Сейчас

-1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-1˚C

Переменная облачность, без осадков

Ощущается как -5

4 м/с, зап

737мм

94%

Подробнее

Пробки

3/10

«Папа позвонил, сказал, что гордится мной». Интервью с Ольгой Порядиной, которая впервые сделала женский «Зенит» чемпионом

8749
Фото: Игорь Руссак/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Главный тренер женского футбольного клуба «Зенит» Ольга Порядина в интервью отделу спорта «Фонтанки» рассказала о том, почему команда грустила после чемпионского матча, как не устать от беспроигрышной серии и что делать, если твоя футболистка забеременела.

Женскую футбольную команду «Зенит» создали всего три года назад. За это время девчонки преодолели путь от пятого места в своем дебютном чемпионате до чемпионского титула. И все это время командой руководила Ольга Порядина. Будучи игроком, она пять раз становилась чемпионом России. Но именно в «Зените» она впервые завоевала это звание как главный тренер.

— «Зенит» первый клуб в вашей тренерской карьере, и сразу такой успех всего на третий год существования. Эмоции до сих пор зашкаливают?

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/архив
ПоделитьсяПоделиться

— Здесь скорее важны не эмоции, а то, что мы проделали такой путь. Пусть он короткий, но он был очень трудным. У нас уже на второй сезон были определенные задачи. Поэтому я просто благодарна всем причастным за ту работу, которую мы проделали.

— Вас когда-нибудь раньше качали?

— Было однажды, да, когда я работала главным тренером сборной U-16. Мы поехали в Самару на русско-китайские игры. И там мы обыграли сборную Китая по сумме трех встреч — две победы и одна ничья. И тогда как раз меня в первый раз качали. Было классно, но в голове крутилось только одно: «Главное, чтобы поймали». Сейчас уверенности было побольше, потому что в «Зените» игроки все-таки покрепче, чем 16-летние девочки. Было классно. Честно, я вообще не ожидала от них такого, все так неожиданно получилось.

— У вас получилось довольно странное завоевание чемпионства. Даже спустя несколько минут после финального свистка игры с «Ростовом» игроки не понимали, что стали чемпионами, и вели себя, как после обычного матча. Даже наоборот, были расстроены из-за ничьей.

— Да, потому что мы с девочками не обсуждали математические расклады и даже не следили, как играют наши конкуренты друг с другом. То есть не было такого, что мы давали установку добыть одно очко в трех турах. Так всегда бывает: если сказать об этом, то какая-нибудь фигня да залетит тебе в ворота. Поэтому ехали в Ростов только за победой. Еще были смазанные эмоции, потому что мы не забили, и все после финального свистка это понимали. И только когда нам сказали, что мы стали чемпионами, начался праздник. Еще это связано c форматом чемпионата в этом сезоне: ты играешь два круга, набираешь очки, потом ты их делишь, потом берется в расчет разница матчей друг с другом, потом очки округляются в меньшую сторону... Это для меня какая-то высшая математика. Поэтому мы сразу решили не заниматься подсчетами, а просто стараться брать по три очка в каждом матче.

— Да, довольно странная система.

— Я изначально была против такого формата, потому что спортивный принцип теряется. Ну серьезно. Мы играем, тратим силы, нервы, делаем огромную работу, обыгрывая каждого соперника, добываем очки, чтобы после второго круга взяли и, условно, у нас это все отобрали? Зачем тогда это все? Мы могли тогда просто поставить задачу: «Девчата, за два круга нам главное — попасть в четверку, а потом мы всех обыграем». Ну не то. И потом после двух кругов у нас был приличный отрыв, но в третьем круге нас разделили на две таблицы, и все как бы пришлось начинать заново. Надеюсь, что в следующем году будет по-другому.

— После матча игрокам выдали золотые топики. Вы знали, что вам их приготовили?

— Ну, по секрету скажу, да, но с девочками это не обсуждали. Потому для них это стало большим сюрпризом.

— И тем не менее вы показали феноменальный результат — 20 побед, 6 ничьих и ни одного поражения. Как?

— Во-первых, это слаженная работа внутри тренерского штаба, плюс сюда я также добавлю медицинский, административный штаб. И конечно же, слаженная работа игроков. На протяжении всего сезона было видно, что игроки нас слушают, анализируют и выполняют установки и в матчах, и на тренировках.

— Удачные трансферы наверняка тоже были?

— Конечно. Приобретение той же Поздеевой и Лазаревич сыграло свою роль. Ну и в целом команда сыгрывалась уже три года. Я не хочу выделять пофамильно кого-то, но всё в совокупности принесло свои плоды.

— О бюджетах женских клубов почти ничего не известно. Сильно ли в этом плане выделяется «Зенит» на фоне главных конкурентов — ЦСКА и «Локомотива»?

— Я, честно, не могу сказать, потому что не знаю бюджеты других клубов. Думаю, что плюс-минус одинаково. Чуть поменьше у «Ростова».

— То есть нет такого, что у женского «Зенита» в два раза больше бюджет, вы скупили лучших игроков в чемпионате и выиграли.

— Нет-нет-нет. Понятно, что все думают, что раз мы — «Зенит», значит, мы просто покупаем всех лучших. Но все иначе. Честно говоря, я даже в наш бюджет не вникаю: для этого есть специальные люди. Здесь просто: нужен игрок на какую-то позицию, мы выбираем и, если получается, приобретаем. Если нет — ищем другие варианты.

— То есть могут и отказать?

— Могут. Бывало так, что ведешь переговоры с футболистом, а ему делают более выгодное предложение в другой команде, и он уходит туда.

— Опять же вот эта серия без поражений... Тяжело держать команду в таком тонусе постоянно?

— Тяжело, да. Вот смотришь на мужской чемпионат: играют — пауза, опять играют — опять пауза. А мы с марта по ноябрь играем без передышки. Иногда по ходу сезона понимаешь, что ты эмоционально выхолощен. Да, победы — это здорово, но игроки, особенно после побед над лидерами, сильно выкладываются. А у нас в следующем туре какой-нибудь «Рязань ВДВ». Это команда ниже уровнем, но за счет моральной и эмоциональной усталости шансы практически уравниваются. И тут уже наша задача как тренеров найти эти положительные эмоции в игроках: в тренировочном процессе, в беседах индивидуальных или командных. Это очень сложно. Даже у меня на протяжении сезона были такие моменты, когда ты чувствуешь, что опустошен, но так как я — главный тренер, я не могу показать команде, что мне тяжело. Тоже приходится набираться сил, находить эмоции.

— Понятно, что с игроками есть разные приемы, чтобы вернуть их в рабочее состояние, а сами себя как мотивируете? По щекам бьете, чтобы прийти в чувство?

— Да нет… Скажу так: футбол уже у меня в крови, я его люблю, и я не могу к нему отнестись по-другому. То есть для меня дать слабину — это все равно что предать футбол. Я мотивирую себя тем, что просто не могу себе такое позволить. И поэтому, бывает, даже думаешь: всё, дома я не буду смотреть футбол по телевизору, уже тошнит от него. Но приходишь домой и включаешь телевизор — идет футбол. Пролистала каналы и все равно возвращаюсь на футбол. И опять сидишь смотришь. Вот как это объяснить? Я не знаю. И ведь смотришь не как болельщик, а смотришь, как команды выходят на поле, как они разыгрывают мяч от ворот, как они прессингуют, вникаешь в тактические действия, за счет чего один тренер хочет обыграть, а другой — как ему противодействует. Иногда уже даже начинаешь психовать, думаешь: господи, я хочу просто посмотреть футбол! Но не могу. Возможно, это уже издержки профессии.

— А бывает такое, что смотрите матч мужских команд и думаете: «Блин, как круто играют, но мы так не сможем просто в силу таланта или уровня игроков».

— Нет. Наоборот, бывает, смотрю матчи мужских команд и понимаю: а мы также делали начало от ворот. Или: прессинг — как у нас. Единственное, я, конечно, понимаю, что силовые и скоростные качества в мужском футболе выше. У девочек такого нет. Поэтому пытаемся за счет других качеств играть.

— Три года назад, когда мы с вами в первый раз разговаривали, вы рассказывали, как пристально родители смотрят и следят за вашими успехами. Сейчас одними из первых поздравили?

— Да. Папа позвонил, сказал, что очень гордится, мама тоже позвонила. Говорит, что очень рада. Из Воронежа тоже звонили, поздравляли, потому что я там начинала первые шаги в профессиональном футболе.

— Родители часто что-то советуют?

— В основном брат. Мама тоже иногда начинает, но я говорю: «Мам, все, хватит». Она, конечно, тот еще эксперт.

— Ваш бывший главный тренер Александр Григорян поздравил вас?

— Думаю, что он слишком амбициозный для этого. Наверное, ему было сложно принять чужой успех. А может, у него просто сейчас другие заботы, и ему не до женского футбола.

— Сильно изменилось отношение к команде за эти три года со стороны болельщиков, города, руководства?

— От руководства с первого дня мы чувствовали огромную поддержку. Что касается болельщиков, то за три года их у нас стало намного больше, и это очень приятно. Сейчас даже на улице ты идешь, и с тобой незнакомые люди здороваются, зовут по имени-отчеству, и это уже приятно. Мы как-то вернулись из Казани, и я вышла в магазин. Иду не в экипировке «Зенита» и слышу из-за спины мужчина говорит: «Ольга Сергеевна, я вас поздравляю с крупной победой». Я обалдела: ну ничего себе! Также был момент, когда я просто гуляла по Невскому. Навстречу шла группа ребят, и вдруг они говорят: «Ольга Сергеевна, здравствуйте!» Было очень приятно. А как нас встречали на перроне после возвращения из Ростова…

— 8 утра же было?

— Да. И еще диктор на вокзале объявил, что прибывает поезд чемпионок России. Ну вообще круто.

— Давайте вернемся на три года назад, когда вы только пришли и из-за сжатых сроков вам пришлось чуть ли не по объявлениям набирать состав. Сейчас, наверное, с ужасом вспоминаете то время?

— Да нет, было трудно, но интересно. Кстати, есть футболистки, которые тогда не прошли просмотр, но сейчас кто-то из них играет даже в Суперлиге. И честно, радуешься за девчонок, которые нашли себя, нашли тот клуб, где они сейчас играют.

— Сколько вы тогда человек отсмотрели?

— Очень много. Сто с лишним человек. У нас было три просмотровых сбора, потом мы еще в тренировочном цикле уже по одному, по два человека просматривали.

— У вас был очень яркий пример с Смолиной, которая, как вы сами выражаетесь, от станка к футбольному полю перешла. А в прошлом году у вас Любовь Овсянникова появилась, которая, придя из мини-футбола, почти без раскачки заиграла в основе.

— Да, такое, наверное, только в российском женском футболе возможно, чтобы, условно, со двора девочка могла за год попасть в сборную России. Потому что у нас, к сожалению, долгое время было очень скудно по девочкам.

— Можете назвать топ-5 лучших трансферов женского «Зенита» за эти три года?

— Не хочу никого выделять, потому что сейчас все, кто здесь, — это значит, что они все — лучшие.

— Но португальская нападающая Ана Диаш (лучший бомбардир команды. — Прим. ред.) наверняка входила бы в этот список?

— Ане Диаш в первый год было сложно. Как и Гживиньской, ей, видимо, нужна была адаптация, потому что другой менталитет, другие требования. Спустя где-то год Диаш начала понимать наши к ней требования, что мы от нее хотим. Сейчас она действительно смотрится очень здорово.

— В связи со политическими моментами не было ли проблем с той же Гживиньской или Диаш?

— Нет. Надо отдать им должное: когда началась вся эта ситуация, ни одна, ни вторая не подошла и не сказала, что она хочет уехать. Я им благодарна в этом плане. Наоборот, уехали те, от которых мы этого не ожидали. Мы расценили это как предательство. Зато Ана и Габи нас приятно удивили. Они как-то человечнее отнеслись к этой ситуации. И к ним самим отношение сразу стало другим в коллективе. Хотя я понимаю, что на них эта вся ситуация давит намного больше, чем на тех же белорусов.

— Следите ли вы за молодежной командой, где дела у вас идут не так хорошо, как во взрослом чемпионате?

— Конечно, следим. Конечно, хочется быть в призерах, но у нас там только молодые девчонки. Как-то специально усиливать молодежку за счет основы нам не кажется хорошей идеей. Иногда мы так делаем, но только чтобы девочки набрались игровой практики. Мне нравится, как работает у нас молодежная команда, что там играют девчонки 2003–2005 годов рождения. Они играют против более возрастных команд, но при этом показывают неплохой футбол. В молодежке результат не должен стоять выше, чем развитие футболистов.

— Насколько я знаю, у вас сейчас формируется много детских команд по городу. Вы лично как-то к этому подключаетесь, или этот процесс идет отдельно от вас?

— Начиная с филиалов, все вопросы тоже обсуждают со мной: как лучше сделать, какие лучше в филиалах сделать возраста, спаренные команды или неспаренные. Также обсуждаем моменты, куда ребенку идти, если он перерос филиалы. Все обсуждается со мной.

— Сколько свадеб сыграли и сколько детей у вас родилось за три года в команде?

— Вот недавно Лине Якуповой сделали после матча предложение руки и сердца. Алена Беляева родила мальчика, но уже после того, как ушла от нас. Но вообще не надо, чтобы они у нас беременели и рожали.

— Потому что это проблема для вас?

— Получается, что да. Конечно же, дети это здорово, но когда у тебя футболист в середине сезона уходит, хорошего тут мало. А если это еще и игрок основного состава...

— Штрафы есть за такие вещи?

— Нет.

— А в контрактах такие вещи у футболисток как-то прописаны дополнительно?

— Нет. Я просто говорю им: «Девочки, ну вы же взрослые, надо как-то предохраняться». Других способов повлиять на это у меня нет.

— То есть если вдруг к вам придет девушка и скажет: «Ну вот так получилось», все, что вам остается, это сказать: «Понятно, оформляй декрет».

— Да, все так.

— А до какого месяца беременности можно играть в футбол на таком уровне, как «Зенит»?

— Думаю, что это зависит от состояния здоровья. Все сугубо индивидуально. Но вообще, если это первая беременность, то, наверное, рисковать не стоит. Но я не сталкивалась с такой ситуацией. Сложно сказать. Пока у нас с такой новостью только Алена Беляева приходила. Когда мы узнали, сразу сказали ей: все, стоп, ходишь на тренировки, но без серьезных нагрузок. Тем более это вратарь: падения, удары. Зачем рисковать?

— Когда Беляева к вам пришла с этой новостью, было ощущение, что она вас подставила?

— Честно? Я была шокирована. Из-за этого мы оставались фактически с одним вратарем — Юлией Гриченко. Таня Дронова еще была на тот момент слишком молодым вратарем, которого было рискованно ставить против сильного соперника. Но мы справились и нормально доиграли тот чемпионат.

— Финал Кубка России на «Газпром Арене» станет для вас дополнительной мотивацией против ЦСКА или, наоборот, это дополнительные нервы?

— Думаю, что, скорее, это мотивация. Нервничать не должны. Хотя все может быть, но тренерский штаб постарается сделать все, чтобы этого не произошло.

— С Сергеем Семаком за эти три года часто пересекались? Есть ли у вас какое-то регулярное общение с ним?

— Да, пересекались, и он приходил к нам на базу, где мы с ним общались. Он нас поздравил с чемпионством. И Сергей Богданович, и его помощник Виллиам — очень открытые и искренние люди. Они всегда готовы помочь, если надо.

Записал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Фото: Игорь Руссак/«Фонтанка.ру»
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/архив

ЛАЙК4
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close