«Это точка кипения». Как концерты «Сплина», «Мумий Тролля» и Zivert стали делом губернатора

Создатель компании «Светлая музыка», которая проводит «Стереолето», — о том, почему промоутеры обратились к Александру Беглову.

12
Илья Бортнюк
Илья БортнюкФото: из личного архива
ПоделитьсяПоделиться

Петербургские промоутеры направили 24 августа губернатору Александру Беглову обращение. В нем они от имени Ассоциации концертно-театральных и билетных организаций попросили о личной встрече и рассказали, что за 17 месяцев по стране было отменено свыше 10 тысяч мероприятий, а падение выручки составило свыше 90% — при том что в отрасли задействовано не менее 600 тысяч человек. Важнейшим условием для продолжения работы промоутеры назвали возможность провести в Петербурге ранее перенесенные концерты групп «Мумий Тролль», «Нервы», Zivert, «Сплин», The Hatters и Макса Барских. Выступления должны пройти в августе — сентябре в пространстве «Севкабель Порт».

С вопросом о том, на что рассчитывают подписанты и почему объединились именно сейчас, «Фонтанка» обратилась к одному из них — Илье Бортнюку, СЕО компании «Светлая музыка» и создателю «Стереолета», одного из тех немногих фестивалей в России, который этим летом состоялся.

— Илья Игоревич, что заставило вас обращаться насчет согласования условий проведения концертов не в Роспотребнадзор, не в комитет по культуре, а напрямую к губернатору? И каков в настоящее время статус перечисленных в обращении концертов?

— В действующем 121-м постановлении — в том числе по его сегодняшней редакции — есть информация о том, как и какие мероприятия можно согласовывать, но речь идет исключительно о мероприятиях в концертных залах (и это понятие, как и многие другие, требует расшифровки и уточнения). А про мероприятия на улице ничего не сказано вообще. И парадокс в данном случае в том, что теоретически возможно согласовывать и проводить мероприятия на закрытых площадках (например, в БКЗ «Октябрьский»), а на улице — нельзя. Хотя очевидно, что на улице безопаснее: там и пространства больше, и ветер дует. И мы хотим, чтобы нам дали возможность провести эти мероприятия, которые у нас уже несколько раз переносились.

— То есть цель встречи — конкретные концерты.

— Не только, нам хочется обсудить и общие вопросы, которые в рамках нашего экспертного совета мы пытаемся донести до властей в течение года. Когда принимаются решения по ограничению или возможности проведения мероприятий, на наш взгляд, необходимо с нами консультироваться, потому что мы — действующие профессионалы и можем посоветовать действенные меры безопасности, которые можно использовать на основании нашего опыта. А так мы же полтора года, можно сказать, не работаем: все, что мы делаем, — даже не в ноль, а в минус, и понятно, что все накапливается, в том числе и долги. Мы общаемся со многими организаторами, и сейчас у большинства настроение очень пессимистическое, так как никто не понимает перспектив и есть ли они вообще. Возможно, если бы для нас определили правила игры, мы бы и вправду смогли принимать решения, как быть дальше. Ведь в отличие от нас у других параллельных сфер — кафе, ресторанов, развлекательных центров, бассейнов — все более или менее понятно: они работают, и некоторые не хуже, чем в обычное время. А у нас все очень плохо. В последние два месяца мы вообще не можем проводить мероприятия. Мы надеемся, что первое лицо города может что-то сказать: в Москве же Собянин говорит на эту тему. И там существуют понятные правила, например: «Вы можете делать ковид-free-мероприятия». В Москве они проходят. Это неудобно, имеет ряд минусов, но каждый принимает решение, будет он это делать или нет. А у нас таких вариантов вообще нет.

— А почему вы под крышей не хотите провести эти концерты? В том же «Морзе», что прямо в «Севкабель Порту».

— Во-первых, там есть ограничения по вместимости. А во-вторых, все концерты, которые заявлены, — я имею отношение только к одному из них — рассчитаны на большее количество людей, на 2–2,5 тысячи. И в принципе, концепция была такая, что это — концерты на открытом воздухе. И потом: «Морзе» — порядка 2000 квадратных метров, а пространство, которое предполагается для этих концертов, — порядка 6000 метров. Там явно будет просторнее, что гораздо безопаснее.

— Представители городских властей, вводя ограничения, объясняли, что специализированные залы с сидячими партерами, вроде БКЗ, проще контролировать на предмет соблюдения дистанции. Вы вот какой партер планировали на этих концертах — сидячий или стоячий?

— Мы планировали стоячий партер и сидячую VIP-зону. Но вы сейчас сказали: «В БКЗ можно контролировать». А в БКЗ можно контролировать только рассадку в зале. В туалете или в буфете невозможно контролировать дистанцию между людьми. Я хожу в театры и могу сказать, что при получении одежды, например, там гораздо все сложнее, и это контролировать точно невозможно.

— Каков сейчас статус перечисленных концертов, вы направили заявки на согласование?

— Нет. У нас нет понимания, по какому регламенту мы должны делать согласования — по тому, который действовал до 17 июня, когда все закрыли из-за роста заболеваемости, или по какому-то новому? Сейчас мы хотим убедить власти, быть может, в порядке исключения эти концерты нам согласовать.

— Ситуация с запретом проведения массовых мероприятий не новая, почему вы решили сейчас написать письмо?

— Потому что мы надеемся провести эти концерты, так как их очередная отмена вызовет большие потери и недовольство публики. Это точка кипения. Ну и потому, что должен начинаться новый сезон, и непонятно, как быть, очень много вопросов. Надо на них как-то ответить. Ну и плюс мы надеемся обсудить какие-то меры поддержки, потому что некоторым другим отраслям они были оказаны, а нам — нет. Здесь есть момент, наверное, дискриминации, когда мы оказались самой пострадавшей отраслью и самой незаметной для власти, — вроде бы мы есть, а вроде нет, и как бы можно пренебречь.

— Но с вас же снимали обязательство возвращать деньги за билеты, это было очень серьезное послабление.

— Это очень было важно в какой-то момент, но сейчас уже не спасает. И кроме того, как оказалось, есть нюансы, и это вопрос судебной практики неоднозначный. Получается, сейчас в городе вроде бы есть общее понимание, что стало лучше, легче, а нам — стало хуже. Это мы и хотим донести, потому что это мало кто понимает. Еще одна цель — привлечь общественное внимание. Вот вы мне позвонили, другие СМИ звонят. Может, это какой-то эффект возымеет.

— Отреагирует ли госаппарат вот так, «через голову»?

— Почему «через голову»? Нет, мы постоянно общаемся с комитетом по культуре, мы даже сделали экспертный совет при комитете, одна из его целей — общаться, решать вопросы. И комитет делает достаточно много движений в эту сторону, но, возможно, некоторые вещи неподвластны даже им.

— А сейчас уже последовала реакция со стороны властей на это письмо?

— Пока нет, но мы ее ждем.

— Из комитета не звонили?

— С комитетом постоянно общаемся, Михаил Шурыгин (глава компании NCA. — Прим. ред.) сейчас как раз договаривается о встрече по поводу возможности подготовки регламента. Но это все — наши действия, встречных пока не было. Или я о них не знаю.

Беседовала Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Илья Бортнюк
Илья БортнюкФото: из личного архива

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (12)

бедные? пусть на стройку идут работать

Я думаю, что надо подавать в верховный суд на действия конкретных властей, потому что они нарушают очень много разных правил и в том числе нарушают конкуренцию. Потому что театры они "субсидируют" и поэтому очевидно разрешают им работать, чтобы хоть какую-то отдачу получать, а вот всем частным компаниям они запрещают и как раз вынуждают идти только в театры, кинотеатры - тоже запрещали. Тут есть такой ход, чтобы провести концерт в зале театра, но театры не дадут, они сами на грани. И тут как бы нелепость "конкуренции" в том, что сам регулятор заинетерсован и проводит алые паруса (концерт), но запрещает другим артистам делать то же самое - пусть тогда устанавливают концертное оборудование на дворцовой и будем все вместе радоваться концертам разных артистов. Если сцена мариинки отерыта - то 50 на 50 - часть Гергиеву - остальное современной музыке, я не против Гергиева и понимаю его проблемы, но он сам должен был так сделать, понимая что современная музыка - это не столько классика.

да ну, наверняка какие-то конские цены за билеты, непонятная культурная ценность, море пива, странные личности)) О да, наверное это весело и позитивно... но это всего
лишь коммерция, пришли, подолбились и ушли.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...