18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:18 26.09.2018

Ученым пообещали «запредельные деньги». Они хотят прозрачности

150 миллионов рублей может составить сумма одного гранта по госпрограмме привлечения ведущих ученых в российские вузы. До 1 ноября Совет по грантам правительства России должен назвать победителей конкурса. В ближайшие три года на программу выделяются 12 млрд рублей. «Деньги дают запредельные», - говорят сами ученые. Академик Людвиг Фаддеев вошел в Совет по грантам правительства, но теперь сожалеет о своем согласии, объясняя сомнения особенностями подготовки конкурса.

Ученым пообещали «запредельные деньги». Они хотят прозрачности

expert.ru

150 миллионов рублей может составить сумма одного гранта по госпрограмме привлечения ведущих ученых в российские вузы. До 1 ноября Совет по грантам правительства России должен назвать победителей конкурса. В ближайшие три года на программу выделяются 12 млрд рублей. «Деньги дают запредельные», - говорят сами ученые. Академик Людвиг Фаддеев, профессор СПбГУ, академик-секретарь отделения математических наук РАН – национальное достояние России – вошел в Совет по грантам правительства, но теперь сожалеет о своем согласии, объясняя сомнения особенностями подготовки конкурса.

Минобрнауки, курирующее конкурсные процедуры, отчиталось о 507 заявках от 179 университетов. Не все из них дойдут до финала. Как следует из письма директора департамента международной интеграции министерства Сергея Иванца членам совета, предполагается составить шорт-лист из 80-100 заявок, часть из которых и выиграет гранты. Так как по этому гранту возможно получение трехлетнего финансирования, то, теоретически, всей суммы может как раз хватить на 80 частей, если вдруг заявители не будут мелочиться и попросят по те самые 150 миллионов. Как понимает Фаддеев, 80 заявок и должны получить гранты.

Возможно, соискателей было бы больше. Но конкурс проводился в спешке. Хотя постановление правительства «О мерах по привлечению ведущих ученых» вышло 9 апреля, о приеме заявок было объявлено только 23 июня, а уже 26 июля истек срок подачи.

- Среди них есть весьма сильные, - признает Фаддеев, - но я не могу сказать, что они сильно превышают уровень работ, ведущихся у нас в стране. Людвиг Фаддеев предполагает, что некоторые из коллег по научному сообществу могли иметь определенные преимущества. Эту версию подтверждают слова Константина Северинова – специалиста по молекулярной биологии, несколько лет назад вернувшегося из США в Москву и ведущего исследования по обе стороны Атлантики.

"Я заручился мандатом министра А. Фурсенко, что позволило проинформировать более сотни ведущих ученых биологов и физиков о программе за месяц до того, как о ней было официально объявлено. Это увеличило интерес к программе со стороны сильных заявителей, у которых появился шанс начать неофициальные переговоры с вузами". (Из интервью ученого порталу strf.ru). "Это похоже на разглашение инсайдерской информации", – считает академик Фаддеев.

Важный вопрос – как оценивать соискателей. Победителей определяет Совет по грантам, - говорится в объявлении о конкурсе. Формально – да. В совете под руководством министра Фурсенко собраны уважаемые руководители академических институтов. Однако формат работы совета до сих пор не определен.

Между тем, всю предварительную работу ведет конкурсная комиссия. Она создана Минобрнауки, и ее функции также весьма расплывчаты. Комиссия принимает и рассматривает заявки. Она же создает группы из специалистов для экспертизы заявок. Она же рассматривает заявки лично или с привлечением все тех же экспертов. Она же принимает решение о направлении заявок в совет. Созданные ею группы должны оценить качество, ожидаемую результативность и обоснованность исследований. Руководители групп направляют заключения в комиссию. Так как большинство членов комиссии – чиновники министерства, очевидно, что и судьба заявок должна зависеть от их мнения. - Я запросил список экспертов, - рассказывает Фаддеев, - Среди них оказалось много и известных мне ученых-математиков. Но когда я начал наводить справки, то выяснил, что эти люди просто ничего не знают про конкурс.

Между тем, конкурсная комиссия уже отчиталась в том, что смогла привлечь 924 эксперта, в том числе 618 из-за рубежа. Иностранных специалистов привлекал фонд «Новая Евразия». За каждую рецензию им обещано вознаграждение 500 долларов. Услуги их российских собратьев, заимствованных из списка экспертов РФФИ, оцениваются в 5 раз дешевле. По словам Фаддеева, такой подход безнравственен.

Северинов – участник конкурса и, в то же время, консультант его организаторов. Он не отрицает, что условия разрабатывались при его деятельном участии: «Я консультировал Министерство в том, как организовывать конкурсы, основываясь на стандартном опыте конкурсов в США». Отсюда – международные эксперты и критерии отбора заявок. Ведущий ученый оценивается по количеству статей в научной периодике и индексу цитирования 10-ти его лучших публикаций, совокупному индексу цитирования его статей за 5 лет, индексу Хирша.

В случае победы своей заявки, Северинов намерен создать лабораторию в Санкт-Петербургском политехническом университете. Однако его участие в конкурсе уже стало предметом обсуждения на научных форумах в Интернете. Надо сказать, что и общая сумма, и суммы грантов действительно впечатляют не только наших, но и западных ученых. В отечественной науке, о которой уже многие годы вспоминают чаще в контексте недофинансирования и утечки мозгов, 150 млн на проект – просто фантастика. Бюджет этого года всей Академии наук (100000 сотрудников, 200 институтов) – 50 млрд. Бюджет Российского фонда фундаментальных исследований, распределяющего гранты среди научного сообщества, – 6 млрд с перспективой сокращения в следующем году в 1,5 раза. Получить прибавку 10000-15000 рублей к зарплате с гранта считается большой удачей. Еще раз сравните с 12 млрд, выделенными на эту программу.

А грант, о котором речь, даст, опять же в теории, сотни тысяч в месяц. По условиям конкурса ведущий ученый должен сформировать научный коллектив в составе не менее 2-х кандидатов наук, 3 аспирантов и 3-х студентов. Их вознаграждение может составить не более 60 процентов от суммы гранта. Это до 90 млн руб. Или, если не считать студентов, по 5 млн в год на члена коллектива. Формально получателем средств выступает вуз, где работает научная группа, однако деньги не могут расходоваться без санкции руководителя проекта. Впрочем, не будем считать деньги в чужих карманах. На Курчатовых и Ландау совершенно не жалко.

Ведь первоначально идея заключалась в привлечении в Россию именно светил мировой науки. Правда, по мере воплощения, место работы грантополучателя отошло на второй план. Иностранцев среди соискателей оказалось абсолютное меньшинство. Может быть, это и не главное. Хотя, сетует Людвиг Фаддеев, попытка привлечь к работе в России наших бывших соотечественников была бы очень хороша. 40 из 70 докторов наук в руководимом им институте уже поменяли страну.

Не секрет, что западные идеи с трудом приживаются на российской почве. Вернее, как это часто бывает, правильная упаковка наполняется содержимым, лишь отдаленно напоминающим оригинальный продукт. Изготовленный на скорую руку. А большие деньги не терпят суеты.

Минувшим летом более 2000 российских ученых подписали открытое письмо президенту Медведеву, в котором призвали дать поручение обеспечить нормальную деятельность существующих научных фондов и увеличить их бюджет минимум в два раза вместо учреждения новой системы «распределения больших грантов для стимулирования создания сравнительно небольшого числа новых научных групп в вузах».

По мнению авторов обращения, Российский фонд фундаментальных исследований и Российский гуманитарный научный фонд являются сегодня наиболее эффективными из государственных организаций, финансирующих научные исследования. При поддержке РФФИ и РГНФ работают тысячи научных групп. Однако бюджет фондов резко сокращен; средний размер грантов РФФИ и РГНФ недопустимо мал. В итоге, поддержка тысяч успешно работающих научных групп оказывается менее важной, чем поддержка групп, которые еще даже не созданы.

«Действия органов власти часто не имеют с правильными словами ничего общего. Важнейшие решения принимаются в закрытом режиме на основе согласования ведомственных, а иногда и персональных интересов… Утверждения, что планы правительства открыты и широко обсуждаются научной и образовательной общественностью, не соответствуют действительности. Доказавшие свою эффективность системные механизмы подменяются временными мерами», - пишут они.

Подписанты призвали изменить систему выработки и принятия решений, «иначе чиновничья имитация полезной деятельности добьет российскую науку». Справка: Под государственную программу мегагрантов попали работы в 21 научной категории: все области фундаментальных знаний и ряд прикладных наук – от физики до ядерных и нанотехнологий, включая психологию и когнитивные исследования.

На выплаты грантов в этом году направляется 3 миллиарда, 5 миллиардов - в следующем и еще 4 – в 2012 году. 240 миллионов выделяются на организационно-техническое и информационное обеспечение. Для исключения «конфликта интересов» ученый не может руководить проектом, заявку на который он подал, в городе, в котором он живет, и обязан пребывать по месту исполнения заявленного исследования не менее 4 месяцев в году.

Александр Горшков, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...