Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:39 18.06.2019

Три дня без Калви. «Фонтанка» узнала, насколько сильно гостям форума не хватало арестованного американского инвестора

Арест Майкла Калви как «шок для экономики», «позор» и «перегиб на местах». Петербургский форум ждал и не дождался лица «венчурного капитализма». «Фонтанка», как умная китайская обезьяна Путина, следила, кто победит по итогам трех дней форума - инвесторы или силовики.

Три дня без Калви. «Фонтанка» узнала, насколько сильно гостям форума не хватало арестованного американского инвестора

Майкл Калви//Петр Кассин/Коммерсантъ

Ожидание Майкла Калви, который находится под арестом, достойно пера Беккета, и эта интрига дополняла сюжет петербургского форума с первого дня. На самом деле ждать начали заранее: в день города стало известно, что арестованный американский инвестор просит отпустить его в Петербург, после чего начала стремительно облетать ромашка «приедет-не приедет» (спойлер: не приехал). 

Особым безразличным лепестком на этой ромашке оказался даже президент, который, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, не интересуется списком приглашенных на пленарное заседания ПМЭФ. На самом деле интересуется и даже беспокоится, но на вопрос ведущего пленарки ответил, как положено: надо руководствоваться законом, а вообще-то хорошо бы Библию почитать. Зато глава Счетной палаты Алексей Кудрин назвал кейс Калви шоком для российской экономики, а известный банкир Олег Тиньков заявил, что ему стыдно за происходящее.  «Фонтанка» спросила у гостей форума, что они видят за арестом Калви и можно ли говорить, что арест основателя Baring Vostok – часть атаки силового блока на бизнес.

Геннадий Тимченко, владелец частной инвестиционной группы Volga Group, президент ХК «СКА»

Геннадий Тимченко//Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"/Архив
Геннадий Тимченко//Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"/Архив



– А он сидит? А, под следствием, но не в тюрьме? Ну, следствие должно разобраться. Я слышал что-то из новостей, но не знаю деталей, что там происходит. Насколько я понял, изначально это разборка какая-то внутренняя у них, и кто-то из партнеров использовал обращения в следственные органы -  естественно, они разбираются. Лично я не чувствую [усиления давления на бизнес со стороны силового блока] как бизнесмен в России. Но я не исключаю, что какие-то наезды могут быть; но в данном конкретном случае я не глубоко погружен в тему.

Андрей Турчак, секретарь генерального совета «Единой России», сенатор Совета Федерации

Андрей Турчак//Карпухин Сергей/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЭФ-2019
Андрей Турчак//Карпухин Сергей/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЭФ-2019

– Если предприниматель ведёт бизнес законно и платит налоги, у него нет проблем. Проверки же действительно бывают избыточными, но правительство над этим работает, их число сокращается. Ежегодно составляется план проверок. План утверждается прокурором, все, что вне плана, – незаконно. Климат инвестиционный создан и развивается. И на уровне субъектов, и на уровне федерации есть все инструменты.

Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей

Борис Титов//Ковалев Петр/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЭФ-2019
Борис Титов//Ковалев Петр/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЭФ-2019

– Даже если нет решимости у правоохранительных органов завершить это дело (потому что мы считаем, что это гражданско-правовой спор, а не повод для уголовного преследования), то надо применять другую меру пресечения, которая применяется во всем мире – это залог. Тем более, что он уже отбыл тот период, самый острый, когда необходимо оторвать от ценных связей, не дать возможностей ликвидировать доказательства – этот период прошел, он уже несколько месяцев содержится в СИЗО.

Дмитрий Костыгин, совладелец «Юлмарта»

Дмитрий Костыгин//Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив
Дмитрий Костыгин//Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

– Вектор в целом здоровый. Контрабанда, обналы, однодневные компании в целом пресечены. Но лес рубят – щепки летят, все время загребают кого-то. Перегибы на местах в лучших сталинских традициях. Мой кейс, что применяется домашний арест, залог – показатель либерализации процесса. Говорить «не трогайте бизнес вообще» тяжеловато. Но по экономическим статьям нужно перестать сажать в изолятор. Например, в случае с Абызовым о каком изоляторе идет речь? Еще одна отрицательная волна – при банкротстве компании автоматически признают виновными всех лиц, которые имели к ней отношение. С точки зрения усилий государства – они были больше направлены на правила входа в игру (быстрее зарегистрировать компанию и так далее), а вот правила выхода настолько усложнились, что банкротные процессы занимают годы, это выбивает предпринимателей и пугает всех остальных.

Алексей Пушков, член Совета Федерации

Алексей Пушков//Карпухин Сергей/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЭФ-2019
Алексей Пушков//Карпухин Сергей/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЭФ-2019

– Я не сторонник отношения к бизнесу с придыханием, потому что я очень хорошо помню, что бизнес делал в 90-е годы. И я точно так же знаю, что сейчас бизнес далеко не безгрешен. Я не берусь ничего говорить по делу Калви, я не занимался этим вопросом. Но я не считаю, что есть какое-то давление на бизнес. Я вижу, что все крупные корпорации работают, люди, которых раньше называли олигархами, а теперь – крупными предпринимателями, тоже работают, они окружены здесь прессой. Я допускаю, что могут быть отдельные случаи, не всегда правоохранительные органы правы в чем-то, но это неизбежно. Но вот так, чтобы была кампания по придушению бизнеса, я этого абсолютно не наблюдаю. И касательно дела Калви: ну вот, не приехал американский посол – от этого что, форум не состоялся? То есть оно заслуживает внимания, но не более того внимания, которое оно заслуживает.

Евгений Ройзман, экс-мэр Екатеринбурга

Евгений Ройзман//Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив
Евгений Ройзман//Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

– Конечно, арест Калви – это очень серьезный сигнал бизнесу внутри страны и всем потенциальным инвесторам. Но если его завтра притащат (разговор был 6 июня – прим.ред) , это только ухудшит ситуацию. Тогда это будет сродни Северной Корее или  сталинским шарашкам, когда человека можно умыть, причесать и поставить. Надеюсь, им просто хватит вкуса этого не делать.

Силовой блок выступает как инструмент, но через это – и как интересант. Уменьшается кормовая база, количество потребителей остается прежним и даже растет. Следовательно – увеличивается давление на бизнес, потому что себе отказывать никто ни в чем не будет. Деньги брать неоткуда, только у бизнеса. У многих взятки – это достаточно серьезная статья расходов. Да и просто ситуация экономическая ухудшается, обостряются старые конфликты, ужесточается получение долгов. И здесь на форуме это очень ощущается. Бизнес – это движуха, динамика, так вот здесь этого нет. Я посмотрел региональные стенды – это похоронбюро.

Аркадий Пекаревский, совладелец Grondard

Аркадий Пекаревский//Антон Ваганов/Коммерсантъ
Аркадий Пекаревский//Антон Ваганов/Коммерсантъ

– Мне кажется, что если силовики портят кому-то жизнь, то крупному бизнесу. В моем бизнес-контуре силовики никогда ничего не портили. Там, где изначально есть непростые истории, легче зацепить. А если ты создаешь бизнес с нуля и сам отверточкой собираешь, шансов меньше. Создавать проблемы можно там, где люди не так важны – какие-то недвижимости, пришел, поменял одного человека на другого и все продолжает работать.

Как бы кто ни говорил, в России самая щадящая налоговая система. Что должно произойти, чтобы власть увидела проблему? Силовики – это та же самая власть. Когда идет какой-то перебор совсем, начинают что-то делать. Хотя редко, но в прессе появляются информация о громких делах в отношении силовиков, шокирующие факты вскрываются, так что, когда кто-то зарвался, государство что-то делает.

Галина Бояркова, Ксения Клочкова, Илья Казаков, Николай Кудин
«Фонтанка.ру»

Справка:

Следственный комитет России расследует уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение) о хищении 2,5 млрд рублей у банка из топ-40 в РФ по размеру активов. По версии следствия, Майкл Калви убедил акционера банка «Восточный» Шерзода Юсупова принять у «Первого коллекторского бюро» акции компании International Financial Technology Group S.C.A. в счет долга. При этом он совместно с партнерами намеренно завысил стоимость ценных бумаг с 600 тыс. до 3 млрд рублей.

Калви же настаивает, что Юсупов пытается с помощью уголовного дела оказать давление на Baring Vostok, чтобы повлиять на иск в Лондоне и процедуру перерасчета долей в «Восточном», которая невыгодна ещё одному акционеру, Артему Аветисяну. Юсупов и Аветисян как акционеры появились в «Восточном» после присоединения «Юниаструм банка» в 2017 году. В фонде Baring Vostok выяснили, что накануне слияния Аветисян вывел из «Юниаструма» значительные суммы по фиктивным сделкам, и фонд обратился в Лондонский арбитраж.

Baring Vostok была основана Майклом Калви в 1994 году для инвестиций в Россию и другие страны СНГ. На сайте компании говорится, что за это время в РФ было вложено почти 2,8 миллиарда долларов. Среди самых известных проектов – «Яндекс», Ozon.ru, «СТС Медиа», 1С и другие.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор