Сейчас

+26˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+26˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 24

3 м/с, южн

772мм

28%

Подробнее

Пробки

4/10

«Бог — наш генерал». По какой книге священников РПЦ будут готовить к зоне боевых действий

13734
Фото: Александр Река / ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

В высших духовных учебных заведениях РПЦ в ближайшее время появится новый курс — «Основы подготовки духовенства для прохождения служения в зоне боевых действий». Проект учебной программы обсудили в Высшем церковном совете с участием патриарха Кирилла 16 апреля. Курс будет основан на книге протоиерея Дмитрия Василенкова «Из смерти в жизнь... На войне. Пароль Донбасс». «Фонтанка» прочитала интернет-версию этой книги и поговорила с автором о том, где грань между служением в зоне боевых действий и активным участием в них.

Как выжить самому и помочь искалеченным

Специальная военная операция стала главной темой встречи Высшего церковного совета. Помимо учебного курса по служению в зоне конфликта, чиновники РПЦ обсуждали работу военного духовенства сейчас и его правовой статус. Священники, как и медики, являются, по международным стандартам, некомбатантами: они обладают особым статусом при задержании и не должны быть целенаправленно атакованы. Тем не менее за два года специальной военной операции в зоне конфликта погибли шесть представителей духовенства, — говорит Дмитрий Василенков, занимающий официальный пост главного военного священника духовенства, окормляющего военнослужащих ВС РФ и сотрудников других силовых структур в зоне спецоперации.

Новая учебная программа для батюшек должна подготовить их к выживанию и грамотному поведению во время боя, на линии соприкосновения и в прифронтовой зоне. Они узнают о духовном опыте людей в зоне боевых действий, о том, как формируется ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), и как сохранить человечность в экстремальных условиях.

«Основные блоки в учебной программе будут такими же, как в моей книге. Это духовные аспекты работы с военнослужащими и практические правила выживания в зоне боевых действий. Священник не имеет права брать в руки оружие, поэтому необходимо уметь выходить из боя живым без этого. С мирской точки зрения непрактично, но это неотъемлемая часть священнического служения — кровь проливать нельзя», — рассказал «Фонтанке» Дмитрий Василенков.

Во время этого разговора, как и большую часть времени, отец Дмитрий находился в зоне боевых действий. А родом он из Красного Села и начинал служение в РПЦ здесь. Священник из семьи офицера, в юности окончил Ленинградское высшее военно-политическое училище противовоздушной обороны. Был рукоположен в статус дьякона уже в зрелом возрасте, в 32 года, через год стал священником. После этого окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию, учился в духовной академии. Стал военным священником в 2005 году. В 2008 благословлял российских бойцов в Южной Осетии, потом был отправлен в Чечню. Занимался развитием военного духовенства на юге России. В Санкт-Петербургской епархии возглавлял отдел по взаимодействию с казачеством. Ездил на служение в зону боевых действий в Сирию и Донбасс.

В 2021 году Василенков презентовал свою книгу «На войне». А в 2023 — расширил, изменил предисловие и издал под заглавием «Из смерти в жизнь... На войне. Пароль Донбасс». Новую книгу от предыдущей отличает дополнительная глава — «Священник на войне». К ней приложены «Фронтовые заметки». В Интернете пока доступна для чтения полностью только прежняя версия — «На войне» 2022 года.

Структура книги в целом осталась неизменна: «Одежда и снаряжение», «Медицина и гигиена», «В зоне боевых действий», «Война и человек», «Правила духовной безопасности на войне», «Шрамы на душе» и «Памятка офицеру. Командирский крест».

«Войны с развращёнными называются войнами Господа»

Идеологическая часть начинается с главы «Война и человек». Со ссылками на Ветхий, Новый Завет и высказывания известных личностей автор рассуждает о допустимости убийства и природе войны.

«Война — страшное дело для тех, которые предпринимают её без нужды, без правды, с жаждою корысти или преобладания, превратившейся в жажду крови. На них лежит тяжкая ответственность за кровь и бедствия своих и чужих. Но война — священное дело для тех, которые принимают её по необходимости — в защиту правды, веры, отечества», — пишет Василенков, цитируя святителя Филарета.

Война в этой логике может быть священной, а суровость и жестокость — необходимыми, если по ту сторону враждебное, агрессивное, неправедное сообщество. Человек, ненавидящий войну, должен добить врага, чтобы вслед за одной войной не началась другая, — сказано со ссылкой на полководца Суворова.

«Шестая заповедь гласит: «Не убивай» (Исх. 20, 13). Но за целый ряд преступлений в Пятикнижии, в том числе и в той же книге, предписывается смерть.<...> Смерть полагается за вольное убийство, за похищение людей, за кощунство, гомосексуализм и за другие тяжкие преступления. <...> Войны с народами, исповедующими идолопоклонство и в крайней степени развращенными, называются войнами Господа».

Пули и снаряды в зоне боевых действий исполняют волю Божью: никто от них не страдает случайно, подчеркивает автор несколько раз в своем тексте. Кто сохраняет православную веру в душе своей, кто старается не совершать грехов и отмаливает их — тот и более защищен.

«Человека безнравственного быстро находит пуля».

При этом смерть физическая — это не конец существования, а лишь горькое «лекарство от греха».

Ссылаясь на Библию, автор пишет, что мир поражён грехом, идёт война между людьми, вставшими на послушание Богу, — и существами, восставшими против него. Силы тьмы, по его убеждению, действуют через отдельных людей и целые сообщества.

«Некоторые отцы Церкви в целом не считали убийство на войне убийством. <...> Великий учитель Церкви святитель Иоанн Златоуст пишет: «Если кто должен совершить убийство по воле Божией, это убийство лучше всякого человеколюбия; но если кто пощадит и окажет человеколюбие вопреки воле Божией, эта пощада будет преступнее всякого убийства. Дела бывают хорошими и худыми не сами по себе, но по Божию о них определению».

При этом автор отмечает, что убийство в любом случае оставляет след на душе человека, поэтому военнослужащий нуждается в очищении, кроплении, поддержке священника.

Завершается глава «Война и человек» размышлениями о страхе смерти, инстинкте самосохранения и самопожертвовании. Страх перед лицом смерти здоров и нормален, в то же время способность православного пожертвовать собой ради других приближает человека к Христу, — отмечает протоирей.

Перетянуть жгут, подать боеприпас, не попасть под прицел

Книга Василенкова сочетает в себе четкие инструкции, размышления о человеческой психологии и идейное обоснование того, почему убийство в зоне боевых действий может быть священным.

В первой главе читатель узнаёт, каким стандартам должна отвечать одежда для служения в условиях боевых действий, какое снаряжение, какой перекус взять с собой, какие предметы быта пригодятся, что нужно из электроники. Автор подробно рассказывает об особенностях моделей бронежилетов и шлемов, сравнивая российские и западные. И дает советы: например, как можно улучшить попавший в руки бронежилет НАТО. И завершает списком вещей, которые точно нужны православному священнику для совершения обрядов в командировке. Здесь же прописывает рекомендации, как организовать военно-полевой храм.

В главе «Медицина и гигиена» автор дает базовые инструкции: как оказать первую помощь себе и другому, как остановить кровотечение, что должно быть в аптечке и как лучше разместить ее на себе.

«Военному священнику необходимо пройти [практический] курс обучения оказанию помощи раненым в зоне боевых действий. <...> При наличии специальных медицинских знаний и умений можно иметь в своем снаряжении средства и препараты для постановки внутривенных и внутрикостных капельниц, аппарат для ИВЛ».

Протоиерей приводит правила гигиены, которые важны для сохранения жизни и здоровья. Объясняет, как не подхватить кишечную инфекцию, бороться со вшами, какие места обходить стороной.

Глава «В зоне боевых действий» инструктирует, как спланировать командировку и подготовиться к ней, как собрать достоверную информацию о происходящем, к чему быть готовым. Священник приводит список ограничений и правильных действий по приезде в часть. Например:

«Не трогать лежащие вещи, оружие, не подходить к трупам: всё это может быть заминировано. Не трогать и не брать в руки без разрешения личные вещи наших бойцов и, тем более, их оружие».

Автор разъясняет, как выглядят опасные и более безопасные окопы, как проводить в них религиозные обряды, как вести себя при обстрелах, какие меры предосторожности соблюдать. Оказывается, священник вполне может передавать бойцам боеприпасы, хоть и не стреляет из оружия сам. А ещё — бросать дымовые гранаты, чтобы скрыться от противника.

«Если во время посещения бойцов произошло боестолкновение, не мешать воинам выполнять их задачи, благословить воинов, и если нет возможности оперативно покинуть зону боя, взять на себя заботу о раненых и доставку боезапаса воинам при необходимости».

Есть инструкции на случай, когда военнослужащие идут в атаку и батюшке нужно двигаться вслед за ними. Автор книги объясняет, как это выглядит, где нужно находиться, как уворачиваться от стрельбы противника, как обходить мины, что представляет особую опасность (например, бронетехника, в том числе «своя»).

«Обычно предваряет атаку артиллерийская подготовка, где по противнику работают различные артиллерийские системы, минометы и РСЗО. После артподготовки в сторону противника выдвигаются штурмовые группы. Священник находится во втором эшелоне вместе с санитарами и доставщиками боекомплекта».

Дальше следуют описания боевых условий в разной местности: в городе, в горах, в лесу, в пустыне. Бои в городских условиях автор называет самыми ожесточенными и кровопролитными. Даже в период затишья можно ждать выстрела или взрыва с любой стороны.

«Снайперу нужно 3–4 секунды, при движении цели время удваивается, поэтому при нахождении в районе, где действуют снайперы, это необходимо учитывать и перемещаться короткими перебежками от укрытия к укрытию, учитывая необходимое время для его выстрела. Снайпер не всегда сразу добивает бойца, он может ждать, когда к жертве придёт помощь, чтобы уничтожить больше людей».

Автор рассказывает, что в горах решающее для победы значение имеют высоты, а в пустынях и полупустынях — контроль за направлениями к оазисам. Священник объясняет, чем отличается снаряжение для того или иного случая и какие прививки нужно иметь, если предстоит жить в лесу.

Отдельно прописано, как прятаться в здании во время обстрела и в каких случаях из него лучше выбежать.

«Погреб и подвал — хорошее убежище, но существует возможность оказаться под завалами. Самые ненадежные дома — это панельные многоэтажки, они быстро разрушаются и засыпают выходы из подвалов. <...> При обстреле здания фугасными боеприпасами следует покинуть здание».

В завершении главы автор рассказывает о проведении таинств и обрядов в окопных условиях. Он отдельно подчеркивает, что сейчас место священника — среди военнослужащих, а не в госпитале, как это было в императорские времена. Необходимо находиться при штабе и оперативно выезжать в батальоны, роты, батареи, где нужна помощь.

Молиться, не материться

В «Правилах духовной безопасности» Дмитрий Василенков пробует сформулировать рецепт, как военнослужащим сохранить себя в зоне боевых действий. Здесь главная составляющая — действенная вера в Бога.

«Первое правило прекрасно сформулировал А. В. Суворов: «Молись Богу, от Него — победа. Бог — наш генерал, Он нас водит». И здесь имеется в виду победа не только над противником, но и над всевозможными превратностями войны и над самой смертью».

Есть и неожиданные ингредиенты: нельзя сквернословить. Мат связан с именами языческих богов и языческими обрядами, поэтому используя его, обращаешься к тёмным силам, — считает автор. Ругательства приводят к поражению.

«Сражение — святое дело, ругаться в нём всё то же, что в церкви. Бог убьёт!» — цитирует священник воспоминания участника войны 1812 года Дениса Давыдова.

К поражению ведут и грехи военнослужащих. Среди особо тяжких: содомский блуд, стяжательство, обида и притеснение нищих, вдов и сирот, святотатство, непочитание и оскорбление родителей, неблагодарность. В логике православия, все люди от рождения склонны к греху, но необходимо работать над собой.

Грех рождается из страстей, поэтому важно овладевать и сердцем и умом так, чтобы не испытывать ненависть, жажду мести, похоть и другие сильные чувства, которые могут привести к серьезным последствиям в зоне боевых действий. В этом поможет молитва, отмечает автор. Важны также покаяние и умение прощать.

«В мире утверждается враждебный порядок»

В главке «Шрамы на душе» Дмитрий Василенков рассматривает опыт военного плена, возможные практики пыток и пропагандистской работы противника. По его мнению, правовые нормы Женевской конвенции оказались недееспособны, поэтому жестокого обращения стоит ожидать и со стороны США, и со стороны ЕС. Он дает советы: как выработать стойкость духа, чтобы не сломаться в плену, и как поддерживать переживших его.

Здесь же читатель узнает о том, как и из-за чего формируется ПТСР, как часто это встречается, как проявляется, какие есть методы реабилитации. По мнению автора, соблюдение правил духовной безопасности должно защитить от психических расстройств.

Девять завершающих главу страниц Василенков посвящает анализу негативного опыта западных стран.

«В современном мире воспитание военнослужащих часто строится на хлипком основании человеческих заблуждений и сатанинских учений. Ярким примером такого подхода к психологической подготовке и мотивации военнослужащих является армия США. <...> Весьма серьёзной проблемой для западного общества является господствующая идеология либерализма».

В «Памятке офицеру» Василенков указывает на особую ответственность человека, облечённого властью. Он дает список наставлений, как лучше организовать людей, как поддерживать боевой дух, сформировать ядро коллектива. И вновь подчеркивает: удача армии зависит от благочестивости каждого в ней, и особенно — командования.

«Нет и никогда не было «шальных» пуль. Каждая пуля попадает туда, куда надо», — пишет он со ссылкой на сербского святителя Николая.

Но в целом Бог всегда на стороне России, потому что Москва — третий Рим, а четвертому не бывать, следует из текста. Против нашей страны, по мнению автора, борются враги истинной веры, им не дает покоя нравственная чистота, мощь и влияние. Если будет уничтожено государство — наступят тяжелые времена и для РПЦ, считает протоиерей.

«В современном мире грех становится нормой и закрепляется уже и в законодательстве многих государств. <...> В мире утверждается порядок, враждебный нормам христианской морали и нравственности. Он нацелен на активное уничтожение Церкви. Но становление этого греховного порядка во всём мире затруднительно, пока существует Россия, сопротивляющаяся этим процессам. Враги веры прекрасно понимают, что без уничтожения нашего Отечества и нравственного разложения русского народа невозможно поставить на колени весь мир», — пишет Василенков.

То есть Россия, по его мнению, участвует в священной войне за веру и ценности. От этого зависит будущее мира, считает он. И нашей стране было буквально предначертано «могущественное единение» с землями вокруг. Интересно, что в этой логике Русь была святой даже во времена СССР — поскольку народ и тогда не потерял искру веры в Бога.

Книга завершается цитатой из Ветхого Завета:

«Они надеются на оружие и на отважность, а мы надеемся на всемогущего Бога, который одним мановением может ниспровергнуть и идущих на нас, и весь мир (2 Мак. 8, 18)».

Фото: Александр Река / ТАСС

ЛАЙК6
СМЕХ20
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ54
ПЕЧАЛЬ5

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close