Плесень плюс ковид в Боткинской больнице на Миргородской. «Выздороветь в таких условиях очень сложно»

«Не может быть в современной России больниц в таком плачевном состоянии», — очередное письмо с фотографиями внутреннего убранства и заплесневевшими стенами Боткинской больницы получила «Фонтанка».

73
автор фото Ирина Багликова / «Фонтанка.ру»
автор фото Ирина Багликова / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

И отвечает читателю и многим-многим другим: «Может. Причем очень долго». С 2004 года, когда впервые прозвучали слова о переводе больницы с Миргородской улицы в построенные для нее здания, основное не видело даже косметического ремонта. За эти годы уже новые больницы не раз капитально ремонтировались.

В «плачевном состоянии» Городская инфекционная больница им. Боткина уже не первое десятилетие принимает пациентов. Впрочем, если они проводят в этих условиях максимум месяц, то медики — годы. Непонятно, как можно настолько любить профессию, чтобы каждый день отправляться на работу в полуразрушенную больницу на Миргородской, 3.

Сегодня здесь принимают пациентов в пяти корпусах. И хоть говорят, что старая площадка Боткинской, в отличие от нового «дворца» на Пискаревском, работает с пациентами, страдающими всеми инфекционными заболеваниями, кроме ковида, это не так. Сюда госпитализируют, как рассказали «Фонтанке», все «миксты». В одном из корпусов лечат туберкулез плюс ковид, в другом — ВИЧ плюс ковид. В три других доставляют всех плюс ковид: менингит и ковид, сальмонеллез и ковид… Если этим пациентам хватает поддержки кислородного концентратора, они лечатся здесь. Если нужен высокопоточный кислород, переводят на новую площадку, расположенную на Пискаревском.

ПоделитьсяПоделиться

«21 июня 2021 года я побывал в отделении № 23, расположенном на ул. Миргородская, д. 3. Именно там сейчас спасают жизни больных с коронавирусной инфекцией. Судя по очередям в морге и ЗАГСе Санкт-Петербурга, свидетелем которых я стал, борьба с опасным вирусом идет крайне плохо. Если вы посмотрите фотографии из 23-го отделения Боткинской больницы, вы поймете, что выздороветь в таких условиях, с плесенью на стенах, очень сложно», — еще одна цитата читателя «Фонтанки».

ПоделитьсяПоделиться

Жалуются то на холод, то на антисанитарию

Плесень и облезающая вместе со штукатуркой краска пугает людей с 1990-х годов, особенно страшно было в отделении, где лечили гепатиты, — это был период роста заболевания гепатитами В и С среди наркоманов (в 1996 году в больнице объединили все инфекционные службы города). Правда, тогда еще периодически пытались навести порядок в корпусах, в которых ежедневно лечили более 1000 пациентов: латали провалившийся пол, штукатурили и перекрашивали стены и даже капитально ремонтировали коммуникации. Честно говоря, помогало мало. Жалобы то на холод в отделении, то на антисанитарию не прекращались никогда.

На большой пресс-конференции Владимира Путина, состоявшейся накануне объявления пандемии (декабрь 2019 года), журналистка попросила его разобраться с ситуацией в Боткинской больнице Петербурга. Она пожаловалась, что известная больница чуть ли не разваливается: стекла в окнах разбиты, по коридорам и палатам бегают мыши. Президент тогда ответил, что он в курсе печальной ситуации в Боткинской больнице, но не знает о конкретных мерах по ее реновации: «Уверяю вас, мы с губернатором поговорим. Кроме этой больницы, в Петербурге есть медицинские центры мирового класса, например Центр Алмазова. Но это не значит, что мы должны забывать про те учреждения, в которых ситуация далека от благополучной». После этих слов в больничном квартале на Миргородской, 3 высадился десант — вице-губернаторы, возглавляемые губернатором Александром Бегловым. Очередной раз обсудили, кто виноват и что делать. И снова забыли.

В декабре 2020 года, через год после десанта, на территории больницы еще и обрушился забор. К нынешнему лету поставили новый. Это и вся реновация.

Благими намерениями объясняются жуткие условия в больнице

Еще во времена Валентины Матвиенко было запланировано закрытие старой инфекционной больницы: надо было уже тогда что-то делать с этим позором в центре города.

В 2004 году было принято решение не реконструировать разваливающийся больничный городок, а построить две новые больницы в разных концах города на 600 койко-мест в каждой. С одной стороны — убрать инфекцию из центра Петербурга, с другой — создать современные условия для лечения пациентов с инфекционными заболеваниями. Идеологов нового строительства тут же заподозрили в намерении прибрать к рукам козырную территорию в центре города под жилую застройку. Но это были всего лишь домыслы. За почти 20 лет желающих стать ее владельцами так и не нашлось. И не только потому что за забором — тюремная больница им. Гааза, а с другой стороны — железная дорога и ТЭЦ. Из 26 зданий больницы 15 признаны объектами культурного наследия регионального значения, большинство — маленькие двухэтажные домики, разбросанные по всей территории больницы так, что между ними сложно затеять масштабное строительство. И что с этими зданиями делать, даже если владелец их отреставрирует?

В декабре 2007-го — начале 2008 года были заключены контракты на строительство больничных комплексов в Красногвардейском районе — на Пискаревском проспекте и во Фрунзенском — на углу улиц Бухарестской и Олеко Дундича. Окончание строительства было запланировано на 2010 год. Но первый сдали только в 2015 году с огромным количеством недоделок, как рассказывали тогда «Фонтанке», буквально вынудив Ольгу Казанскую — она тогда была вице-губернатором, ответственным за петербургское здравоохранение, и главного врача Боткинской Алексея Яковлева подписать документы о введении больничного комплекса на Пискаревке в эксплуатацию, чтобы соблюсти обещанные сроки введения новой больницы в эксплуатацию на бумаге. Разрешение зарегистрировано 31 декабря 2015 года, а открывали ее для пациентов по частям в течение всего 2016 года.

Еще раньше, в 2014 году, было решено заморозить строительство второго инфекционного комплекса на юге. За 5 лет на углу улиц Олеко Дундича и Бухарестской «Петербургстрансстрой» («ПТС»), выигравший конкурс на строительство (пообещал больницу к концу 2010 года за 3,5 млрд рублей вместо стартовых 3,9 млрд рублей), забил сваи и построил цокольные этажи 9 корпусов, полностью возвел коробку 7-го корпуса — пищеблока, установил 3 трансформаторные подстанции и развел по площадке сети водовода, сообщали в комитете по строительству.

«Уже в 2014 году стало очевидным, что воспроизводить дубликат проекта Полюстрово, не внеся радикальных изменений, нельзя. Проектное решение, представленное для строительства во Фрунзенском районе, на юге, было существенно хуже того, которое было реализовано на севере города, — рассказывает «Фонтанке» профессор Алексей Яковлев, возглавлявший в то время больницу им. Боткина. — Этого мнения придерживалась и экспертиза, поскольку компания, взявшаяся за строительство, несколько лет не могла пройти техническую экспертизу». Он же сообщал, что строительство больницы без учета замечаний и предложений может привести к тому, что она не получит лицензию на медицинскую деятельность. В то время на строительство южной Боткинской было потрачено уже 770 млн рублей.

Южную инфекционную больницу построят в Колпино через 4 года. Отсчет еще не начался

Строительство много раз «возобновлялось», но только на словах. И то, что это пустые намерения, похоже, понимали все представители власти, от губернаторов и вице-губернаторов по строительству и профильных комитетов, потому что параллельно обещали капитально отремонтировать оставшиеся действующими корпуса больницы на Миргородской. Подробно о модернизации «Фонтанка» писала в 2017 году. По этому плану к 2021 году часть корпусов должна быть капитально отремонтирована, другая — законсервирована. По подсчетам Смольного, только на первоочередные работы требовалось более 1 млрд рублей.

И хотелось бы сказать, что пандемия помешала осуществлению этого плана, но нельзя: к его реализации даже не приступали.

Что до разрушившихся фундамента с цокольными этажами на Бухарестской, то с 2017 года городские власти регулярно сообщали о том, что ищут инвестора, способного возобновить строительство.

Только в этом году он появился — после того как Путин призвал создать «санитарный щит» страны, подразумевая и расширение инфекционной службы России. Во время ПМЭФ стало известно, что спасти петербуржцев от неприятных, мягко говоря, условий для лечения на Миргородской намерен Банк ВТБ. Как сообщала «Фонтанка», ООО «ВТБ Инфраструктурный Холдинг» (группа ВТБ) и Смольный подписали соглашение о развитии сферы здравоохранения Петербурга. Мощности больницы должны увеличиться с 600 до 770 коек, объем инвестиций составит не менее 30 млрд рублей.

Сегодня «Фонтанке» рассказали в пресс-службе банка:

— В соответствии с протоколами профильных комитетов Петербурга так называемая «южная» Боткинская больница будет расположена в Колпино южнее пересечения улицы Севастьянова и улицы Георгия Водопьянова, севернее улицы Приреченской, в границах территории «Восточный кирпичник», ограниченной улицей Севастьянова, Балканской дорогой, береговой линией реки Малая Ижора и планируемым продолжением улицы Георгия Водопьянова.

Ее проектирование начнется непосредственно после подписания концессионного соглашения, ориентировочно — во втором квартале 2022 года. Затраты на строительство будут определены инвестором на основе медико-технического задания. Ориентировочно строительство займет 4 года после подписания концессионного соглашения.

А на углу улиц Бухарестской и Олеко Дундича на месте развалин стоимостью 770 млн рублей планируется построить медицинский колледж и станцию переливания крови, об этом ранее сообщал заместитель председателя комитета по здравоохранению Дмитрий Мотовилов. Причем станцию переливания крови тоже на условиях государственно-частного партнерства.

Историческая справка:

В 1878–1880 годах на бывшем Александровском плацу была построена, а в 1882 году открыта Александровская городская барачная инфекционная больница на 300 коек. Ее первым попечителем стал Сергей Петрович Боткин. Здесь впервые в России начали использовать специальную санитарную карету для перевозки инфекционных больных, дезинфекционную камеру. В 1927 году было запланировано создание крупного комплекса павильонного типа, состоящего из двухэтажных корпусов с зонированием, разделением потоков пациентов, а административную, жилую, хозяйственную учебную части хотели расположить отдельно. Но из-за того, что больница во время строительства продолжала работать, бараки заменяли на новые здания поэтапно и создать запланированную павильонную композицию не удалось.

В 1966 году было построено 3 крупных лечебных корпуса на 828 коек. Тогда мощность больницы была 1600 койко-мест. До переезда части больницы в новое здание на Пискаревский проспект мощность составляла около 1100 коек.

Ирина Багликова, «Фонтанка.ру»

автор фото Ирина Багликова / «Фонтанка.ру»
автор фото Ирина Багликова / «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (73)

Муж лежал зимой с ангиной. Говорил, что обстановка бедная, но кормили хорошо при этом. Подняли меньше чем за неделю, хотя поступал к ним - не мог не то, что есть - пить с трудом.

Боткинские бараки. Старые или новые. Главврачи жируют,а пациенты как в морге. слава россии.

2. Вот бездарному тренеру выплачивать несколько лет по 2,5 миллиона евро – это нормально. Бесполезным чиновникам выплачивать миллиарды на зарплату – это нормально, и т.д., и т.п. Никогда в России не будет хорошего здравоохранения и качественных больниц, пока не ликвидируют все спецбольницы и учреждения для когорты чиновничества и спецслужб. Только тогда, когда все губернаторы, министры, президенты будут лежать в тех же палатах, что и обычные граждане, лечиться теми же медикаментами, испытывать те же проблемы, ситуация сдвинется к лучшему. Но такое возможно лишь в нормальном социальном государстве. Вот ведь парадокс – наше государство состоит из нас самих, и если мы не так хорошо живем, как хотелось бы, то исключительно по своей вине. Равнодушие, трусость и глупость – три составляющих рабского народа.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...