Сейчас

+22˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+22˚C

Облачно, Без осадков

Ощущается как 23

1 м/с, вос

759мм

75%

Подробнее

Пробки

2/10

«Ты пойдёшь у меня в психиатрию. Пошёл вон». Ещё один сирота в Петербурге пожаловался на угрозы лечением

14578
Фото: сгенерировано Midjorobot
ПоделитьсяПоделиться

В аппарат уполномоченной по правам человека Светланы Агапитовой обратился один из подопечных центра содействия семейному воспитанию № 12, который находится в Петроградском районе Петербурга. Подросток сообщил об угрозах психиатрическим лечением за нарушение дисциплины и предоставил аудиозапись этих угроз. Чтобы защитить себя, он сбежал из сиротского учреждения и два месяца жил подработками, доступными 17-летнему. Сегодня, 29 марта, его задержала полиция и отправила обратно в центр. Как будет дальше складываться его судьба — попробовала разобраться «Фонтанка».

Центр содействия семейному воспитанию № 12 (ЦССВ № 12) расположен в двух зданиях. В основном, на Большой Зелениной, 30Б, проживают 88 человек. В дополнительном, на Корпусной, 24А, находятся 22 воспитанника.

Учреждение основано в 1961 году, поначалу как школа-интернат. В 1991-м его перепрофилировали под коррекционный детский дом № 23. В 2007 году под нужды учреждения передали дополнительное здание, где раньше находился детский сад. В 2014-м дом переименовали в центр содействия семейному воспитанию № 12. Сейчас коррекционного профиля у него нет.

Директор Алевтина Погорелова руководит учреждением с 1991 года.

«Словно нет границы между здоровыми и нуждающимися в лечении»

Сева (имя изменено) попал в центр содействия семейному воспитанию, когда ему было 12 лет. Как рассказывают его бывшие воспитатели, до этого он жил с бабушкой, но органы опеки пришли к выводу, что она не справлялась с его воспитанием. Вскоре после того, как Севу забрали, саму женщину отправили в психоневрологический интернат. Мать мальчика давно умерла, отца он никогда в жизни не видел. В сиротском учреждении ему, судя по всему, пришлось нелегко.

«То, что я видела в сиротских учреждениях в Петербурге, в том числе в этом, — это полный треш. Я порядочная женщина, мать и офицер. И то, что там творится, я не в силах терпеть, не в силах на это смотреть, но и не могу в одно лицо с этим бороться. Представьте: на каждом этаже по 32 подростка, в ночь на них один воспитатель. В детском доме очень распространена дедовщина, случаются жестокие избиения», — рассказывает Ольга Василенко, бывший ночной воспитатель центра содействия семейному воспитанию № 12. В прошлом она отработала старшим оперуполномоченным уголовного розыска около 10 лет.

У Василенко, по опыту общения с детьми, складывается впечатление, что, несмотря на отсутствие статуса коррекционного учреждения, в этом центре много подопечных с признаками психических расстройств, а также задержки развития. По ее наблюдениям, бок о бок живут три категории подростков: здоровые дети, которые прошли через травматичный жизненный опыт, «спецконтингент» из неблагополучных семей, а также дети с признаками серьезных психических расстройств. Сева из числа здоровых детей — уверена она, как и ее коллеги.

«Я считаю, что много подопечных необследованных. Из-за этого словно нет границы между здоровыми и нуждающимися в лечении. Я считаю, что многим не оказывается адекватная помощь, потому что нет необходимой диагностики и нет дорогостоящих препаратов. На момент поступления в центр у большинства никакого диагноза нет, потому что их семьи не водили их по врачам», — говорит Василенко.

По её мнению, в центре сформированы условия, небезопасные для детей. Женщина знала, но была не в силах остановить практики, которые считает неправильными. Прежде всего, это высокий уровень насилия — в рамках дедовщины и вне её, со стороны других лиц.

«Воспитатели знали, но молчали»

Со временем Сева значительно перерос эту среду и стал испытывать серьезный дискомфорт, находясь в таком окружении, считает бывший воспитатель. По ее мнению, он глубокий, склонный к самоанализу человек. С ней согласна и ее коллега Елена.

«Он умный мальчик. Когда ему начали поступать угрозы отправить в психушку, он сразу оценил последствия для себя. У него не было шансов. Он бы поехал в психиатрию. Даже в самом центре для него опасно. Воспитатели способны просто пустить какой-то слух, в результате его могут избивать другие дети», — считает Елена, она тоже работала ночным воспитателем в центре содействия семейному воспитанию № 12.

Она отмечает, что обещания отправить на психиатрическое лечение используются активно и в какой-то степени работают.

«Практикуется такое, что если мальчик или девочка неугодные, проблемные, то им говорят: если будешь себя плохо вести, поедешь в психушку. Дети прекрасно понимают, чем там пичкают, они знают о том, каким ты выходишь оттуда. Это фактически уже полуовощ: если ты попадешь туда не один раз, то забудешь, как тебя зовут», — говорит Елена.

У Севы случился конфликт с сотрудниками ЦССВ № 12 зимой, одной из причин были прогулы занятий в колледже, где он учится на мастера отделочных декоративных работ. В январе он сбежал из центра содействия семейному воспитанию.

На память у него сохранилась аудиозапись, где женский голос заявляет: «Так, я решу. Скорее всего, ты пойдёшь у меня в психиатрию. Пошёл вон отсюда». Некто обещает поместить его на лечение «как минимум на два года», а потом желает «пойти к чёртовой матери». Женский голос предрекает ему работу дворником и подчёркивает: «У меня впервые за 32 года такая мразь, как ты».

Бывшие воспитатели переживают за Севу, но понимают, почему он сбежал и месяцами скрывался от сотрудников центра.

«Воспитатели знали обо всем, что происходит, но все молчали. О том, что происходят избиения детей и много чего еще. Поэтому он очень испугался — потому что знал, что его не защитят», — говорит Елена. Ее попросили уволиться вскоре после того, как Сева ушел из центра.

Одна из педагогов колледжа «Петрострой сервис», где учится мальчик, рассказывает, что первое время он занятия не прогуливал, на ее предмете учился хорошо и произвел очень положительное впечатление. С середины января он в колледж не ходил, чтобы не быть пойманным и возвращенным в центр содействия семейному воспитанию № 12. По словам педагога, молодой человек подрабатывал чем мог: раздавал листовки, мыл автомобили.

«При встрече он меня поразил знаниями в той области, в которой я преподаю. Я спросила, откуда он всё это знает. Он рассказал, что его бабушка была учительницей по этому же предмету. Мальчик адекватен, хорошо соображает, интеллигентный, воспитанный, очень хорошо понимающий ситуацию в округе», — рассказывает педагог.

ПоделитьсяПоделиться

«Больше делать нечего, как отправлять его»

Директор ЦССВ № 12 Алевтина Погорелова охотно пообщалась с «Фонтанкой» и рассказала, что Сева — «первый такой бездельник за 33 года» её работы. Она считает, что ему нравится изображать из себя «несчастного». Сразу после побега, в середине января, центр подал заявление в полицию. По словам директора, мальчика уже не раз ловили и размещали в социальной гостинице (потому что возвращаться в ЦССВ № 12 он не хотел), но он убегал и оттуда.

На вопросы о том, хотели ли Севу отправить на психиатрическое лечение, директор ответила категорично.

«Больше делать нечего, как отправлять его. Во-первых, его не возьмут на лечение. Он психически здоров. Он просто бездельник,и всё. Он предоставит всё, что угодно. Только бы спрятаться и жаловаться на всех. Он и Агапитовой жаловался, и Митяниной. Да только они хорошо знают наш дом», — рассказала Алевтина Погорелова.

Директор отметила, что решение о психиатрическом лечении детей принимает районный психиатр. Все остальные подопечные центра, по словам Погореловой, ведут себя послушно и уважают старших.

«До 18 ему ещё долго, к сожалению. А то я бы перекрестилась и свечку в церкви поставила. А ему 17, этому бездельнику. У меня наказаний нет, я даже подзатыльник дать не могу. Хотя иногда хочется», — поделилась директор.

В ответ на вопросы о том, имели ли место избиения подопечных ЦССВ № 12 или их ночные драки между собой, знает ли она о таких практиках, как «мокрая морковка» (намоченное полотенце плотно сворачивают как бы в конус) и удары палкой по пяткам (о существовании якобы таких практик «Фонтанке» сказали бывшие ночные воспитатели этого центра), директор заявила, что немедленно пресекла бы такое в своем учреждении, если бы узнала.

Алевтина Погорелова пригласила «Фонтанку» в свой центр содействия семейному воспитанию и провела экскурсию. Она продемонстрировала свежий ремонт, комфортные условия в комнатах и гостиных, чистую столовую, новый бассейн, гончарную и столярную мастерские. Воспитатели во время общения с журналистом «Фонтанки» в присутствии директора сообщили, что в центре всё в порядке и никакого жестокого обращения здесь нет. Дети во время разговора рассказали, что у них всё хорошо. А в ответ на уточняющие вопросы «Фонтанки» отметили, что про «мокрую морковку», конечно, знают.

После экскурсии по ЦССВ № 12 для «Фонтанки» на место привезли задержанного Севу. Алевтина Погорелова рассказала, что поместит его на первое время в изолятор. Она продемонстрировала журналисту помещение, где подросток будет жить: оно похоже на больничную палату с персональным санузлом и телевизором.

Сева в присутствии директора рассказал, что не раз наблюдал, как другим детям угрожали отправить их в психиатрическую больницу и иногда эти угрозы были реализованы. Алевтина Погорелова уточнила, что за 2023 год на психиатрическое лечение были отправлены трое подопечных, а за 2024-й — двое, все по медицинским показаниям.

Информации о жестоком обращении нет

В отделе опеки и попечительства администрации МО «Чкаловское» сообщили «Фонтанке», что никакой информации о жестоком обращении с детьми, оскорблениях или угрозах отправить на психиатрическое лечение из ЦССВ № 12 не поступало. Плановые проверки также показывали, что всё хорошо.

«Предусмотрено право несовершеннолетнего старше 15 лет на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него. Сведения о каких-либо неправомерных госпитализациях в психиатрические учреждения воспитанников центра содействия семейному воспитанию № 12 отсутствуют», — сообщил глава МО «Чкаловское» Николай Мартинович.

В аппарате уполномоченной по правам ребенка в Петербурге Анны Митяниной рассказали, что направили информацию о ситуации в прокуратуру: это требует проверки, поэтому пока рано что-либо утверждать. Достоверными данными о том, имело ли место жестокое обращение с детьми в ЦССВ № 12, пока аппарат не располагает.

Комитет по социальной политике не ответил на запрос к моменту публикации.

Сама Алевтина Погорелова рассказала «Фонтанке», что, скорее всего, будет вынуждена уволиться в ближайшее время.

Пути решения проблемы

В аппарате уполномоченной по правам человека Светланы Агапитовой отметили, что не хотели бы заходить «на территорию» уполномоченной по правам ребенка, но игнорировать ситуацию не могут, поскольку подросток связался с ними.

До 2020 года Агапитова занимала должность омбудсмена по правам детей и занималась в том числе проблемой сомнительных госпитализаций сирот в психиатрические больницы. Особенно остро этот вопрос стоял в 2010-х, потом количество жалоб по этому поводу практически сошло на нет.

В ситуации Севы специалисты видят несколько возможных путей решения проблемы.

Во-первых, существует процедура эмансипации, по которой 17-летнего человека можно освободить от опеки центра содействия семейному воспитанию. У семьи Севы была в собственности квартира, он мог бы жить в ней, продолжая учиться и работать. Здесь воспитатели молодого человека отмечают, что с жильём у мальчика есть сложности, поскольку на него имеют право и другие родственники. Кроме этого, процедура эмансипации непроста, обычно она затягивается надолго.

Во-вторых, кто-то из людей, достойных доверия, мог бы оформить опеку над Севой — это тоже позволило бы ему уйти из ЦССВ № 12, которого он так боится.

Сам мальчик попросил помочь ему перевестись в другой центр содействия семейному воспитанию.

Вопрос с психиатрическим лечением в аппарате Агапитовой называют тонким.

«Бывает, что даже у врачей единого мнения нет: нужно лечение или не нужно? Имела место такая практика, когда в некоторых интернатах подростков с поведенческими проблемами лишали дееспособности незадолго до 18 лет. Подавали документы на лишение дееспособности, детей этой дееспособности лишали. После этого у них не было вариантов, кроме как в ПНИ идти. А медики ПНИ нам рассказывали, что такой человек живет у них год, два, а врачи не видят у него никакого диагноза. Только поведенческие проблемы и педагогическую запущенность. Но вернуть дееспособность — это всегда намного труднее, чем ее лишить», — рассказывает сотрудник аппарата уполномоченной по правам человека в Петербурге Олег Алексеев.

Ранее «Фонтанка» рассказывала о том, что подопечная центра содействия семейному воспитанию № 14 в Пушкине пожаловалась в полицию и уполномоченному по правам ребенка при президенте России на угрозы психиатрическим лечением и сомнительные госпитализации сирот. Аппарат уполномоченной по правам ребенка в Петербурге провел проверку в ЦССВ № 14 и пришел к выводу, что никаких нарушений там нет.

Фото: сгенерировано Midjorobot

ЛАЙК3
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ32
ПЕЧАЛЬ11

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close