18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
15:21 16.11.2018

15 миллионов за жизнь и смерть ребенка

15 миллионов рублей за моральный вред — такую беспрецедентную сумму суд взыскал с Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени Павлова в пользу пациентки Ирины Разиной. В сентябре 2010 года после неправильно, как установил суд, выбранной тактики ведения родов на свет появился мальчик с необратимым повреждением головного мозга. Через два года мучений он умер. Медики просили в иске отказать. Фемида посчитала сумму соразмерной страданиям.

15 миллионов за жизнь и смерть ребенка

15 миллионов рублей за моральный вред — такую беспрецедентную сумму суд взыскал с Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени Павлова в пользу пациентки Ирины Разиной. В сентябре 2010 года после неправильно, как установил суд, выбранной тактики ведения родов на свет появился мальчик с необратимым повреждением головного мозга. Через два года мучений он умер. Медики просили в иске отказать. Фемида посчитала сумму соразмерной страданиям.

В клинику акушерства и гинекологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени Павлова (1-й Мед) на улице Льва Толстого Ирину Разину привезли в ночь на 14 сентября 2010 года. Воды отошли, но родовая деятельность отсутствовала. Четких схваток женщина не чувствовала, зато боль была постоянной. На жалобы и просьбу о кесаревом сечении врачи порекомендовали не устраивать истерик и давили ей на живот, как вспоминала Ирина, со словами: «Сейчас подтолкну – вылетит как пробка».

Ребенок не продвигался, и к 16:40 кандидат медицинских наук Екатерина Гордова решила провести операцию методом вакуум-экстракции – извлечь плод через естественные родовые пути специальным аппаратом. Началось сильное кровотечение, произошел разрыв матки. Роженицу наконец отправили в операционную на кесарево. Ребенка достали в состоянии тяжелой асфиксии с едва бьющимся сердцем. Диагноз – судорожный синдром, органическое поражение головного мозга. Малыш родился живым лишь формально. У него не было глотательного рефлекса, он не реагировал на звуки, ничего не видел, не мог двигаться.

Ирина перенесла несколько операций, так как при ушивании разрывов матки врачи случайно пришили мочеточник. Ей предлагали отказаться от сына, так как прогноз на жизнь и здоровье дали неблагоприятный. Ирина не отдала его в специализированный дом малютки. Из средств к существованию были  «декретные», пособие по инвалидности и деньги родителей.

Ирина продлевала сыну жизнь. Он не мог самостоятельно двигаться, держать голову и глотать из-за грубой задержки психомоторного развития, постоянно требовались отсасывание мокроты и слюны и дополнительно – кислород для дыхания. 18 июня 2012 года ребенок впал в кому. В октябре он умер.

Женщина подала иск к 1-му Меду о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. Ее интересы представляло адвокатское бюро «S&K Вертикаль». Делом занимались глава бюро Любовь Дуйко и адвокат Виктория Ищенко. «S&K Вертикаль» специализируется на защите бизнеса и интеллектуальной собственности, корпоративных спорах и банкротстве. Однако, как пояснили «Фонтанке» в бюро, не взяться за это дело, пусть и непрофильное, не могли: «Ужас и отчаяние, которые испытала Ирина, невозможно передать».

Моральный вред женщина оценила в 15 миллионов рублей. Дело «Разина против 1-го Меда» к производству приняла судья Наталья Карпенкова. Говорят, участники процесса не всегда сдерживали эмоций, слушая показания истицы и свидетелей. Страховую компанию «Росгосстрах» привлекли в качестве третьего лица. Она полностью поддержала требования Ирины.

Экспертизы в рамках рассмотрения дела показали, что врачи выбрали неверную тактику родовспоможения. Минздрав, например, дал заключение, что показания к кесареву сечению были еще в 10 утра, за шесть с половиной часов до вакуум-экстракции. Филиал «Росгосстраха» в Петербурге провел свою проверку и подтвердил оказание медицинской помощи ненадлежащего качества.

Чрезмерной заявленная сумма иска показалась только 1-му Меду. Представители клиники акушерства и гинекологии предположили, что тяжелые последствия, возможно, объяснялись внутренней инфекцией роженицы. Но гистология плаценты эту версию опровергла. Пришитый к матке мочеточник, говорят, назвали недоразумением. Действия врачей, в том числе Екатерины Гордовой, по-прежнему работающей, 1-й Мед признал грамотными. Ее отрекомендовали как хорошего специалиста более чем с 20-летним стажем. Допрошенная в суде Гордова настаивала на действиях по инструкции.

20 июня 2014 года Наталья Карпенкова огласила решение. Требование компенсации морального вреда удовлетворила в полном объеме, сочтя нравственные и физические страдания доказанными и адекватными заявленной сумме. 15 миллионов рублей в пользу Ирины Разиной суд взыскал с Санкт-Петербургского государственного медицинского университета.

Решение в законную в силу не вступило. У ответчика есть время для обжалования в городской суд.

По заявленной и присужденной сумме дело прецедента не имеет, хотя аналогичные иски подаются регулярно. В июле 2010-го городской суд взыскал с 18-го роддома 4 миллиона рублей за исковерканную жизнь Алены Петровой и ее дочери. В декабре 2012 года суд обязал роддом имени Снегирева выплатить 5 миллионов рублей супругам Сафроновым за неправильную медицинскую помощь, в результате которой ребенок остался инвалидом.

Медицинский университет, с учетом озвученной в Приморском районном суде позиции, наверняка воспользуется правом обжаловать решение Натальи Карпенковой, и если не отменить его, то хотя бы снизить сумму.

«Мы считаем размер компенсации как минимум соразмерным причиненному вреду, – сказала корреспонденту «Фонтанки» адвокат Виктория Ищенко. – Вряд ли найдется человек, который согласится за 15 миллионов пройти этот путь».

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор