18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:05 20.09.2018

Всех осмотрим, всех проверим

Введение особых мер безопасности в российских аэропортах пока привело только к значительным задержкам рейсов. . Журналист «Фонтанки» на себе протестировал службы безопасности петербургского аэропорта Пулково, киевского Борисполя и знаменитого «Бен-Гуриона» в пригороде Тель-Авива.

Всех осмотрим, всех проверим

offline.computerra.ru

Введение особых мер безопасности в российских аэропортах пока привело только к значительным задержкам рейсов. Руководство петербургской «воздушной гавани» просит пассажиров приезжать за три часа до отправления самолета, но и выполнение этих требований не ограждает добросовестных путешественников от проблем.

В то же время в других странах проводится зачастую более тщательный и серьезный предполетный досмотр, но он занимает куда меньше времени, чем в России. Журналист «Фонтанки» на себе протестировал службы безопасности петербургского аэропорта Пулково, киевского Борисполя и знаменитого «Бен-Гуриона» в пригороде Тель-Авива.

Официально задержки в российских аэропортах связываются с контролем на входах в здания аэровокзалов, который был введен после теракта в Домодедово. Теперь в международном терминале Санкт-Петербурга действует четыре досмотровых пункта, а среднее время ожидания составляет около 10-15 минут. Более того, сам «входной» контроль достаточно формальный: журналист «Фонтанки» беспрепятственно прошел через «калитку» в верхней одежде, ключами, двумя мобильниками и иными предметами – металлодетектор не издал ни малейшего звука. А сотрудник, сидящий за монитором рентгеновского сканера, переставлял корзинки и не обращал на изображение наших чемоданов никакого внимания.

Основные проблемы для пассажиров начинаются уже внутри аэровокзала: для входа в зал регистрации нужно пройти еще один досмотр, отстояв в очереди от часу до двух. Примерно до 2-3 человек в минуту пытаются прорваться вперед, объясняя, что у них завершается регистрация: у самого прохода периодически вспыхивают перепалки с приехавшими заблаговременно пассажирами, но до серьезных стычек дело не доходит. Сотрудники аэропорта, как правило, сохраняют нейтралитет.

Своевременно прошедшим регистрацию, которая завершается за 40 минут до вылета, расслабляться не стоит: еще около 15-25 минут займет паспортный контроль, чуть больше – предполетный досмотр с ощупыванием. Журналист «Фонтанки», получивший посадочный талон за полтора часа до ожидаемого взлета, с трудом успел дойти до «гейта» с назначенным «boarding». Желающих проскочить вне очереди на оставшихся этапах также предостаточно.

Пройдя последний «кордон» пассажиры, как известно всем посетителям Пулково, попадают в тесный зал ожидания без туалета и иных бытовых удобств. Пока шла посадка на мой самолет на Киев, сотрудники аэропорта по громкоговорящей связи и используя собственные ораторские способности искали пассажиров рейса Lufthansa на Дюссельдорф, который к этому моменту уже должен был покинуть гостеприимный Петербург. Они застряли на предыдущих «этапах», что привело к задержке отправления на 45 минут.

Аналогичная ситуация сложилась и с моим самолетом: в течение часа мы ожидали восьмерых «пропавших» попутчиков. При этом украинские стюардессы возлагали вину на российские спецслужбы, которые не дают разрешение на вылет. Пассажиров, которые планировали в Киеве сделать пересадку на другой рейс, такие аргументы, разумеется, не устраивали. В итоге наш самолет вырулил на полосу с задержкой более чем на час.

В тот день, если верить онлайн табло аэропорта Пулково, были задержаны почти все рейсы. Причем рекорд принадлежит авиакомпании Air Europa - отправляющийся по расписанию в 4 утра самолет улетел с опозданием более чем на два часа.

Майдан свободы

В международном терминале киевского Борисполя никакого контроля на входе нет. Полностью открыта и зона регистрации – провожающие могут помочь пассажирам донести вещи и т.д. При том, что тележки для груза в «незалежной» доступны бесплатно.

В зоне спецдосмотра (он всего один) в часы пик скапливается примерно три-четыре человека. Чуть больше очередь возникает перед кабинками паспортного (миграционного) контроля – обладатели «жовто-блакитных» паспортов проверяются отдельно от гостей Украины. Пройдя этот «кордон» пассажиры попадают в просторный зал с «дьютиками», информационными стойками, отдельной зоной для курящих и иными сервисами. В сумме весь путь от входа в аэропорт до «гейта» занимает от 15 минут до часу – то есть можно смело приезжать к окончанию регистрации.

В зоне особого внимания

Воздушные ворота Израиля считаются самым безопасным аэропортом в мире. В стране, которая воюет с момента своего основания и ежедневно живет в состоянии террористической угрозы, особые меры вряд ли можно считать излишними. Но, в отличие от России, они не столь обременительны и много раз доказали свою эффективность.

С выборочным, но пристальным контролем сталкиваются многие гости Израиля. Так, сразу на выходе с трапа нас отвели в сторону и попросили предъявить паспорта. Узнав, что мы россияне, подозвали владеющую русским сотрудницу, которая попросила сообщить о цели приезда, наличии знакомых и т.д. От ее буквально испепеляющего взгляда прямо в глаза было не по себе.

В очереди на паспортный контроль внимание сотрудников израильской службы безопасности привлекла высокая украинская блондинка – без лишних вопросов ей приказали идти в специальную комнату. А проверяя мой паспорт милая офицерша миграционного контроля усомнилась в подлинности фотографии – спасло наличие шенгенских виз с более свежей «физиономией».

На входе в зал прилета аэропорта Тель-Авива (именно в аналогичном зале Домодедово и был совершен теракт) нет никаких «калиток» и сканеров – все открыто! Правда, около дверей сидит охранник с ручным металлодетектором, но ни нас, ни кого иного он не проверял. Но проходя мимо я вновь почувствовал его пристальный, проникающий взгляд.

Также свободно можно пройти и в зал отправления. Однако уже в очереди вылетающих встречают представители службы безопасности, проводящие так называемое интервью. Во избежание недоразумений лучше сразу попросить русскоязычного сотрудника. Сам допрос напоминает тест на детекторе лжи: кроме стандартных вопросов про то, где мы были, везем ли посылки, передачи, кто собирал чемодан, где мы их оставляли и так далее, меня спросили, например, каким языком владею и какой учили все члены семьи. Скромное знание польского чем-то смутило проверяющих: после короткого совещания (на иврите) на паспорт наклеили бирку, означающую степень моей опасности.

Поэтому, в отличие от некоторых других пассажиров, после того, как багаж прошел через рентгеновский сканер, я был отправлен в зону ручного контроля. Все вещи из чемодана (его снимки «в разрезе» отображались на специальном мониторе) были тщательно просмотрены. При этом сотрудник с помощью специальной щеточки обтер большую часть вещей – снятая пыль тут же была отправлена в аппарат, который подтвердил отсутствие в багаже следов взрывчатки.

Аналогичной процедуры впоследствии подверглась ручная кладь, одежда и т.д. Для наших бывших и нынешних соотечественников, которые составляют пятую часть населения Израиля и существенную долю туристов, есть специальный коридор, сотрудники которого прекрасно владеют русским.

Несмотря на все особые меры, перепаковку чемодана, интервью и прочее, весь путь от входа в аэропорт до зала вылета мы проделали за 45 минут!

Сами виноваты

Эксперты рынка считают задержки при досмотрах в российских аэропортах нормальной ситуацией: «В связи с дополнительными проверками перед посадкой в самолет нередко пассажиры опаздывают, а потому нет ничего удивительного, что рейсы задерживаются, – поясняет Роман Захаров, главный редактор отраслевого журнала «Линия полета». – Кроме того, на это влияют и иные факторы, в том числе недисциплинированность самих пассажиров (часто люди просто теряются в магазинах duty free или «зависают» в барах).

В настоящее время все крупные аэропорты предупреждают пассажиров о необходимости прибывать заранее, чтобы успеть без спешки пройти все обязательные процедуры. Причем за рубежом вообще редко практикуются объявления для запаздывающих пассажиров: считается, что клиент сам несет ответственность за своевременную посадку. Я несколько раз был свидетелем, как в европейских аэропортах людей не сажали на рейс после окончания посадки! Впрочем, это не означает, что его не пропустят без очереди на контроле или не подскажут, как быстрее пройти к нужному выходу», – заключает он.

Антон Одынец, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...