Сейчас

+21˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+21˚C

Облачно, Без осадков

Ощущается как 22

2 м/с, ю-з

758мм

74%

Подробнее

Пробки

4/10

Налоги, которые нас выбирают

10340

Госдума приняла налоговую реформу в первом чтении. Прогрессивная шкала НДФЛ к нам приближается. На всякий случай напомню ее. Для доходов до 2,4 миллиона рублей в год всё остается по-прежнему — 13%. И далее следующие диапазоны прогрессии: от 2,4 миллиона до 5 миллионов — 15%, от 5 миллионов до 20 миллионов — 18%, от 20 миллионов до 50 миллионов — 20%, свыше 50 миллионов — 22%. Естественно, повышенные проценты снимаются не со всей суммы, а с превышений 2,4 миллиона и в пределах налоговых интервалов.

На участников СВО всё это не распространяется. Для них предусмотрен налоговый иммунитет. Интересно лишь, участник СВО — это на всю жизнь или только на время действия президентского указа о ней.

В настоящее время прогрессия начинается с 5 миллионов рублей в год: тот, кто получает такой доход и выше платит 15% с суммы превышения. Теперь же, чтобы попасть под эту ставку, достаточно зарабатывать вдвое меньше. Или больше трех средних зарплат по стране.

Предусмотрены и налоговые льготы. Родители с двумя и более детьми смогут вернуть 7 процентных пунктов из уплаченного тринадцатипроцентного налога при условии, что среднедушевой доход на члена семьи не превышает 1,5 прожиточного минимума (ПМ) в месяц. С учетом планируемого на 2025 год ПМ семья из двух родителей и двух детей должна будет иметь годовой доход не более 1,3 миллиона рублей, или 106 тысяч рублей в месяц. Если такая семья зарабатывает ровно 1,3 миллиона, то из уплаченного налога в 169 тысяч рублей ей вернется 78 тысяч.

Это есть одновременно поддержка неимущих и теневой налог на бездетных (надо заметить, что льготы на детей есть де-факто таковой). Для осознания этого достаточно представить бездетную пару с таким же душевым доходом. Они заплатят в виде налога на те же 78 тысяч больше.

История прогрессивного налогообложения в России начинается в 1812 году. Тогда были введены прогрессивные налоги на доходы помещиков от недвижимого имущества. Ставки варьировались от 1 до 10%, а не облагаемый минимум составлял 500 рублей в год. Война с Наполеоном — вещь затратная.

В современной России прогрессивная шкала налогообложения личных доходов была введена в 1992 году. Она пересматривалась несколько раз и имела на протяжении своего существования от трех до семи ставок. Верхняя ставка равнялась 35%.

С 2001 года эта система была отменена и заменена пропорциональным налогом: плоской шкалой для всех, равной 13%. Либертарианцы всего мира приветствовали этот шаг. А некоторые страны взяли пример с России. Например, Казахстан. Там ставка на доход от наемного труда до сих пор составляет 10%.

Что дадут новые ставки НДФЛ? Эксперты оценивают прирост налоговых поступлений от него в суммы 0,6–1 трлн. рублей. В 2023 году таковые составляли 6,5 триллиона рублей. Иначе говоря, в процентах прирост оценивается от 9 до 15%. Минфин же в пояснительной записке оценил прирост даже немного ниже нижних экспертных оценок — в 533 миллиарда рублей.

Каковы будут последствия реформы шкалы НДФЛ? Обычно сторонники прогрессивного налогообложения апеллируют к справедливости и равенству. О справедливости поговорим чуть позже. Давайте для начала о равенстве.

Богатые и сверхбогатые нередко получают основные доходы не в виде заработной платы, а в виде дивидендов и доходов от ценных бумаг. Их прогрессивная шкала не коснется. Как был 15%-ный налог, так он и останется. Минфин аргументирует, что это учтено повышением налога на прибыль с 20 до 25%. Как бы то ни было, получается, что рост ставок распространяется не на все личные доходы.

Выше отмечались налоговые льготы для малоимущих с детьми. В то же время опыт многих стран демонстрирует нулевую ставку налога для таких категорий. Она бы и у нас не помешала. Всё равно 6%-ный (с учетом льготы) налог на этих граждан в абсолютном выражении мизерная сумма. Проще от нее отказаться, чем городить огород с вычетами. Они увеличивают издержки учета и неудобства потенциальных реципиентов.

Шкала прогрессивного налога гуманная. Верхняя ее планка 22%. Для сравнения: в Бразилии 27,5%, Индии — 30%, Китае — 45%. Это не значит, что надо такие ставки вводить. Однако в этой связи заметим вот что: такая ситуация в будущем даст аргументацию в пользу усиления прогрессии. Ведь в зависимости от государственной целесообразности мы либо провозглашаем, что идем «особым путем»; либо кричим, что во всём мире так.

Прогрессивная шкала вызывает стимулы к манипуляциям доходами. При возможности расписать доход на не столь обеспеченных коллег ради ухода из-под повышенной ставки она реализуется. Допустим, доход складывается из работ на договорной основе. Тот, кому грозит сильно перешагнуть за 2,4 миллиона рублей, вполне может договориться с менее оплачиваемым коллегой (а то и просто родственником или другом) на оформление на него части суммы за небольшое неформальное отчисление (естественно, меньшее, чем дополнительная налоговая выплата). Если есть доверие, конечно, что заработанное вернут неформальным образом. Например, через кэш.

Прогрессивная шкала таит в себе подвох. Со временем при большой инфляции и отсутствии ее пересмотра человек может попасть под более высокую ставку без роста реальных доходов, а только номинальных. Конечно, в нашем случае инфляция должна резко вырасти, чтобы такое произошло. Однако, как заявлено, налоговое новшество вводится на шестилетний период (президентский срок?), а в условиях нашей неопределенности всякое может случиться. В том числе и скачок инфляции.

И наконец, о справедливости. Дж. Ст. Милль придумал формулировку: равная жертва для общей цели. Если бы равенство жертвы измерялось чисто деньгами, то нужно было просто ввести подушную подать. Скажем, 100 тысяч с каждого в конце года без всякой привязки к доходам или имуществу. Но всё-таки Милль жил не в средние века, а в XIX веке.

Ближе к его концу экономисты придумали закон убывающей предельной полезности и распространили его на деньги. Согласно ему, завладение каждой последующей порцией денег приносит ее обладателю меньше полезности, чем аналогичная предыдущая. Отсюда равная жертва — это равные потери не денег, а их полезности. Понятно, чтобы при такой трактовке для выравнивания общих потерь полезности с растущего дохода надо состригать всё больше и больше.

При этом эту полезность никто измерить не в состоянии. Это — не физика, где сила тока измеряется в амперах, а давление — в паскалях. Тут объективных мер нет. Можно легко вообразить ситуацию, когда полезность предельной денежной единицы богатого (да и вообще человека) не падает по мере роста количества денег, а возрастает.

Скажем, в случае, когда требуется определенная сумма на покупку серии редких марок. Каждая дополнительная денежная единица приближает возможность покупки всей серии и потому становится всё более ценной. Для тех, кому наплевать на состоятельного коллекционера, могут на место серии марок поставить жизненно необходимую операцию стоимостью 5 миллионов рублей для больного ребенка. Полезность последнего собранного рубля будет куда выше, чем первого.

Однако общества живут мифами. Попробуйте ввести плоскую шкалу налогообложения доходов в Швеции или Германии. Да и хотя бы в США. На улицы выплеснется такое недовольство, что чертям тошно станет. Ну а в России и Казахстане введение плоской шкалы никаких протестов не породило.

Каков итог? В 2023 году все налоговые доходы бюджетов всех уровней составляли 35,9 триллиона рублей. Реформа призвана увеличить их в следующем году примерно на 2,6 триллиона рублей, или на 7,2%. Что ж, не так много, но нынешняя Россия очень нуждается. И бюджет здесь не исключение.

Впрочем, как выяснилось в процессе обсуждения налоговой реформы, регионы — это не Россия (точнее, не та Россия, которая нуждается). Попутно разработан ряд изменений в Бюджетный кодекс. До сих пор НДФЛ целиком шел в регионы. Согласно предложенным в кодекс поправкам, предусмотрено направление всех дополнительных доходов, возникших в связи с введением прогрессивной налоговой ставки (свыше 13%), в доход федерального бюджета.

В рамках данной налоговой реформы, как уже было сказано, предусмотрено и повышение налога на прибыль предприятий с 20 до 25%. Сейчас регионам из него достается 17 процентных пунктов и только 3 идет в федеральный бюджет. Регионы — не разбогатеют. Они так и останутся при своих. А вот центр будет забирать 8 из 25%.

Необходимость направить дополнительные доходы в столицу правительство объясняет тем, что нужно исполнять поручения президента РФ, которые он дал Федеральному собранию. Ну что ж, тут не спорим. Дело это — святое!

В целом же амбициозные планы, помноженные на геополитическую ситуацию, делают потребность Кремля в доходах более чем насущной. И в любом случае конечный источник удовлетворения этой потребности — житель страны. Если он считает, что его деньги нужны государству больше, чем ему, то тяжесть налогового бремени компенсируется ему его светлыми чувствами.

Согласны с автором?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора
все статьи автора

Станьте автором колонки

ЛАЙК1
СМЕХ1
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ7
ПЕЧАЛЬ4

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close