Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

00:30 30.01.2020

Спорт

13.06.2016 17:46

Кирилл Набутов: Кто мог ожидать такой развязки?

Вернувшийся из Марселя Кирилл Набутов рассказал «Фонтанке», каково это - комментировать в прямом эфире один из самых напряженных матчей на чемпионате Европы по футболу.

Кирилл Набутов: Кто мог ожидать такой развязки?

Владимир Бертов/Интерпресс

Удивительный по окружающему антуражу, "внутренней" драматургии и феерической развязке матч Россия — Англия на чемпионате Европы по футболу прокомментировали на Первом канале двое популярных петербуржцев — телеведущий Кирилл Набутов и бывший вратарь «Зенита» Вячеслав Малафеев. На следующий день после этих невероятных суток в Марселе Набутов вернулся домой в Петербург и дал интервью «Фонтанке».

– О дороге домой cтоило позаботиться заранее, – напомнил Набутов о масштабной забастовке сотрудников известной авиакомпании Air France. - Но проблем не возникло: из Марселя в Париж, а из Парижа в Россию я добирался после матча именно рейсами Air France, и это как раз были самые спокойные для меня часы за минувшие пару суток. Видимо, эта забастовка проходит в каком-то частичном режиме...

– А накануне игры Россия — Англия вы добирались в Марсель другим маршрутом, минуя Париж?

– Да, через Амстердам. И был поражен при пересадке с рейса на рейс, какое огромное количество не только наших, но и английских  болельщиков летит на матч. А по прибытии в Марсель убедился, что основной английский десант уже находился там, в районе так называемого Старого порта. И очень шумно и эпатажно заявлял о своем присутствии. Зрелище, конечно, было незабываемое. Ковшеобразный, глубоко вдающийся в сушу залив Средиземного моря, гранитная набережная, множество яхт — в том числе и очень дорогих, метров в 80 длиною, — стоящих на приколе. А на немногих свободных участках набережной можно было видеть, как кое-кто из англичан небрежно справляет свои естественные надобности прямо в воду. Дикая жара — в Марселе в субботу под плюс 35 было, палящее солнце, духота, влажность — и пивной запах. Куда ни глянь, везде сидели, а то и лежали британские болельщики, обложенные ящиками с пивом. Причем преобладала именно стеклянная тара, поэтому вся набережная в Старом порту была усеяна осколками. Явной агрессии даже самые «подогретые» жарой и пивом англичане не выказывали — по крайней мере, я этого не видел, — но общая атмосфера, конечно, повергала в шок. Так что я прервал свою прогулку по Старому порту, зашел пообедать и, оберегая по пути свою сумку с вещами, отправился на стадион «Велодром». Насчет сумки — отдельная история. Гостиница, где остановился, оказалась на приличном отдалении и от стадиона, и от центра города, и от аэропорта. Смысла возвращаться после матча ночью в отель не было, поэтому взял вещи с собою. А при выходе из гостиницы один местный житель обратил внимание на мою сумку и дал добрый совет. Мой французский (Набутов — выпускник известной гимназии номер 171 с «французским уклоном». – Прим.ред.) позволил понять, что именно он советует. Француз сказал мне, что нынешний Марсель «немножко похож на Чикаго тридцатых годов». Такой совет тоже не вдохновил меня на изучение города, хотя в Марселе я был впервые.

– На «Велодроме», значит, вы оказались с «запасом» по времени перед матчем. Что-то особенно привлекло внимание за час-полтора до игры?

– Нет. Обычная процедура досмотра, стандартные металлические «рамки». На самом секторе трибуны, отведенном для телевидения, чего-то нового для себя я тоже не обнаружил. Единственной особенностью внутри самой чаши стадиона стали погодные условия. «Велодром» – почти непродуваемая арена, с крышей, поэтому вечером в городе стало попрохладнее, а на трибунах было почти так же душно и влажно, как и днем на палящем солнце. Такие условия сказались и на самой игре – носившиеся весь первый тайм по полю как угорелые англичане явно «задохнулись» во второй 45-минутке.

– Это для вас на телевизионном пандусе и не могло быть ничего принципиально нового, а ваш напарник по репортажу наверняка так не скажет. Для Вячеслава Малафеева, только что завершившего карьеру игрока и дебютировавшего в роли футбольного комментатора, новым и волнующим было абсолютно всё!

– Я что-то не заметил, чтобы Слава особенно волновался. Мы встретились уже на стадионе. Немного поговорили, обменялись последними футбольными новостями и  пошли на свои рабочие места готовиться к игре. Другое дело, что сама игра получилась очень тяжелой для репортажа — что для опытного человека, что для новичка. Прежде всего, специфика комментария. Ведь футбол на Первом канале – это совсем не одно и то же с обычной трансляцией на специализированном спортивном канале! И масштаб аудитории, и общий уровень ее футбольных познаний – другие. Тут надо было говорить, и говорить много — рассказывать, пояснять детали. А вот что было говорить в том же первом тайме, когда англичане буквально летали по полю, а у наших совсем не держался мяч?! И наши нападающие не могли дождаться не то что удобной завершающей передачи, а хотя бы нормального первого паса при переходе в контратаку?! Но что-то говорить было надо (смеется). И в этой ситуации Малафеев, как мне кажется, нашел точный ход: он интуитивно стал участвовать в репортаже как бы «из ворот сборной России». Стал рассуждать вслух как голкипер, непосредственно участвующий в игре. Но только вратарь-футболист в самой игре рассуждает и руководит защитниками короткими репликами – "шире", "плотнее", "вышли", а у Славы была грамотная литературная речь.

– Вообще-то, на последних секундах матчах — после того, как Василий Березуцкий умудрился спасти безнадежно проигранный матч, – «грамотной литературной речи» уже не было ни у Набутова, ни у Малафеева. Кричали вы оба в эфире как ненормальные! 

– А что же вы хотите — чтобы мы спокойно прокомментировали этот невероятный гол?! Который на последних секундах позволил нашим вырвать такую важную ничью? Я в тот момент с восторгом похвалил Березуцкого – Вася в этом матче, как и Игнашевич, показал себя настоящим мужиком, — а Слава чуть позже меня поправил, что мяч все-таки записали на счет Глушакова (уже после матча УЕФА вернул этот гол Василию Березуцкому. — Прим.ред.). Но эта деталь не имела никакого значения — главное, что мяч точно пересек линию ворот, и мы в последний момент отыгрались! Честно говоря, я в тот момент кричал — и сам не узнавал свой собственный голос...

Александр Кузьмин, для "Фонтанки.ру"

 



© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор