Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:33 23.10.2019

С карамелькой за щекою

Карамель и полусладкое вино — вот и все, что сумели предложить местные производители жителям Петербурга. Остальные оказались в слишком сильной зависимости от импортного сырья.

С карамелькой за щекою

Сергей Николаев/ДП

Петербуржцы сильнее жителей других российских регионов пострадали от эмбарго и ослабления рубля. Такое мнение высказал в ходе форума «Торговля большого города» генеральный директор агентства INFOLine Иван Федяков. «Из-за близости к портам импортная продукция могла более успешно конкурировать с отечественной и потому занимала более существенную долю на полках сетей и в потребительской корзине»,  — отметил эксперт. Однако в последний год ситуация резко изменилась — привычные товары были либо запрещены к ввозу, либо попросту стали не по карману покупателю.

Местные производители от ситуации выиграли. Продажи петербургских предприятий пищевой промышленности, согласно данным официальной статистики, увеличились по итогам девяти месяцев на 16,8% — до 234,6 млрд рублей, у их коллег из Ленобласти — на 25,6%, до 132,8 млрд рублей.

Однако этот рост обусловлен по большей части инфляцией. Индекс промышленного производства в пищевой отрасли в Петербурге по итогам января – октября составил 94,8% от аналогичного периода прошлого года, что на 0,9 п.п. хуже, чем январе – сентябре. Ленобласть по итогам трех кварталов демонстрировала рост — 108,3%. Но в октябре его темпы сильно замедлились — по итогам десяти месяцев индекс промпроизводства упал до 106,2%. Таким образом, большинству предприятий  все же не удалось нарастить объемы на волне импортозамещения.

«Фонтанка» выяснила, какие предприятия все-таки смогли воспользоваться шансом, который дали им антисанкции и слабый рубль, и смогут ли остальные участники рынка последовать их примеру.


Ни рыба, ни мясо

Петербургские предприятия по итогам трех кварталов произвели 33 тыс. тонн колбасы и 36,8 тыс. тонн мясных полуфабрикатов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объемы упали на 15% и 30% соответственно. У их коллег из Ленинградской области дела чуть лучше. Производство мяса и полуфабрикатов упало на 3% – до 182,6 тыс. тонн.

Главным фактором, по мнению производителей, является сокращение потребительского спроса. Но не во всех сегментах картина одинаковая. Например, игроки «средней» и «средней плюс» категорий находятся в росте за счет того, что замещают выбывшую из-за эмбарго импортную продукцию. «Мы выпускаем 16 тонн в сутки, это на 25% больше, чем в прошлом году», — рассказал Валерий Сергеев, директор по продажам «Мит Стар». Впрочем, «запас» для роста еще есть — мощности предприятия позволяют производить 20 тонн в месяц.

Рыбные предприятия в самой Северной столице, наоборот, оказались удачливее областных коллег. Они выпустили 71,1 тыс. тонн продукции (с учетом консервов), что всего на 0,7%  меньше, чем за январь – сентябрь прошлого года. В Ленобласти произвели 3,4 тыс. тонн рыбной продукции, что на 28% меньше, чем в прошлом году.

Основной причиной спада стало подорожание сырья. Если стоимость импорта увеличилась из-за курса, то российского – из-за дефицита. По словам директора рыбоперерабатывающего комбината «Азимут» Дмитрия Сафонова, объемы реализации его предприятия в этом году просели на 30% в натуральном выражении. Бороться со снижением спроса компания намерена за счет новых каналов сбыта, а именно развития собственной розницы, подчеркнул топ-менеджер.

Картина без масла

Производство цельномолочной продукции в Петербурге выросло на 5%, до 360,9 тыс. тонн. В области, наоборот, произошло сокращение — на 21%, до 71,6 тыс. тонн.


Еще печальнее ситуация с молочными продуктами. По самой Северной столице Петростат цифры не приводит, но в ЛО объемы выпуска масла просели на 84%, до 16,5 тыс. тонн, сыров и творога — на 76%, до 414,5 тыс. тонн.

Наши производители оказались слишком зависимыми от импортного сырья, технологий и комплектующих, чтобы мгновенно задействовать недозагруженные мощности, говорится в отзыве Счетной палаты на проект федерального бюджета на 2016 год. Кроме того, привыкшие к зарубежным стандартам потребители просто не хотят «голосовать рублем» за отечественные «аналоги с пониженными характеристиками» и покупать их в том же объеме, в каком покупали импортные.

Относительно неплохо себя чувствуют предприятия, работающие на контрактной основе с западными брендами. Например, завод «Галактика» в Ленобласти в октябре прошлого года запустил производство питьевого молока Valio UHT жирностью 1,5%, 2,5% и 3,2% и сливок Valio жирностью 10% и 20%. Это позволило почти в три раза нарастить объем выпуска продукции под финским брендом.

Однако большинство зарубежных производителей, лишившихся доступа на российский рынок из-за эмбарго, делиться с российскими партнерами знаниями не слишком торопятся, предоставляя свой бренд, но не технологии. Например, то же Valio не планирует локализовать производство безлактозного молока в нашей стране. «Это требует наличия высокотехнологичного оборудования, специальной технологии и серьезных инвестиций: разработка нового продукта по безлактозной рецептуре при наличии патента может занимать срок от нескольких месяцев до нескольких лет», – комментируют в компании.

Карамель вместо шоколада

Петростат зафиксировал в Северной столице увеличение производства хлеба — на 10%, до 226,2 тыс. тонн. Пекари Ленобласти, наоборот, сократили объемы на 2% к прошлому году — до 23,7 тонны.

Единственный сегмент, который по итогам девяти месяцев вырос сразу в обоих регионах, — это кондитерские изделия. В самом Петербурге было произведено 175,7 тыс. тонн сладостей, что на 17% больше, чем за тот же период в прошлом году. В Ленинградской области — на 21%, до 18,7 тыс. тонн.

По мнению директора агентства INFOLine Ивана Федякова, такая внушительная динамика объясняется тем, что петербургские компании активно загружали свои мощности, чтобы занять на полках сетей места подорожавшей импортной продукции. «В этом сегменте, с технологической точки зрения, это сделать быстрее и проще, чем в той же молочке», — комментирует эксперт.  

Однако импортозамещение происходит в основном за счет более дешевых видов сладостей, например карамели или печенья, тогда как потребление шоколада и пирожных падает, считают в Центре исследований кондитерского рынка.

Это справедливо и для нашего региона. Например, в апреле под Петербургом заработала фабрика «Любимый край», специализирующаяся на производстве печенья и пряников. Зато один из старожилов кондитерского рынка — фабрика им. Н. К. Крупской — сократила в этом году выпуск продукции на 40 – 50%.

Шато де Бокситогорск

В Северной столице в январе – сентябре производство алкогольных напитков (без учета пива) упало на 25%, до 6,6 млн декалитров, объемы выпуска пенного напитка остались примерно на уровне прошлого года (+0,2%).

На сегмент крепких напитков повлияло прекращение работы завода одного из крупнейших игроков — Промышленной группы «Ладога» (в 2013 году объем производства составил 2,2 млн декалитров). Еще в конце 2014 года предприятие инициировало собственное банкротство и, лишившись лицензии, остановило завод. Теперь группа «Ладога» сосредоточилась на развитии собственной розницы (бары «Монопль») и дистрибуции напитков из других стран. Как рассказал президент группы Вениамин Грабар, портфель постоянно расширяется, в частности компания выводит на рынок новые линейки импортных вин. «Этими позициями мы не замещаем собственные товарные группы, а стремимся занять на рынке ниши, освободившиеся в кризис, когда ряд импортеров испытывали трудности», — подчеркнул он. 

А вот предприниматели Ленинградской области решили сами заместить импорт. По данным Петростата, в не самых благоприятных для выращивания винограда широтах производство вина за последние девять месяцев выросло на целых 43,4% – до 4 млн декалитров.

По словам руководителя Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадима Дробиза, активно наращивать объемы заводам помогает доступность иностранного сырья. «Во всем мире потребление вина падает, и есть проблема перепроизводства виноматериалов. Поэтому даже с учетом курса нашим предприятиям удается договориться о выгодных условиях», — говорит эксперт. Ленинградская область благодаря близости порта имеет дополнительное конкурентное преимущество и может увеличивать выпуск за счет продаж в другие регионы России.

Впрочем, делают наши заводы в основном сладкие и полусладкие вина. Именно они сменяют на полках подорожавшие сухие вина, которые по-прежнему импортируются. «Сухие вина в России выбирают только 15% всех потребителей этого напитка, вкладываться в эту технологию нерентабельно», — подчеркивает Вадим Дробиз.

Новые ниши

Большинству наших пищевых предприятий, вероятно, и в следующем году не удастся в полной мере воспользоваться шансом, который дает им эмбарго. По мнению экспертов Счетной палаты, сложнее всего придется производителям мясных и молочных продуктов, а также сыров.

Влияет на спрос и рост цен. К примеру, согласно данным Петростата, за девять месяцев сильнее всего выросли оптовые цены на хлебобулочную продукцию: из ржаной  муки – на 28%, из пшеничной муки – на 22%.

Однако если зерно, из которого делают муку и, в конечном итоге, хлебобулочные изделия, является биржевым товаром и зависит от колебаний валюты, то в ряде случаев повышение цен не так уж прозрачно. «Отечественные рыбодобытчики после эмбарго подняли цены так, что они оказались всего на 2 – 3% дешевле продукции с Фарерских островов. По таким ценам никто не будет покупать», — комментирует Дмитрий Сафонов из «Азимута».

Зато кризис открывает новые ниши. Например, производитель маринованных овощей ТД «Захаровские продукты» в этом году рассчитывает нарастить объемы за счет проникновения в сетевую розницу. «Люди экономят время и сами не занимаются домашними заготовками, но сейчас кризис, и спрос будет расти — разнообразить свой рацион квашеной капустой дешевле, чем мясом», — говорит  руководитель проектов компании Виктория Диттус.

Галина Бояркова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор