Последнее китайское пренебрежение. Как упал импорт от главного торгового партнера России

123085
Фото: Александр Демьянчук / ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

На фоне экономических санкций со стороны традиционных партнеров России зазвучало извечное «Китай выручит». Пока что-то не выручает, зато дает прикурить. За март объем импорта из Поднебесной в Россию упал на 8 % — более чем на 300 миллионов долларов.

Торговые санкции накрыли Россию с конца февраля. Еще в начале марта оплаченные заранее грузы достигали наших портов, хоть и с задержками. Однако затем случился настоящий шок. К примеру, в порту Петербурга оборот контейнерных грузов рухнул за месяц вдвое. Стало понятно, что полумерами образца 2014 года на этот раз всё не закончится.

Насколько всё плохо, доподлинно будет не узнать — на прошлой неделе Федеральная таможенная служба объявила, что пока перестает публиковать детальную статистику внешней торговли. До сих пор, пусть с заметным опозданием, она появлялась на сайте ФТС и служила надежным ориентиром в понимании происходящего в экономике страны. Сейчас уже опубликованные данные за февраль стали недоступны. Самое последнее, что можно посмотреть, — январь 2022 года.

Тем не менее международная торговля — вещь очень открытая. Практически каждая страна публикует свою статистику в открытом доступе. Номенклатура кодов ТН ВЭД, за которыми скрываются конкретные группы товаров, единая по всему миру. И если Россия больше не показывает, сколько она ввозит товаров, всегда можно посмотреть, сколько другие страны к нам отправляют.

Эти цифры (российские и иностранные) будут немного различаться. К примеру, если судно с контейнерами покинуло китайский порт в конце февраля, а в Петербург прибыло через месяц, грузы попадут в китайской статистике «в февраль», а у нас — «в март». Однако такие погрешности не влияют на общую картину, и в целом «их» экспорт к нам должен примерно биться с «нашим» импортом. Ну и главное — динамика «март к марту» в любом случае будет показательной.

Разумеется, нет смысла следить за всеми более чем 200 странами и территориями, которые учитываются в российской таможенной статистике. Достаточно и основных внешнеторговых контрагентов.

Крупнейшим торговым партнером России уже многие годы является Китай. В прошлом году на него пришлось 72,7 млрд долларов из 293 миллиардов общего импорта — 24,8 %. Для сравнения, ровно столько же привезли в Россию поставщики из четырех остальных стран ТОП-5: Германия (27,3 млрд), США (16,8 млрд), Белоруссия (15,6 млрд) и Южная Корея (13 млрд).

В Германии и США свежая мартовская статистика внешней торговли еще не опубликована, а вот китайское таможенное ведомство свои цифры уже обнародовало. В отличие от российских данных, в которых аналитикам (раньше была) доступна информация вплоть до мельчайших подробностей, у китайцев статистика по России дана лишь крупными мазками — только по двум первым цифрам товарных категорий (всего их 99). Однако уже по ним можно прикидывать, что за первый полный месяц санкций к нам из Китая доехало, а что застряло в пути.

Общий объем импорта из Китая в Россию в марте 2022 года составил 3,8 млрд долларов. Нельзя сказать, что это совсем мало — в марте 2021 года было 4,1 миллиарда, то есть сейчас спад на 8 %. Если бы эта пропорция соблюдалась во всех категориях товаров, возможно, ни о каком серьезном падении речи бы не шло. Но, во-первых, поставки некоторых из них упали почти до ноля. А во-вторых, восполнить недостачу нам практические неоткуда. Если кто помнит, именно Китай и был нашим «запасным вариантом».

Начнем с позитива. Самая болезненная, пожалуй, для нашей экономики группа товаров, которая скрывается под кодом 84, в объемах заметно выросла — сразу на 13 %. Речь о разнообразных станках, механизмах и вообще оборудовании, то есть средствах производства. На эту группу в марте пришлась почти треть всего китайского импорта — 1,2 млрд долл. В ней всё — от токарных станков до турбин, подшипников, металлургических прокатных станов и компьютеров. То, без чего не может существовать экономика страны. И именно то, на что, по большому счету, были наложены сейчас основные санкции со стороны Европы, США и других стран.

Чтобы понять масштаб проблемы, стоит посмотреть, сколько всего в Россию ввозится этих товаров — в прошлом году на 54 млрд долл. Из них китайские — на 18 миллиардов, лишь треть. Вряд ли прибавка в 13 % говорит о том, что нам удалось полностью закрыть потребности в этих товарах, однако динамика хотя бы положительная.

Куда заметнее вырос из Китая ввоз товаров под кодом 87 — «Средства наземного транспорта». Это и тракторы, и автомобили, и даже велосипеды с детскими колясками. Сразу на 37 %. Правда, в долларах это не так много — лишь 427 миллионов долларов. Притом что почти отовсюду нам это больше не везут, выходит не так много. Но ведь главное — динамика. Китайцы потихоньку начали замещать европейских поставщиков.

Стоит отметить. По этой категории Китай за пару последних лет сделал колоссальный рывок в торговле с Россией. Если еще в 2019 году у него было лишь 2,2 млрд долларов по «Средствам наземного транспорта», то уже в прошлом — более 4 миллиардов. Это позволило ему выйти на первое место среди остальных поставщиков, оставив позади прежних лидеров — Германию (3,9 млрд), Японию (3,8 млрд), Южную Корею (2,5 млрд) и США (2,1 млрд). Однако не надо быть крупным аналитиком, чтобы понять: мгновенно заместить поставки из этих стран Китай не сможет. В лучшем случае — заткнуть самые главные дыры. Говорить о полноценном переходе «на всё китайское», конечно, не приходится. Но и на том спасибо.

Дальше начинается не очень радужная картина. Электроника (код 85) в широком смысле этого слова — от электрогенераторов и трансформаторов до мобильных телефонов, пылесосов и микросхем. Эта категория в марте с треском провалилась — сразу минус 29 % к марту прошлого года. И всего на 613 миллионов долларов. Год назад в марте было 865 миллионов.

Из плюсов — за месяц до санкций Россия сумела запастись этими товарами. Рост «февраль к февралю» в этом году составил внушительные 23 %, вышло более 1,1 млрд долларов. Похоже, на этих запасах нам теперь и придется ехать довольно долго. Из хороших новостей, на Китай в прошлом году пришлось 52 % товаров под кодом 85. То есть половина электроники у нас — именно оттуда. На фоне китайских 19 миллиардов импорта у ближайшего Вьетнама — 2,5 миллиарда, а у третьей Германии — лишь 1,8 миллиарда. У США — неубедительные 796 миллионов. Но вот что делать со всей этой второй половиной, пока не очень понятно.

Дальше — заметные невооруженным глазом падения поставок в других крупных и значимых категориях: в коде 39 («Пластмассы и изделия из них», 164 млн долл., минус 9 %) и, что особо неприятно, 29 («Органические химические соединения») — 131 млн долл., минус 12 %. Под первым скрываются вовсе не детские ведерки и лейки, а разнообразная «химия», необходимая на производстве в качестве сырья: полимеры этилена, пропилена, стирола, винилхлорида и пр. Всем эти слова знакомы, но мало кто представляет себе, как много всего этого окружает нас в обычной жизни. О том, что Россия катастрофически не может себя всем этим обеспечить, «Фонтанка» уже писала. На Китай приходится около четверти импорта этих товаров, далее за ним идут Германия, Белоруссия, Южная Корея и США. Замещать, очевидно, есть что, но как раз с этим — трудно.

Второе — это, в основной своей массе, разнообразные компоненты для фармацевтики. «Фонтанка» уже также разбирала, что из этих химических компонентов используется для приготовления каких лекарств.

На Китай приходится около 40 % поставок этих компонентов. Остальное — Германия, Индия, Франция, Швейцария, Япония. Падение китайского импорта — разумеется, очень плохой знак для отечественных фармпроизводителей. И хотя во всех санкционных списках особо оговаривается, что они не распространяются на лекарства, цифры таможенной статистики, конечно, не внушают особого оптимизма.

Следующий по объему импорта в марте — код 73 «Изделия из черных металлов». Это те самые «гвозди», о которых, в широком смысле этого слова, говорила на прошлой неделе спикер Совфеда Валентина Матвиенко, вызвав бурю эмоций у отечественных металлургов. За месяц продукции по коду 73 ввезли к нам из Китая более чем на 87 млн долл. И это сразу на 17 % меньше, чем год назад.

Совсем беда случилась с кодом 90, под которым ввозят разнообразные оптические, измерительные и медицинские инструменты и аппараты. Минус 45 %. В этой же категории, кстати, оптоволоконные кабели и разнообразные счетчики и газоанализаторы. В марте их к нам из Китая приехало всего на 65 млн долларов. Оттуда у нас меньше 20 % этих товаров. У ударивших по России санкциями США, Германии, Японии и Кореи — почти половина. И очевидно, что замещать это сейчас банально нечем.

Вообще непонятно, что делать с игрушками и спортинвентарем (код 95). По ним спад за месяц — 40 %. Всего этого добра у нас конкретно из Китая — 75 % импорта. Ну вот не делают у нас плюшевых медведей и удочек в нужном стране количестве. И консолей для видеоигр — тем более. Как и чем мы это будем импортозамещать — вопрос, конечно, риторический. То же самое — с мебелью, постельными принадлежностями и предметами интерьера. Там спад на 36 % и почти половина всего, что везлось к нам из-за границы, — тоже китайское.

Дальше — больше. Предметы одежды и принадлежности к одежде. Код 62. Минус 20 %, всего на 53 миллиона. Все пальто, рубашки, брюки, пижамы. Бюстгальтеры для одних и галстуки для других. И детское, и взрослое. На Китай приходится 36 % российской импортной одежды. Есть другие поставщики, да. Но у следующих за китайцами Бангладеш, Вьетнама и Турции — всего 1,1 млрд долл. импорта за год на всех, тогда как у Китая — 1,4 млрд. И если он начнет сокращать поставки, то это плохие новости.

Импорт тканей из натуральных растительных материалов — льна, пеньки и джута — подскочил в марте колоссально — сразу в 48 раз. Не очень здорово, конечно, что это всего лишь 762 тысячи долларов, но из чего шить аутентичные косоворотки — найдется.

Куда всё хуже с более массовыми материалами. Так, шерстяных тканей из Китая у нас стало сразу на 89 % меньше, чем годом ранее. Восполнит ли эти потери крупнейший поставщик шерсти в Россию — Италия — не факт.

Но главное, уже совсем без шуток: по «Химическим нитям» и «Химическим волокнам» (коды 54 и 55) также провал. Минус 28 % и минус 54 % соответственно. Именно в этих категориях были серьезные объемы импорта (всего 46 млн долл. в месяц). Россия импортирует синтетики примерно на 1,3 млрд долл. в год, из которых в прошлом году на 540 млн приехало китайского.

С хлопком и тканями из него всё ровно, даже небольшой плюс (10 %). Но вот общий объем — 9,6 млн долл. не особо впечатляет. Всё же основные поставщики хлопка в Россию — Узбекистан (больше половины) и Таджикистан. Хотя бы за это (пока) можно не беспокоиться.

Еще один провал — по продуктам. Да, Россия импортирует из Китая довольно серьезные объемы рыбы и морепродуктов. Вернее, раньше они были серьезные — по 12 млн долл. в месяц. Сейчас — всего 1,7 млн. Импорт чая упал на 14 %, фруктов — на 16 %. Еще хуже с овощами — сразу на четверть меньше, чем год назад (21,9 миллиона). Отдельно стоит отметить, что по некоторым товарам Китай — просто гегемон на российском рынке, к примеру по чесноку. В России он почти весь оттуда, и альтернатив особо нет. Также большой провал по готовым продуктам из мяса и рыбы (минус 75 %, но там и объемы не очень большие раньше были — всего 10 млн долл. в месяц). Зато неожиданно на 20 % (23 миллиона) выросли поставки продуктов переработки овощей, фруктов, орехов и грибов — разнообразные джемы, муссы и пр.

Из удивительных находок — китайские сигареты. Еще год назад их было ровно ноль. Сейчас — сразу более чем на 7 млн долларов. В масштабах курящей страны это, конечно, копейки, но всё же симптоматично.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Александр Демьянчук / ТАСС

ЛАЙК5
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ3
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ2

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close