09.10.2020 15:51
14

Сун и Вэй не дождались своего младенца. Он умер в Коммунаре

Пятимесячный ребенок от суррогатной матери из Дагестана умер под Гатчиной. 47news узнал, на какой улице во Внутренней Монголии его ждали родители.

Фото: pixabay.com

В 14:20 восьмого октября в гатчинскую полицию поступило сообщение от медиков: в частном доме на Новой улице в Коммунаре зафиксирована смерть пятимесячной девочки с китайским именем Цзинин. Ребёнок умер до прибытия скорой, признаков насилия на теле не обнаружено. После вскрытия 9 октября предварительной причиной смерти названы проблемы с сердцем.

Цзинин родилась 30 апреля в Первом медицинском вместе с братом-двойняшкой Цзиань от 31-летней суррогатной матери из Дагестана. Свидетельства о рождении выданы отделом записи актов гражданского состояния Центрального района Петербурга только 25 июля. По данным 47news, мать заключила договор с парой из Китая «на имплантацию эмбрионов в целях вынашивания и последующего рождения». В середине мая женщина подписала нотариально заверенное согласие на запись пары в качестве родителей. Биологического отца зовут Вэй, ему 49 лет, мать Сун, ей 48. Живут в автономном районе Внутренняя Монголия на севере Китая. Пара зарегистрирована в квартире дома на 6-й средней улице в районе Юйцуань провинциального города Хух-Хото с населением 2,6 млн человек.

Есть предположение, что дети остались в России из-за пандемии. Такая диспозиция стала массовой. Буквально на днях »Фонтанка» сообщала, что только в этом году в городских загсах было зарегистрировано 128 детей, рожденных для граждан Китая. Из-за коронавирусных ограничений 23 ребенка до сих пор не могут встретиться с родителями, их просто не пускают в Россию.

По данным опеки Гатчинского района, в доме живёт 28-летняя женщина с мужем. Она рассказала полиции, что брат и сестра лежали в разных кроватках на спине. Сама она якобы отлучилась, а когда вернулась, оба младенца лежали на животе. Переворачивая девочку, заметила, что та не дышит, и позвонила в скорую. К слову, по данным медиков, дети не состояли ни на каких учётах, данных о них в поликлинике не было, патронажная сестра дом не посещала. О прививках тоже информации нет.

Договор между матерью из Дагестана и родителями из Китая был заключен с помощью профильной фирмы «Наследие». Единственным учредителем и гендиректором компании является 54-летняя петербурженка Елена Ионосова. Кстати, по образованию химик-технолог. По итогам 2018 года выручка её компании составила полмиллиона рублей при чистой прибыли в 71 тысячу. Прежде чем в 2013 году учредить «Наследие», Ионосова четыре года руководила фирмой «Благо» с тем же видом деятельности. Организация ликвидирована, но на сайте пошагово расписано, как можно стать суррогатной мамой, донором ооцитов или спермы и всё про репродуктивные технологии.

«Наследие» предоставляло свои услуги клиентам со всего мира. Судя по отзывам, рекомендуют компанию граждане США, Великобритании, Германии, Нидерландов, Узбекистана. Широко представлена российская география. Двойняшек для клиентов суррогатные матери рожают не первый раз. Хозяйку фирмы уважительно называют «Еленой Владимировной». Нередко пишут девушки, которые интересуются, как стать суррогатной матерью и как оплачивается эта работа. Сегодня мобильные Елены Ионосовой выключены.

По данным следствия, мать детей находится в Дагестане. В документах указала, что состоит в браке. Возможно, имеет двух собственных детей, а в Петербурге наездами. Говорят, следствие пока не намерено её тревожить. Рожала она на законных основаниях с оформлением всех необходимых нотариально заверенных бумаг. На них же и подписи пары из Китая. Что касается Ионосовой, то она опрошена, претензий к ней пока тоже нет. СК Ленобласти продолжает проверку.

Как сообщили 47news в аппарате уполномоченного по правам ребенка в Петербурге Анны Митяниной, основная сложность заключается в том, что сопровождение детей, рожденных по договору о суррогатном материнстве, находится вне поля государственного контроля. «Существует большое количество «теневых» агентств, по которым нет никакой информации — ни об общем количестве детей, ни о том, по каким адресам они находятся, в каких условиях содержатся», — говорят подчинённые омбудсмена.

Виктор Смирнов,
47news

Суррогатный контекст:

Накануне «Фонтанка» сообщила о петербургском следе в деле о торговле людьми. Его возбудили в январе после того, как в посёлке в Московской области нашли одного мертвого и нескольких живых младенцев. Квартира, по предварительным данным, использовалась для передержки детей от суррогатных матерей. Арестованы восемь человек, в том числе врачи. Следствие также занимается поиском клиентов. Рассматривается версия о том, что репродуктологи оказывали услуги отцам-одиночкам, в том числе нетрадиционной сексуальной ориентации. Вопросы возникли к работе клиники Next Generation Clinic (NGC). Ее основали петербуржцы, а бенефициаром считается выпускник Санкт-Петербургского государственного медуниверситета имени Павлова Николай Корнилов. В орбиту NGC входит также петербургский филиал — «Василеостровская клиника репродукции».

Базовая программа суррогатного материнства для граждан России стоит в среднем 2,2–2,6 миллиона рублей, плюс договор с репродуктивной клиникой на беременность и роды (500 тысяч и выше). С учетом дополнительных соглашений (услуга «неанонимный донор» за 220–250 тысяч, юридическая помощь для регистрации ребенка в суде за 150 тысяч) ребенок может «подорожать» до трех-четырех миллионов. Из этих денег суррогатной матери выплачивается гонорар — 1 миллион рублей, плюс около 300 тысяч ей дают на питание. Иностранцам предлагают примерно за 50 тысяч евро, но допусловия поднимают ценник до пяти миллионов рублей и выше.

Фото: pixabay.com

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (14)

* напасти

lince
Запретить нужно суррогатное материнство. Отвратительное явление.

Мало на земле видать ещё китайцев..

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...