лоцманов, а Игорь Макаров даже получил звание почетного лоцмана.

Однако, по мнению Владимира Егоркина, уже тогда юристы планировали заполучить лоцманский бизнес. И долги, подтвержденные судебными решениями, повисли на лоцманской организации. Бизнес АНО «Морские лоцманы Санкт-Петербурга» восстанавливался медленно, средства на погашение долгов юристам появлялись постепенно, а те, по словам Егоркина, требовали подписывать новые акты выполненных работ. В июле 2006 года лоцманский командир отказался визировать очередные финансовые документы в связи с резким ухудшением финансового состояния организации, и тогда лоцманская АНО в полной мере ощутила на себе последствия доверчивости Егоркина.

В сентябре 2006 года в отношении лоцманской АНО началось исполнительное производство, которое, по сути, парализовало ее деятельность. Юристы пошли на открытый конфликт с руководством лоцманов. Общая сумма долгов составляла, по разным оценкам, от 20 до 30 миллионов рублей. И заплатить их сразу возможности не было. Лоцманская организация наняла других юристов и обратилась в суд с исками о признании недействительными части договоров, по которым возникли долги. Эти суды длятся и теперь, но, как уже упоминалось, из-за нападения на адвоката Макарова в марте 2007-го эти судебные споры попали в поле зрения бригады Следственного комитета. А лоцманский командир с недоумением обнаружил себя в статусе свидетеля по уголовному делу о нанесении телесных повреждений адвокату Макарову.

Почему антирейдерская следственная бригада из Москвы занялась этим делом, теперь стало понятно. Следователи сочли, что оба покушения на адвоката Игоря Макарова — это вымогательство со стороны преступной группы, руководимой Владимиром Егоркиным. А вымогали злоумышленники право Макарова на долги АНО «Морские лоцманы Санкт-Петербурга» - таким образом теперь представлены переговоры по определению размера долговых претензий со стороны адвокатов.

Если следовать логике антирейдерской бригады, теперь под обвинение в вымогательстве может попасть любой человек, пытающийся уточнить или снизить размер долговых претензий. Потому что задержанный следователями Юрий Усанов (известный в городе предприниматель, чья организация занимается строительством дамбы)утверждает, что по просьбе своего старого знакомого, лоцманского командира Владимира Егоркина встречался 13 и 14 сентября 2006 года с адвокатом Макаровым и его коллегой Константином Ивановым, чтобы уточнить размер их долговых претензий к АНО. И именно эти две встречи полтора года назад теперь положены в основу предъявленного обвинения.

Эта трактовка - новелла в юриспруденции, позволяющая перенести любые хозяйственные споры в следственные изоляторы, считают опрошенные «Фонтанкой» юристы. В частности, адвокат Александр Афанасьев говорит, что это новое слово и в мировой юридической практике: «Это уму непостижимо, чтобы сначала адвокаты представляли интересы клиента, потом вошли в его бизнес и задушили долгами за оказание юридических услуг, затем попытались сместить руководителя, а потом обвинили того в вымогательстве, чтобы посадить в тюрьму!».

Адвокат Юрия Усанова Олег Блинов считает фабулу обвинения юридическим нонсенсом: «Нельзя в принципе вымогать право на получение долга — ведь оно не существует в натуре, к тому же оспаривается в арбитраже».

Сам потерпевший - адвокат Игорь Макаров - в телефонном разговоре сообщил, что его «адвокат рекомендовал не общаться с журналистами и ничего не комментировать».

Одна из версий, объясняющих позицию московских следователей по этому делу, появилась во время интервью с лоцманским командиром Владимиром Егоркиным:

- Владимир Иванович, знаком ли вам Дмитрий Довгий, который сейчас возглавляет Главное следственное управление Следственного комитета при Генпрокуратуре?

– А руководителя следственного управления зовут Дмитрий Довгий? Да, конечно, я знаю его – это близкий приятель, даже друг адвоката Игоря Макарова. В начале 2000-х, когда я безгранично доверял Игорю, они несколько раз приезжали к нам в офис, мы вместе пили чай. Потом я несколько раз подвозил Игоря на Васильевский остров, на набережную Макарова, и он говорил, что идет в гости к Дмитрию Довгию.

– То есть Игорь Макаров является другом руководителя Главного следственного управления, а следственная бригада этого управления расследует уголовное дело о покушении на Игоря Макарова?

– Я не знал об этом, пока вы не назвали имя Дмитрия Довгия. Но Макаров и Довгий – друзья, это абсолютно точно.

- Эта следственная бригада занимается рейдерскими делами. В частности, делом Вячеслава Дрокова. А Вы знаете Вячеслава Дрокова?

- Я не стал бы говорить, что я его знаю. Хотя и встречался с ним по инициативе Игоря Макарова, который утверждал, что есть человек, способный решить любые проблемы любого бизнеса. И он его хорошо знает. Уже позднее, после одной или двух встреч я узнал, что этого человека, с которым меня сводил Игорь Макаров, зовут Вячеслав Дроков.

- Зачем Вы встречались с ним?

- После решения Конституционного суда нам продолжали ставить палки в колеса, не давали нормально работать в порту. И тогда Игорь Макаров пригласил меня в гостиницу «Европейская» - на встречу к этому человеку.

Дмитрий Андреев,
Фонтанка.ру

Справка «Фонтанки»
Егоркин Владимир Иванович
Родился в 1943 году. В 1961 году работал в Камчатском морском пароходстве, в 1962-м – в Таллинском морском порту. С 1969 года, после окончания Ленинградского высшего инженерного морского училища им. С.О. Макарова, пять лет работал в Литовском морском пароходстве – вначале штурманом, потом старпомом. Закончил юридический факультет Ленинградского государственного университета (специализация – морское право) и аспирантуру Санкт-Петербургского морского технического университета. Кандидат юридических наук. Лоцман Ленинградского морского торгового порта с 1974 года. С 1992 года – лоцманский командир Санкт-Петербурга. Президент Ассоциации морских лоцманов России. Заслуженный работник транспорта РФ.

Макаров Игорь Алексеевич
Родился в 1966 году. Закончил юридический факультет Ивановского государственного университета. Занимался юридической практикой в Санкт-Петербурге, сотрудничал со страховой компанией «Вирилис». Работал в юридической консультации № 21, один из создателей коллегии адвокатов «Константиновская».

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
close