Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

01:52 21.09.2019

43 минуты Обамы против 20 минут Путина

В лаконичной 20-минутной речи на Генассамблее ООН президент Путин объяснил коллегам, как надо уважать международные нормы, блюсти суверенитет соседей и уважать чужие права со свободами. В словесной дуэли он начисто разгромил противника. Правда, так его и не назвал.

43 минуты Обамы против 20 минут Путина

В Нью-Йорке продолжается 70-я сессия Генеральной ассамблеи ООН. На понедельник, 28 сентября, назначены переговоры президентов Путина и Обамы, многие возлагали на них большие надежды. В том числе, видимо, и сам Владимир Путин, который, как утверждает американская пресса, просил о встрече "отчаянно" . Но это – вечером. А утром оба выступали с речами на пленарном заседании. 

Обаме "нужна сильная Россия"

Сессия открылась в 9 утра. В четверть одиннадцатого, четвёртым номером, к трибуне поднялся Барак Обама. Он начал с напоминания: Генассамблея ООН родилась 70 лет назад "из пепла Второй мировой войны" и сумела "в атомный век" удержать мир от третьей. За эти годы была сформирована международная система, которая следит за достоинством человеческой личности в мире и "наказывает тех, кто выбирает путь конфликта взамен сотрудничества", а также защищает маленькие страны от вмешательства со стороны больших. Тем не менее появились державы, которые призывают верить в "силу, которая всегда права", "нарушают нормы международного права", берут под контроль информационное пространство и гражданское общество, а объясняют это необходимостью бороться с терроризмом. Кого Обама имел в виду – он тут же и объяснил.

– При такой логике нам следовало бы поддерживать таких тиранов, как Башар Асад, – сказал американский президент. 

Реклама

Асад – ключевая фигура в разногласиях России и США в Сирии. Москва, как известно, хочет сохранить сирийского лидера на его некрепком месте. Штаты, как следовало из выступления их президента, на это не пойдут ни за что.

– Компромисс необходим, – сказал Обама в зал, где Путина не было. – Но нужен именно переход от режима Асада к новому лидеру.

Обама выступал, можно сказать, простодушно: что на уме – то на языке. Заговорил о России – так и сказал: "аннексия", "Крым", "Восток Украины".

– У Америки есть понимание глубокой и давней истории отношений России и Украины, – добавил он. – Но мы не можем стоять в стороне, когда суверенитет и территориальная целостность страны страдают от вопиющих нарушений. Всё, что происходит на Украине, может произойти в любой стране мира.

Санкции, введённые США и Европой против России, не означают, по словам Обамы, желание вернуться к холодной войне. Хотя на их фоне – тут американский президент показал хорошее знание вопроса – падают российская экономика и рубль, "происходит эмиграция хорошо образованных россиян", а народ Украины отвернулся от России и "стремится к Европе". Но поскольку путём дипломатии Россия, заметил Обама, идти не хочет, пришлось вводить санкции.

– Мы не стремимся изолировать Россию, – уверял Обама. – Нам нужно, чтобы Россия была сильной. Чтобы она была заинтересована в совместной с нами работе над укреплением всей международной системы.

За 43 минуты Обама успел коснуться массы тем: от Сирии без Асада до Китая. Но Путин этого, видимо, не слышал. Во всяком случае, в зале его не было. Когда Обама начал выступать, российское телевидение показало, как наш президент сходит с трапа самолёта.

Реклама


В здание ООН Путин вошёл в двенадцатом часу. Во время выступления польского президента Анджея Дуды. Тот как раз успел упомянуть "атаку СССР на Польшу" в сентябре 1939 года. И поддержал вариант реформы Совета безопасности ООН, предложенный Францией: при голосовании по поводу преступлений против человечности постоянные члены Совбеза не должны иметь право вето. Напомним, что в июле российское вето в Совбезе стало препятствием для учреждения Международного трибунала ООН по сбитому над Донбассом "Боингу", с тех пор страны, предложившие такой статус суда, ищут для него другой формат.

Путин и "некоторые коллеги"

Наш президент начал с экскурса в историю создания ООН. Произошло это, напомнил он, в Крыму. Слова "Крым" с международной трибуны Путин не произнёс. Сказал "Ялтинская конференция".

– Ключевые решения о создании ООН принимались на Ялтинской встрече лидеров антигитлеровской коалиции в нашей стране, – сообщил Путин тем, кто не знает, в какой стране нынче Ялта.

ООН "уберегла мир от масштабных потрясений". А теперь её критикуют: якобы "принятие принципиальных противоречий упирается в разногласия в Совете Безопасности". Такие разногласия, напомнил Путин, "были на протяжении всех 70 лет", и право вето, раз уж о нём кто-то тут говорит, применяли все члены Совбеза.

– Это совершенно естественно для столь многоликой организации, – добавил Путин. – При создании ООН и не предполагалось, что здесь будет царить единомыслие.

Он подчеркнул: если Совбез какой-то резолюции не принял, хоть бы и из-за вето, то пытаться обойти решение "нелегитимно и противоречит Уставу Организации Объединённых Наций и современному международному праву".

Путин продолжал говорить, не называя имён. Кого он имел в виду – можно было только догадываться. Так, сказал он, некоторые страны после окончания холодной войны решили, что раз они такие большие и сильные, то "лучше всех знают, что делать", могут навязывать всем "одну модель развития, признанную кем-то раз и навсегда единственно правильной". И вот эти страны вмешались в революции на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Конечно, признал Путин, "политические и социальные перемены в этом регионе назревали давно, люди хотели перемен". Но вмешались те самые неназванные страны – и получились "насилие, нищета, социальная катастрофа". Россия так никогда не делает, мы в чужие страны не вмешиваемся.

– Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете, что вы натворили? – обратился он к неназванному оппоненту.

Для борьбы с "Исламским государством" Путин предложил создать "широкую международную антитеррористическую коалицию". По примеру антигитлеровской. Только не сказал, кого зовёт к сотрудничеству. Но объявил, что должна будет делать коалиция.

– Считаю крайне важным помочь восстановить государственные структуры в Ливии, поддержать новое правительство Ирака, оказать всестороннюю помощь законному правительству Сирии, – сообщил он.

Разумеется, добавил, Путин, Россия будет помогать другим странам не так, как это делал кое-кто, выше не названный. А с непременным уважением суверенитета и всех международных норм. Как мы обычно и поступаем.

Следующей темой была Украина. "Некоторые наши коллеги", сказал Путин, втягивали наших соседей в НАТО, потом "спровоцировали вооружённый переворот, в итоге вспыхнула гражданская война". А надо, учил "некоторых коллег" Путин, уважать территориальную целостность Украины. Как уважает её Россия.

Те самые "некоторые коллеги", что развязали войну на Украине, позволяют себе вводить "односторонние санкции в обход Устава ООН". Кто ввёл санкции – Путин не сказал, кому они навредили – тоже. Поди догадайся. Но для всех вокруг это "чревато разбалансировкой торговой системы". А надо, посоветовал Путин, использовать "гармонизацию региональных экономических проектов, основанную на универсальных, прозрачных правилах международной торговли". Именно так поступает Россия с соседями и торговыми партнёрами.

– Убеждён: действуя вместе, мы сделаем мир стабильным и безопасным, обеспечим условия для развития государств и народов, – закончил Путин свою речь, так и не уточнив, кому именно её адресовал.

Возле ООН

В воскресенье, накануне приезда Владимира Путина в Нью-Йорк, возле Русской миссии при ООН американцы устроили "несанкционированный митинг". Пришли около 500 человек с плакатиками против нашего президента. Один из участников митинга, инженер Дмитрий Болдовский, живущий 15 лет в Канаде и работающий последние годы в США, рассказал "Фонтанке", почему он отправился на митинг, хотя сроду на них не ходил.

– Я родом из Макеевки, это пригород Донецка, – объяснил он. – Там окончил школу, там вырос. Там жил мой папа. Умер он этой весной, а апреле. Папе было 86 лет, но он хорошо себя чувствовал, до последнего писал мне письма на компьютере – в той мере, в какой там был Интернет. У него была проблема со здоровьем, но не фатальная. Ему время от времени надо было пройти курс уколов. Когда началась война, я хотел его забрать. Он долго отказывался. Потом всё-таки согласился. Надо было только пройти этот курс. Больница была недалеко от его дома. Когда он пришёл туда, ему сказали: мы вас принять не можем, у нас всё забито военными, "отпускниками", мест нет даже платных. И папа умер. Потому что не получил элементарной помощи. Наверное, сыграло роль и то, что в 86 лет он постоянно видел эти танки, бронетранспортёры, этих… военных.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор