«Всё у них есть — мозгов не хватает». Как Матвиенко не заметила 80 тысяч тонн гвоздей

88502

Тема импортозамещения добралась буквально до скреп. Всю неделю законодательная и исполнительная власти спорили, может ли страна обеспечить себя гвоздями. Выяснили. Может. Но проблема, как оказалось, не в гвоздях вовсе.

Фото: ИТАР-ТАСС / Александр Рюмин
ПоделитьсяПоделиться

Накануне спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в пух и перья разнесла отечественных производителей, заявив на заседании Совфеда, что они не производят гвоздей, и страна вынуждена их импортировать. «Для меня было неким открытием — у нас гвозди импортные. Не буду называть страну [откуда идет импорт], догадайтесь с трех раз. Мы даже гвозди не производим в стране, которая выпускает столько металла», — сказала Матвиенко. Она призвала привлечь к производству гвоздей малый и средней бизнес, который «наклепает этих гвоздей столько, что завалит всю Россию».

На самом деле, производителей и гвоздей в частности, и метизов в целом — и простых, и сложных — в России и даже конкретно в Петербурге хватает. Но, пожалуй, обиднее всего слушать упреки было Игорю Зюзину, совладельцу «Мечела», Алексею Мордашову, председателю совета директоров ПАО «Северсталь», Владимиру Лисину, владеющему «Новолипецким металлургическим комбинатом», и Виктору Рашникову, владельцу «Магнитогорского металлургического комбината». Среди прочей продукции эти предприятия, являющиеся лидерами по производству стали, «клепают» гвозди тысячами тонн.

Реакция не заставила себя долго ждать. «Северсталь» устами своего топ-менеджмента опровергла обидное высказывание, сообщив, что 77% гвоздей на рынке РФ — отечественного производства, и только 23% — импортного (20% из них — Белоруссия, 2% — Китай, 1% — прочие). Поскольку общий объем выпуска у «Северсталь Метиза», согласно этому заявлению, — 9 тыс. тонн в год, из которых 2 тысячи ушли на экспорт, а свою долю на рынке гвоздей в РФ компания оценивает в 8%, выходит, всего страна потребляет около 88 тысяч тонн в год. Из которых собственных — 66–68 тысяч.

Откликнулись и в компании «Мечел», сообщив что в 2021 году его Белорецкий металлургический комбинат произвел около 7 тысяч тонн гвоздей. Из них примерно 1 тысяча тонн приходится на экспорт в страны СНГ, остальное — на российский рынок. «При необходимости производственные мощности комбината позволяют увеличить выпуск гвоздей до 8,4 тысячи тонн в год. По данным Ассоциации «Промметиз», в 2021 году доля БМК по реализации гвоздей на внутреннем рынке составила 8,7%», — заявили «Фонтанке» в пресс-службе компании.

Судя же по оперативно подготовленной в ответ на слова Матвиенко справке Минпромторга, проблем в отрасли гвоздей нет от слова совсем. «Российские компании производят гвозди в достаточном количестве. Мощности пяти крупнейших предприятий позволяют выпускать каждому из них от 600 тонн до 2,5 тысячи тонн гвоздей в месяц, малые предприятия в общей сложности выпускают от 2 до 2,5 тысячи тонн гвоздей в месяц. При этом спрос на гвозди падает примерно на 5% ежегодно, эта часть рынка замещается саморезами. Стоит отметить, что внутренний спрос мы закрываем, и 20% гвоздей собственного производства мы экспортируем в страны СНГ», — сообщили в ведомстве.

И если РФ и обращается за помощью к соседним государствам, то только к Белоруссии и лишь за узким сегментом, «например латунными или мелкими гвоздями», заявили в Минпроме. Причем в умеренных объемах: «в районе 2 тысяч тонн в месяц, то есть примерно тот же объем, который в среднем производит один российский завод за тот же срок».

Вопрос «Фонтанки» о том, что мешает российским заводам насытить рынок номенклатурой и килограммами, в Минпромторге оставили без ответа.

Давайте посчитаем

Если говорить более детально, то в России, по расчетам экспертов, производится около 270 тысяч тонн крепежных изделий и крепежных винтов.

В то же время объем ввезенного в РФ крепежа из черных металлов составляет почти 449 тысяч тонн, в долларовом эквиваленте это около 1,2 млрд долл., следует из данных Федеральной таможенной службы. Это всего вместе, не только гвозди, но и глухари, болты, саморезы, гайки, шайбы и винты.

Безусловным гегемоном на рынке поставщиков метизов является Китай, на который, как показалось многим, и намекнула Матвиенко. За прошлый год объем импорта метизов в Россию из Китая составил 541 миллион долларов и 313 тысяч тонн, 69,7% от всего ввезенного объема.

В пятерке лидеров, кроме Поднебесной, Германия, Белоруссия, Тайвань и Италия. Все впятером они насыщают российский рынок импорта метизов на 70%.

Однако вот конкретно гвоздей во всем этом объеме действительно совсем немного — 5%, или 22,6 тысячи тонн на 42,7 миллиона долларов. И здесь тон задает уже Белоруссия — у нее почти 80%, если измерять в тоннах. В тройку лидеров (с большим отрывом) входит все тот же Китай, а также Финляндия.

Так что строго говоря — Валентина Матвиенко зря обидела отечественных гвоздильщиков. Но в целом, конечно, тему подняла правильно, подчеркивали все, с кем «Фонтанка» разговаривала по этому поводу. Дело в том, что как только разговор касается изделий чуть более сложных, чем гвоздь, отечественные производители могут обеспечить страну в лучшем случае на треть — всего примерно 190 тысяч тонн из потребляемых 620 тысяч тонн.

Предприятий, которые производят в России гвозди и метизы, не так уж и мало. Чтобы отстаивать интересы отрасли, 13 компаний, в том числе лидеры металлургической отрасли, объединились в ассоциацию «Промметиз». Но говорить о проблемах там с «Фонтанкой» не стали, хотя и в ММК, и в «Мечеле» редакцию уверенно направили за комментариями именно туда. «У нас есть соглашение с заводами, по которому я только Минпрому что-то могу сказать. Если я скажу вам цифру, это опять шум здесь поднимется. Не могу я так», — заявил заместитель генерального директора Искандер Абдрахманов.

Не готовы были оперативно рассказывать об ассортименте производимых в России метизов и в Министерстве промышленности и торговли. «Есть справка по гвоздям, для ответов на остальные вопросы, разумеется, требуется больше времени», — ответили в ведомстве.

Что для счастья на века людям нужно

Эксперты считают, что проблема куда глубже, чем ее пытаются представить чиновники.

«Минпромторг либо ничего не понимает, либо делает из нас дураков. Вопрос не в весе выпускаемых гвоздей, а в номенклатуре. Из Китая — импортируется метизов более чем 15 тыс. наименований, из которых гвозди до 300 наименований. В России выпускается всего менее тысячи наименований метизов, включая гвозди, менее 40 наименований», — говорит Алексей Безбородов, руководитель ИАА Infranews.

Те, кто имеет дело напрямую с метизами и их потребителями и видит реальные запросы клиентов, соглашаются, что проблемы в стране вовсе даже не с гвоздями.

«У нас гвоздей хватает, с ними проблем нет. Бывают издержки, когда высокий строительный сезон — весна, лето. Скорее всего Матвиенко имела в виду не гвозди как таковые, а саморезы — практически все идет из Китая. Отечественные мало производят — по цене они с китайскими не конкурируют: у них самые дешевые», — рассказали «Фонтанке» в петербургском торговом доме «Крепко-накрепко», который реализует металлические изделия «Северстали» в крупнейших сетях строительных товаров Петербурга.

Алексей Андрюшин, операционный директор ООО «Компласт», которое производит пластик и гвозди как докомплектующее изделие, считает, что спасти отрасль одним указанием «завалить гвоздями» не выйдет, он назвал четыре основных причины почему.

Во-первых, говорит Андрюшин, все оборудование — китайское. Станков, которые производят гвоздь, в России нет. Даже если они есть — это оставшиеся с советских времен. Культура станкостроения у нас в упадке.

«Во-вторых, большие проблемы с кадрами. Чтобы взять людей, воспитать, обучить и запустить в постоянную работу, пройдет длительное время. Мы проводили SWOT-анализ по тому, как нам можно было бы запустить производство механического крепежа — гвоздей, шурупов. Нужен человек, который будет всем этим управлять, главные инженеры на каждую площадку, технологи, наладчики, электрики, настройщики, электронщики. А этого у нас нет. В России крайне сложно найти квалифицированный персонал. Мы никого этому не обучаем. Есть только юристы, экономисты и менеджеры. И мы поняли, что нам проще ориентироваться на то малое, что мы делаем», — говорит операционный директор ООО «Компласт».

В-третьих, если брать в целом крепеж, Китай его обрабатывает крайне много. У них было огромное количество дешевой рабочей силы, за счет этого они рванули, нарастили свои компетенции и мощности переработки металла. Мы же, говорит Андрюшин, сидели и ждали, когда Китай все это сделает, и мы будем у них покупать.

«В-четвертых, основное сырье для метизов — проволока. Эту проволоку наши производители везут большими объемами в Китай и Европу. Это выгоднее. Это валюта. Сейчас Британия объявила эмбарго на металл из России. Но сколько еще стран в Европе. Даже если производители с уходом Британии потеряют 10% рынка, они найдут, куда растолкать», — считает Алексей Андрюшин.

Дайте мне точку опоры

В Петербурге крупные метизные заводы были еще до революции, например на Васильевском острове. Они объединялись, разъединялись, но в 90-е годы прошлого века свернулись совсем. Был в городе даже Государственный институт по проектированию метизных заводов, часть которого в начале войны эвакуировали в Магнитогорск. После войны из филиала сформировали Научно-исследовательский институт металлических изделий. И тот, и другой закончили свое существование в 90-е годы. О былой славе напоминает лишь название бизнес-центра на Австрийской площади — «Гипрометиз».

Осталось у нас и наследие финской промышленности. В Вяртсиля работает метизный завод — осколок крупного финского металлургического предприятия Wärtsilä, который сейчас более известен как один из мировых лидеров по производству судовых двигателей. То, что оказалось после войны на нашей стороне, осталось лишь метизным заводом. Сейчас производит проволоку, сетку и гвозди. Входит в группу «Мечел». Вопрос «Фонтанки», почему он не может освоить выпуск более сложной продукции, в холдинге оставили без ответа.

А вот старый финский гвоздильный завод под Выборгом, в Перово, так и остался заброшенным и никому не пригодился.

Однако, чем гордиться в современном Петербурге тоже есть. Причем характерная особенность. Именно в дешевом сегменте — с наименьшей добавленной стоимостью, в городе почти никто не работает. Эта ниша действительно занята металлургическими гигантами.

Чтобы растолкаться локтями и подвинуть гегемонов, мелкому бизнесу, о котором говорила Матвиенко, парадоксальным образом приходится идти в специализированные, более технически сложные и затратные для первоначальных инвестиций ниши. Именно они, по сути, и занимаются тем самым импортозамещением, пока пресс-службы Минпромторга и сталелитейных заводов пишут отчеты о произведенных тоннах самых простых гвоздей.

ООО «Ленинградский завод спецкрепежа» на улице Самойловой производит машиностроительный крепеж, который в дачном магазине хозтоваров точно не достать. «Наши потребители — машиностроение, атомная промышленность, военная, энергетическая промышленность. По большей части все наши метизы крупнее, с резьбой, и по большей части выполняются по особым чертежам», — рассказали «Фонтанке» на заводе.

Конкретно гвозди в Петербурге «клепает» ОАО «Санкт-Петербургская гвоздевая фабрика», которая находится на проспекте Народного Ополчения. Уже 2,5 года они специализируются на гвоздях для пневмоинструмента, но готовы расширить ассортимент метизов по максимуму. Однако все упирается в деньги, говорит Владимир Потехин, генеральный директор группы компаний «Гвоздемет».

«Российские станки разрабатывали при царе-горохе. Они настолько морально устаревшие, что практически никому не нужны. А современные выпускаются в Китае, Тайване. Чтобы запустить производство саморезов, требуется 60–80 тысяч долларов. Что не хватает крупным компаниям, чтобы запустить массовое производство саморезов? Мозгов у них не хватает. У них мешок прибыли большой, и они на этот мешок покупают яхты. У малого бизнеса этот мешок маленький, мы берем щепотку чтобы прокормить семью, а остальное вкладываем в развитие. Если бы государство мне дало 30 миллионов, я бы нарастил производство гвоздей в три раза. А если бы 100, то я «Северсталь» оставил бы без работы», — шутит Владимир Потехин.

Деньги на новые станки сумел найти ООО «Завод крепежных изделий» в Колпино, который занимается выпуском не простых болтов и саморезов, а специализированных метизов. «Мы делаем крепеж для нефтехимической, атомной, военной отраслей. Начиная с 2017 года, мы начали закупать новые станки. Сейчас тоже будем закупать, но только это, скорее всего, будут поставщики восточные — Китай, Корея. Не хотим ли мы расшириться настолько, чтобы завалить Россию гвоздями, как предложила Матвиенко? Наш крепеж поставляется для атомных ледоколов, и о производстве гвоздей я даже не думал, и, наверное, не буду. Это все освоено в 50–60-е годы людьми советскими. У нас же совершенно другая тематика, оборудование и квалификация людей», — рассказал «Фонтанке» Денис Дунаев, генеральный директор завода.

Денис Лебедев, Наталья Вязовкина, «Фонтанка.ру»

Фото: ИТАР-ТАСС / Александр Рюмин

ЛАЙК6
СМЕХ3
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ3

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии 71

close
close