18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:46 13.12.2018

Город

11.11.2018 15:18

Осторожно, закрашено. Можно ли в Петербурге граффити легализовать

Под прессом инструкций в Петербурге стёрли портрет Шевчука. Стритрайтерам больно, но чиновники требуют как положено. Согласовать рисунки можно, только вдохновение едва ли доживёт.

Осторожно, закрашено. Можно ли в Петербурге граффити легализовать

/pixabay.com/

Граффити с лидером ДДТ на будке в Центральном районе не вписалось в правила содержания петербургских фасадов и было закрашено. За это соцсети назвали вандалами не уличных художников, а тех, кто стирает их творчество. Спасти лик Шевчука, как и остальных символов города, могло согласование, но бюрократические дебри никто не отменил. 10 ноября авторы уничтоженного рисунка ответили на стене культовой сценой: «И тебя вылечат, и меня вылечат». «Фонтанка» выслушала, отчего хронически не везет нашим арт-объектам.

Трансформаторная будка на Литейном проспекте, силами Ленэнерго очищенная от рисованного Юрия Шевчука, недолго оставалась законно-жёлтой. Команда HoodGraff в субботу украсила её кадром из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». «И тебя вылечат», – обещает героиня. Её предшественник продержался на стене почти два года и тихо пропал в конце сентября. Через месяц хватились, но в «Ленэнерго» объяснили: за будку отвечаем, но амнистировать рисунки не можем.

«Вот за Шевчука больше всего обидно. Так же жалко было только Доктора Dre на Марата», – вспомнил основатель HoodGraff Артём Бурж. Арт-группировка известна в Петербурге портретами Цоя, Бодрова, Дурова, Тракторенко, Задова и десятком других. Лаконичная черно-белая гамма выбрана в том числе, чтобы не перекрывать облик города — по закону свой цвет должен быть у каждого здания. Их рисунки становятся своего рода достопримечательностями, но не выживают. 

«После нашего Цоя власти сделали попытку легализовать граффити. В 2014 году выделили около сотни мест, где рисовать можно было то ли после упрощённого согласования, то ли вообще без него. Но сразу после губернаторских выборов список сжался до гаражей в районе «Удельной». Недавно ради интереса заглянули туда – сносят», – рассказывает Бурж. Сейчас перечень разрешённых мест остался только в СМИ.

В Ленэнерго говорят, что с Шевчуком тянули как могли и с 2017 года раз восемь ездили на Литейный после жалоб на портале «Наш Санкт-Петербург». Закрашивали всё, что рядом, но музыканта не трогали. Впрочем, недовольных именно им на сайте отыскать не удалось — претензии по адресу Литейный проспект, 37-39, за последний год предъявляли к надписям на другой стороне будки. Точку поставила проверка Государственной административно-технической инспекции. От ГАТИ компании досталось административное дело за ненадлежащее содержание фасадов. Продолжение волокиты обещало штраф в 100 тысяч рублей, и в Ленэнерго сопротивление оставили.

Судьба рисованного Юрия Шевчука постигла фронтмена «Алисы» Константина Кинчева и уголок памяти лидера «Короля и Шута» на Лиговском. На Васильевском острове закрасили двух ленивцев художника Константина Брилевского. На Введенской художники сами стёрли тренера российской сборной по футболу Станислава Черчесова, который не угодил и воинствующему фрику, и вроде бы ультрас «Зенита». Нашли своих недоброжелателей граффити с чашками рядом со станцией метро «Технологический институт» и жираф, «поселившийся» на фасаде высотки в Шушарах. От изображения Виктора Цоя во дворе на Петроградской стороне осталась только надпись с названием сквера. Жёлтым замазали портрет Михаила Галустяна на Некрасова, а на Серпуховской граффити в память о жертвах теракта в метро сменила мазня. В каждом случае толчком становилась жалоба на портале «Наш Санкт-Петербург». В администрациях игнорировать её не могут, даже если сами приложили руку к уличному искусству, как глава Приморского района Николай Цед. 

Легализовать своё творчество можно, но, как говорят художники, процедура муторная, долгая и превентивная. До того, как взять в руки баллончик, нужно заручиться разрешением собственника. Если стена выходит на улицу, то следующий этап — администрация. Дальше свой проект необходимо нести в комитет по градостроительству и архитектуре и представлять на суд художественной секции градостроительного совета. Правда, если приглянулось место на здании со статусом памятника, то придётся завернуть ещё и в другой комитет. Справиться быстрее, чем месяца за три-четыре, не рассчитывают, а дальше рулетка — не факт, что согласуют. Добро постфактум не дают. Исключением стал лишь портрет Даниила Хармса на улице Маяковского, но его помиловал лично Георгий Полтавченко.

Председатель КГА Владимир Григорьев сказал «Фонтанке», что в Смольном ежедневно ломают голову над тем, как упростить некоторые процедуры и не скатиться при этом в анархию. «Какие-то барьеры должны остаться. К тому же, когда всё сделано профессионально, трудностей не возникает. Если не умеешь прыгать, олимпийскую медаль по прыжкам не завоюешь», – приводит аналогию главный архитектор города, известный своим неприятием самовольной раскраски зданий, особенно в исторической части города. У КГА, по его словам, достаточно опыта, чтобы выбрать таких «чемпионов».

Пока же продираться через все эти бюрократические заслоны стоит, только если со своим рисунком нацелился на Книгу рекордов Гиннесса, решили в HoodGraff и честно признали: не согласовываем. Поделиться успешной легализацией не смогли и другие арт-группы – не нашлось ни своих, ни чужих историй.

«Когда наша команда разрисовывала фасады в Шушарах, мы действовали через управляющие компании. И даже это было незаконно, без согласия чиновников. Пытались бы просить, то, вероятнее всего, добро бы не получили, и район остался бы серым и безликим. А мы нарисовали на фасадах зебру, пингвинов, жирафа и сцену к поэме «Руслан и Людмила, – говорит Роман Бурданов из «Дари добро». – Обычно договариваемся максимум на уровне администрации, хотя им тоже потом звонят из КГА и велят закрасить. А так, нашли стенку — выразились».

скриншот https://vk.com/domszirafom
скриншот https://vk.com/domszirafom

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

«По любым действиям с фасадами необходимо обращаться в комитет по градостроительству и архитектуре», – категорично продолжает Владимир Григорьев. Никаких проблем или конфликтов во взаимодействии художников с ведомством он не видит. Правда, ни одного обращения от них ему не припомнилось, хотя возможность проверить скоро представится.

На сегодня продолжение выглядит так: арт-группа «Явь» по просьбе Центральной городской публичной библиотеки имени Маяковского собирается нарисовать на стене здания на набережной Фонтанки, 46, Владимира Маяковского и готовит документы на согласование.

«Дом жилой, а это обязательное собрание собственников жилья, куда никто не ходит. Найти инициатора из жильцов, уведомить по форме не позднее десяти дней, развесить объявления на каждой парадной. Потом протокол — собрание не состоялось, потому что не собрался кворум. Тогда начинается поквартирный обход и уговоры найти и предоставить реквизиты. А документы ещё и правильно оформить нужно, чтобы в КГА нас не развернули, – погружает в регламент художница Анастасия Владычкина. – Здесь хоть одной проблемой меньше: смысловая и топонимическая связь очевидна. А то поди докажи чиновникам, почему на будке в Приморском районе должен быть Сальвадор Дали».

 

Замолвить слово за уличное искусство сейчас пытаются депутаты. Руководитель фракции «Яблоко» в Законодательном собрании Борис Вишневский 30 октября направил обращение председателю КГА. Он предлагает упростить излишне зарегулированную процедуру согласования через изменения в постановление правительства. Художники рады и этому, хотя предпочитают, чтобы эстетическую ценность работ устанавливали постфактум. А лучше и вовсе дать творчеству волю. В семье не без урода, но пачкать стены непечатным быстро надоест, уверены в HoodGraff. Пока ответа от Владимира Григорьева нет.

Сооснователь Института исследований стрит-арта Михаил Астахов считает, что компромисс необходим. Так, чтобы и исторические виды не испортить, и город из застоя вытянуть. Первым шагом считает портрет Даниила Хармса на улице Маяковского, от которого после долгих споров всё же отстали.

«Мне очень нравится высказывание Михаила Пиотровского о новом здании Мариинского театра, вокруг которого в своё время разгорелись споры. Он сказал: «Давайте год-другой поживём с этим зданием и посмотрим, живётся или нет». Очень правильная позиция. Так и с граффити: некоторые работы принимают, другие отторгаются естественным образом».

Художникам при таком раскладе он советует тщательнее подходить к выбору образов и героев, которые найдут отклик у горожан, а остальное будет «отвергнуто естественным образом». Взгляд, конечно, очень эрмитажный, но не точный — сегодня граффити аннулируют инструкции.

Татьяна Ципуштанова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор