18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:56 21.09.2018

Синдром привязанности "законом Димы Яковлева"

В Петербурге 33 ребёнка, которых из-за вступления в силу соответствующего закона не успели забрать американские усыновители, окончательно потеряли надежду обрести родителей. Во всяком случае тех, к кому успели привязаться. В связи с "изменением обстоятельств" – как следует из ответа, который на днях получила от Министерства образования уполномоченный по правам ребёнка в Петербурге Светлана Агапитова. Что ждёт этих детей – выясняла "Фонтанка".

Синдром привязанности "законом Димы Яковлева"

www.assembly.spb.ru

В Петербурге 33 ребёнка, которых из-за вступления в силу соответствующего закона не успели забрать американские усыновители, окончательно потеряли надежду обрести родителей. Во всяком случае тех, к кому успели привязаться. В связи с "изменением обстоятельств" – как следует из ответа, который на днях получила от Министерства образования уполномоченный по правам ребёнка в Петербурге Светлана Агапитова. Что ждёт этих детей – выясняла "Фонтанка".

Граждане США, которые числились в российских базах данных как кандидаты в усыновители, будут оттуда вычеркнуты. Такое указание получили от Министерства образования все региональные операторы банка данных о детях-сиротах. Это окончательно и бесповоротно означает: даже те дети, чьи несостоявшиеся мамы и папы к 1 января этого года находились на последнем этапе процедуры усыновления, могут с надеждами распроститься.

Гуманные и справедливые

Напомним, что в конце декабря прошлого года Госдума в качестве ответа на американский "акт Магнитского" приняла закон "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению основополагающих… прав и свобод граждан Российской Федерации". Сами депутаты его называли "законом Димы Яковлева" – по имени одного из 19 маленьких россиян, погибших в американских приёмных семьях (добавим – за 20 лет из 60 тысяч усыновлённых американцами в России). В обществе этот закон известен как "закон подлецов". Он содержит статью о запрете на усыновление для граждан США. Закон вступил в силу 1 января. Но была надежда, что для тех, кто успел познакомиться с детьми, но пока не получил судебного решения, сделают исключение – что-то вроде "отсрочки приговора".

По этому поводу уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова не раз обращалась в различные инстанции, в том числе – в Министерство образования. К ней, в свою очередь, обращались американцы, не терявшие надежды.

"До того как был принят закон, запрещающий американским гражданам усыновлять российских детей, Правительство России разрешило нам посетить Ваш прекрасный город… с целью знакомства с детьми, которых мы надеялись усыновить, – сказано в одном из таких писем с подписями 19 семей. – В наших сердцах уже жила любовь к ним, и мы были готовы подарить эту любовь детям... Мы вернулись в США, где детям было приготовлено место в наших домах и семьях, также как и в наших сердцах. Перед тем как уехать, мы обещали детям вернуться, чтобы забрать их к себе… Мы по-прежнему любим их и надеемся, что когда-нибудь наши жизни соединятся. Трудно преувеличить последствия травмы, которая будет нанесена детским душам, если мы не вернемся… Надеемся, что гуманный и справедливый выход из сложившейся ситуации будет найден…"

В США несостоявшиеся усыновители тоже предпринимали усилия, чтобы переубедить российские власти. На прошлой неделе об этом рассказала The Washington Post. Эти люди, пишет газета, находились на последних стадиях усыновления, когда Россия наложила запрет на эту процедуру. И 230 семей предложили российским властям расширение доступа к усыновлённым детям, максимальные надзор и прозрачность, вплоть до визитов должностных лиц в США с проверками. "Не дайте нашим детям быть обманутыми ещё раз из-за политики", – обратились они к своему президенту с просьбой убедить нашего.

И вот на днях Светлане Агапитовой пришёл "гуманный и справедливый" ответ Министерства образования. В нём, в частности, сказано: "Региональные операторы государственного банка данных о детях не имеют оснований для передачи несовершеннолетних граждан Российской Федерации на усыновление гражданам США". Несостоявшиеся усыновители будут сняты с учёта в связи с "изменением обстоятельств, которые предоставляли ранее возможность гражданину принять ребёнка на воспитание в семью".

Во второй бумаге из министерства формулировка такая: "Региональные операторы государственного банка данных о детях не имеют оснований для выдачи направлений на посещение детей гражданами США, которым подобраны сведения о ребёнке".

Это означает: несостоявшимся родителям запрещено даже приехать к детям, чтобы объяснить, что их не бросили и не предали.

На действия петербургского детского омбудсмена, которая пятый месяц переписывается с чиновниками по поводу неусыновлённых детей, уже отреагировал её коллега – уполномоченный по правам ребёнка при президенте Павел Астахов: "Это единственная из уполномоченных в России, которая не признает, не поддерживает "закон Димы Яковлева", – цитирует его "Интерфакс".

– У нас уполномоченные не имеют права быть против чего-то или за что-то, – прокомментировала "Фонтанке" это заявление Светлана Агапитова. – Уполномоченные вообще политикой не занимаются. И моя позиция – это не позиция "против "закона Димы Яковлева". Это позиция в интересах детей, которых, возможно, навсегда лишили возможности иметь семью.

"Инвалид" в переводе на русский – "непригодный"

Всего в России больше пятисот детей, которые успели узнать будущих маму с папой и ждали, когда уедут с ними. В Петербурге 33 ребёнка готовились ехать в США.

Письмо Министерства образования содержит одну позитивную, на взгляд чиновников, новость: теперь, когда усыновителей-американцев вычеркнут из базы данных, на этих детей снова смогут претендовать россияне.

Напомним, что по закону ребёнка, зарегистрированного в банке данных сирот, показывают иностранцам только в том случае, если минимум за год не нашлись усыновители в России. То есть те 500 детей, которые никуда не поехали, не были нужны в нашей стране никому больше года. Почему в правительстве считают, что они вдруг понадобятся россиянам теперь, – загадка.

– Я разговаривала с другими детскими уполномоченными в регионах, – поделилась с "Фонтанкой" Светлана Агапитова. – И знаю, что те, кого не смогли забрать американцы, в итоге всё равно уезжают за границу. Одну девочку уже забрали в Канаду, мальчика – в Италию. То есть это всё равно не российское усыновление.

Меньше всего шансов у детей с особенностями. Так их называли бы иностранные усыновители, а у нас это инвалиды. "Инвалид" дословно переводится как "негодный".

– В Петербурге среди тех, кто не уехал, есть два брата, один с тяжёлой умственной отсталостью, – продолжает Светлана Агапитова. – Устроить их в российскую семью практически невозможно. Американцы готовы были их забрать вдвоём. Теперь их разлучат: один брат, который здоров, пойдёт в детдом, а другой – в дом-интернат. Есть другие два брата, оба – инвалиды, тут тоже нет надежды на семью.

Братья или сёстры, которых усыновители обязаны забирать вместе, - для усыновления в России ситуация малоперспективная. Особенно если один или оба больны. Если диагноз "синдром Дауна", то и одного ребёнка не возьмут.

– У нас и родные-то родители от них отказываются, а чтобы в семью взяли даунёнка... я в Петербурге вообще таких случаев не знаю, – добавляет детский омбудсмен.

Альбомчик

Из 33 обманутых петербургских детей один – с врождённой ВИЧ-инфекцией, двое – с тяжёлой умственной отсталостью, один – с туберкулёзом. С синдромом Дауна – шестеро.

– К нашему Тимошке, ребёночку с даун-синдромом, несколько раз приезжала семья, – рассказала "Фонтанке" главврач дома ребёнка № 13 Наталья Никифорова. – Молодые ребята. У них двое своих сыновей. Но они со студенческих лет волонтёры, помогают детям с даун-синдромом и очень многое знают про него. Они приехали, познакомились, оставили Тимошке альбомчик…

Тимошка, наверное, не понимает многого. Из-за возраста, из-за болезни. Но что это за альбомчик и что означают фотографии в нём, как-то вот понял: мама, папа, дом, приготовленная для него комната с кроваткой и игрушками.

– Альбом лежал на окне, и Тимошка постоянно тянулся: дайте! – продолжает Наталья Никифорова. – И вот всё остановлено.

Ещё в декабре, узнав про закон, она потихоньку, когда парень спал, забрала альбомчик и спрятала в своём кабинете. Чтобы мальчишка начинал отвыкать. Тогда, правда, была надежда, что альбомчик ещё понадобится.

– Есть у нас Света, которая пережила пересадку печени, ей нужен уход, который может дать только семья, без этого она погибнет, – продолжает доктор. – Семья для неё нашлась. В США. Это было в декабре. Мне сообщили: ура, собираем документы. И всё рухнуло. Ещё одна Света, которую готовы были взять в семью, с синдромом "бабочки". Есть Яночка, тоже с даун-синдромом. Родители нашлись, только не успели приехать. Но оттого, что она их не увидела, ей не будет легче, когда она попадёт в интернат.

Привязанность в теории

Может быть, этим детям найдут семьи в России. Может, случится чудо – и найдут всем пятистам. Но то, что произошло сейчас, не смогут забыть даже самые маленькие, те, кто, казалось бы, и понять-то не может, что, собственно, произошло.

– В психологии это называется теорией привязанности, – объясняет Наталья Никифорова. – Если часто меняются взрослые рядом с ребёнком, если у ребёнка нет стабильного социального окружения, то он приобретает то, что психологи называют плохим опытом общения со взрослыми. Тогда он теряет способность формировать привязанности. И последствия будут сопровождать его всю жизнь.

Механизм, по её словам, таков. Ребёнок способен привязаться ко взрослому максимум трижды. В первый раз, даже если это совсем грудничок, он испытывает тоску и страх оттого, что куда-то делись знакомые руки, запахи, голос. Во второй раз он полюбить взрослого ещё может. Может и в третий. А потом срабатывает защитный механизм: ребёнок просто перестаёт привязываться ко взрослым. Он повзрослеет, но любить и переживать уже не научится.

– В будущем таким людям тяжело создать семью, удержаться на рабочем месте, – говорит доктор. – Как правило, они своих детей потом тоже помещают в учреждение. И могут потом ни разу их не навестить. Эти люди просто не переживают. Нормальная мама, пока её ребёнок не закроет за собой дверь, вернувшись, или не позвонит, испытывает чувство тревоги за него. А эти люди очень рано себя от этого защитили: они в принципе не переживают.

Она приводит пример, как молодой отец принёс к ней в дом ребёнка мальчика. И жалуется: мама малыша, которая сама выросла в детдоме, постоянно пропадает из дому на неделю, не думая предупредить, а потом выясняется, что она просто была у подруги.

– И я понимаю, что происходит в их семье, – говорит Наталья Никифорова. – Эта женщина, когда-то прошедшая через нашу систему детдомов, просто не переживает. Есть вещи, которых она просто не может понять.

Это, говорит доктор, и есть нарушение привязанности: оно имеет свои корни, и эти корни – из детства.

– Потому что 80 процентов всей информации, за всю жизнь, мы получаем в первые три года жизни, – продолжает она. – Можете вы себе представить, какова ответственность людей, которые окружают ребёнка в первые 3 года жизни?

Те дети, которые познакомились с американскими мамами и папами, а потом никуда не поехали, получили на родине очередную порцию "опыта общения со взрослыми". Теперь им нужно снова, как говорят психологи, формировать привязанность. Если, конечно, их не покалечили окончательно.

Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...