139

Кто и зачем составляет «расстрельные» списки ФБК*? Мы поговорили с оперативником, который опрашивает петербуржцев о Навальном

Массив персональных данных граждан оказался в распоряжении полиции. Чего она хочет, «Фонтанка» узнала от непосредственного участника сбора информации.

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

Чтобы стать потенциальным экстремистом, достаточно иметь архивную подписку на антикоррупционные новости или посмотреть ролик в YouTube. Неделю назад петербургская полиция начала поквартирный обход жителей, данные которых оказались в украденной базе сторонников Навального. В Москве тоже посещают зарегистрированных на сайтах ФБК пользователей.

Полиция удивляет горожан не только визитами. В редакцию «Фонтанки» обратился обычный петербуржец Александр Федотов. Ему днем 28 августа на личный мобильный телефон позвонил неизвестный, представился оперуполномоченным УМВД Приморского района и спросил о связях с организацией Алексея Навального.

«Пару лет назад я подписывался на новости ФБК, — вспомнил Александр. — Не помню, чтобы оставлял свой номер телефона. Обычно в таких случаях только e-mail указывается».

Были и другие странности. Александр когда-то был зарегистрирован в Приморском районе, но уже много лет живет в Мурино.

Диалог по телефону не задался.

— Знаете ли вы что-нибудь про фонд Навального? — спросил человек, представившийся оперативным сотрудником.

— Про него вообще все знают, — ответил Александр.

— Как вы с ним связаны?

— Я знаю, что в нашей стране борьба с коррупцией запрещена, она должна процветать, до свидания, — невежливо попрощался читатель с полицейским.

Сотрудник звонил Александру с сотового номера. Мобильные приложения, собирающие информацию о контактах, показали нам, что в некоторых телефонных книжках номер числится за оперативником уголовного розыска Приморского УМВД Владимиром (фамилия известна редакции). Мы позвонили ему. Сомнений в том, что общаемся с полицейским, у нас нет. Приводим диалог с минимальными купюрами.

— Алло, Владимир. Добрый вечер. Меня зовут Александр Ермаков. Я представитель жителя Санкт-Петербурга Александра Федотова, которому вы несколько часов назад звонили насчет возможного участия в деятельности Фонда борьбы с коррупцией. Он отказался с вами разговаривать, но я Александру объяснил, что, наверное, не очень корректно вешать трубку, не узнав причину звонка. Чем Александр может быть полезен?

— Как вы сказали? Сейчас, подождите, я открою [список]… Ага. Федотов, Александр Валентинович.

— Именно так, да.

— Чем помочь мне? Так он же пояснил, что он типа состоит там [в ФБК]. Я такую справку и составил.

— Интересно. Александр не мог вам сказать, что состоит. Потому что не состоит.

— Смотрите, какая ситуация, — сосредоточился оперативник. — Фонд признан экстремистской организацией. Соответственно, ФСБ и «экстремизм» [Центр «Э»] проводили обыски и взяли данные людей, которые состоят в Фонде. У нас в Приморском районе таких граждан 340. Многие, конечно, там не состояли. Ну просто кто-то ролик смотрел на YouTube, кто-то еще свои дела там делал. И их данные фиксировались и попадали в этот Фонд. Правительством и ведомствами было принято решение данных граждан опрашивать. Грубо говоря, чтобы они давали объяснение: не состою. Вот есть у них [у ФБК] такая штука: «Умно голосуй». Люди заходят, и их данные остаются. Надо опросить: либо человек состоит и придерживается взглядов, либо данные случайно попали, и их из этого Фонда исключают.

— Вы можете зачитать текст справки, которую составили на Федотова?

— Пока еще никакую, честно говоря.

— Но что вы написали по итогам разговора?

— Что Александр отказался от общения.

— Вы же сказали, что записали его в члены ФБК.

— Пошутил, не переживайте, а вы уже испугались и поверили, — показалось, что оперативник рассмеялся немножко нервно. — Пусть Александр придет и даст объяснение: «В Фонде не состоял, в митингах не участвовал, финансирование не осуществлял. Мои данные могли попасть при просмотре ролика». 15 минут, и человек пошел по своим делам. Мы эти сведения потом передаем, и там они уже аккумулируются, и Фонду и всем остальным будет предъявляться какое-то обвинение в том, что используются персональные данные граждан, которые не давали на это согласие. Я вот так вижу всю эту ситуацию. Кто-то приезжает, кто-то отказывается.

— А ваша цель какая? Выяснить, каким образом данные граждан оказались в базах, которыми вы сейчас распоряжаетесь?

— Да, да.

— А вы-то каким образом получили доступ к данным граждан?

— Нам ГУ МВД предоставило списки. А в ГУ МВД — не знаю. Может, ФСБ дала.

— Александр, единственное, подписывался на новости ФБК.

— Ну подписался и подписался. Ничего страшного. Просто в какой момент Фонд признан экстремистским. И состоящие в нем люди подлежат административному либо уголовному преследованию. И чтобы их исключить, мы опрашиваем.

— Подписка на новости ФБК в тот момент, когда его не признавали экстремистской организацией, образует состав правонарушения или преступления?

— Пусть люди напишут, что раньше подписывались, было интересно, а сейчас неинтересно, просим данные удалить. То есть нет цели привлечь людей к уголовной ответственности, а, наоборот, исключить их [из списка привлекаемых]. Вот, например, женщина приходила. У нее сын на Невском проспекте в школу ходит. И когда были митинги, она в Интернете лазила, мониторила, чтобы ребенку по башке не стукнули или еще что-то не случилось. Вот так ее данные и оказались.

— Судя по тому, что вы рассказываете, ее данные оказались не в реестре ФБК. Их собрала какая-то сторонняя организации. Я так понимаю, государственная.

— Нет, именно ФБК. Кто-то через Госуслуги заходил на их определенные сайты. Опять же, к примеру, «Умный голос», или «Голосуй умно».

«Умное голосование» это называется.

— Да, прошу прощения.

— Сотрудники ФБК утверждали, что не хранили данные граждан.

— Нам не особо говорят, откуда получены данные. Их предоставили, мы звоним.

— Александр подписывался на новости ФБК, но не оставлял телефон.

— Как его номер установили, я не знаю. Нам скидывают информацию полностью: число, месяц, год рождения, фамилия, имя, отчество, адрес, место работы, электронный адрес.

— Допустим, Александр приходит к вам. Какая цель его визита?

— Он напишет, что сейчас ему неинтересны новости ФБК и попросит данные удалить оттуда.

— Оттуда — это откуда?

— Где они аккумулируются.

— То есть Александр должен к вам прийти, чтобы его задним числом не признали экстремистом?

— Ну да. Чтобы не выписали штраф и не возбудили уголовное или административное дело. Пусть укажет, что не является сторонником экстремистской организации.

— Подписка была 2 года назад. Не в августе 2021-го.

— Ну так вот это и надо указать, чтобы ответственность сняли.

— У вас же нет сведений, что Александр осуществлял транши в пользу ФБК после признания его экстремистским.

— Ну если бы перечислял, то, я думаю, уже другие сотрудники из другой структуры приехали бы и поменьше вопросов задавали. Ну это так, между нами.

— Почему обзвоном занимается уголовный розыск?

— А этим все занимаются, потому что много таких адресов. Сотрудников не хватает. Хорошо, что с Александром? Он не придерживается взглядов Алексея Навального или все-таки придерживается?

— Какое это имеет значение?

— Как это какое?

— А в рамках какой проверки проводится опрос?

— Вы приедете в УМВД Приморского района, и я вам все объясню.

— А какие последствия несет отказ от дачи объяснения?

— Никаких.

Александр Ермаков, «Фонтанка.ру»

* ФБК (Фонд борьбы с коррупцией) — организация, признанная экстремистской. Ее деятельность запрещена в России.

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (139)

Запугивание людей перед выборами. Жалкое зрелище. Плюс на ФБК доносы собирают, что якобы было нарушение закона о личных данных. Потом на основании доносов запуганных людей на ФБК ещё дело откроют. Отвратительно.

Вам звонит служба безопасности банка, т.е. не, опер главного отдела звонит. С вашего счёта мы обнаружили перевод суммы в 666 рублей. Как не переводили ? Давайте составим заявление для отмены операции. Назовите номер вашей карточки и код на задней стороне)

Как тут не вспомнить:
«Даже в годы фашистской оккупации Тимур и его Команда не сдавались и по прежнему рисовали красные звезды на домах семей красноармейцев и партизан» 😂

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...