Какие конфликты могут разгореться на фоне Украины. Дмитрий Тренин — о последствиях «специального» месяца

42603
Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин после военного парада в честь 70-й годовщины Победы китайского народа в войне сопротивления Японии и окончания Второй мировой войны, Пекин, 2015
Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин после военного парада в честь 70-й годовщины Победы китайского народа в войне сопротивления Японии и окончания Второй мировой войны, Пекин, 2015Фото: пресс-служба президента России / kremlin.ru
ПоделитьсяПоделиться

Нагорный Карабах, Грузия, Приднестровье или Тайвань — какие «горячие точки» снова нагрелись после начала военной операции на Украине.

После месяца российской спецоперации на Украине снова «задымил» Нагорный Карабах, а Китай заявляет о неминуемом воссоединении с Тайванем. «Фонтанка» поговорила с директором Московского центра Карнеги Дмитрием Трениным о том, может ли происходящее разогреть замороженные конфликты планеты.

Дмитрий Тренин
Дмитрий ТренинФото: скриншот YouTube / Московский Центр Карнеги
ПоделитьсяПоделиться

Дмитрий Тренин. 66 лет. В 1973–1993 гг. служил в Вооружённых силах СССР и Российской Федерации, в том числе работал в отделе внешних отношений Группы советских войск в Германии (Потсдам), был сотрудником делегации СССР на советско-американских переговорах по ядерным и космическим вооружениям в Женеве. Кандидат исторических наук, в разные годы преподавал в Военном институте МО СССР, работал старшим научным сотрудником Военного колледжа НАТО в Риме и Института Европы РАН. С 2008 года — директор Московского центра Карнеги. Член ряда профессиональных ассоциаций и организаций, среди которых Совет по внешней и оборонной политике, Международный институт стратегических исследований (Лондон), Российский совет по международным делам, Российская ассоциация международных исследований и другие.

— Дмитрий Витальевич, на фоне событий на Украине идут «неприятные» сигналы из других бывших/будущих «горячих точек». Спустя месяц после ввода войск РФ на Украину снова «задымил» Нагорный Карабах. Вы помните, как Ильхам Алиев после Крыма в 2014 году заявил, что он тоже будет решать территориальные вопросы силой? Происходящее в Карабахе сегодня — следствие того, что началось 24 февраля?

— Конечно, крупные события влияют на многие другие сюжеты. Есть и конъюнктурный момент: есть соблазн действовать тогда, когда сдерживающая сторона оказывается занятой на другом направлении. В то же время сразу после подписания документа, остановившего войну в Карабахе в ноябре 2020 года не было никаких сомнений в том, что Азербайджан не рассматривает новый статус-кво как постоянный. Баку очевидно настроен на то, чтобы полностью вернуть Карабах под контроль Азербайджана. Это стратегическая цель, подкрепленная политической решимостью. Остальное — время и характер тех или иных действий — тактика.

— Обострение в Карабахе совпадает с попытками нормализации отношения Еревана и Анкары, кто выгодоприобретатель от «маленькой победоносной войны» в Карабахе сейчас?

— Позиции Азербайджана и его главного союзника Турции сейчас еще больше укрепились, позиции Армении очевидно слабы. «Маленькой победоносной войны» в Карабахе, скорее всего, сейчас не будет, но военное давление на Ереван нарастает. При этом Армении предлагается путь к нормализации отношений с тюркскими соседями — отступление из Карабаха.

— Действительно, миротворцы РФ сегодня не способны помешать Баку в расширении своего фактического присутствия на спорных территориях Азербайджана и Армении? От кого зависит предел, до которого может дойти эта операция Баку?

— Москва стоит перед дилеммой: попытаться уступками Азербайджану предотвратить появление «второго фронта» в Закавказье или, наоборот, жестко продемонстрировать, что даже в нынешнем положении — а может быть, как раз в нынешнем положении — Россия поддаваться не будет и готова действовать жестко. Судя по тональности заявления Министерства обороны РФ, Москва готова действовать по второму варианту. Если эти действия окажутся удачными, положение России в регионе укрепится; если Москва проявит слабину — ей придется отступать не только в Карабахе.

— Ещё одна известная болевая точка на карте бывшего СССР — Грузия и неподконтрольные ей Абхазия с Южной Осетией. Судя по всему, Тбилиси сейчас не имеет планов попытки решения этих вопросов силовым путём? Здесь причиной размораживания конфликтов может стать не Грузия?

— Я пока не вижу признаков того, что ситуация на границах России, Абхазии и Южной Осетии с Грузией обострится. Правительство Грузии отказалось присоединиться к антироссийским санкциям, сославшись на грузинские национальные интересы. В такой обстановке трудно ожидать от Тбилиси попытки вернуть Абхазию и Юго-Осетию. Если говорить о Сухуме и Цхинвале, то их «вопросы» были решены с помощью России еще в 2008 году. Самой же Москве нет никаких резонов захватывать Грузию. Перспектива присоединения Грузии к НАТО, всегда призрачная, стала в нынешних условиях совершенно нереальной.

— Мы слышим в пропагандистской риторике по Украине упоминания Грузии. Известный вал сообщений про биолаборатории. Какова вероятность того, что Россия может открыть «второй фронт», ударив по этим объектам Грузии?

— Бить из пушек по пробиркам с патогенами вряд ли кто будет. Биолаборатории — старая тема. Она сохраняет актуальность, в том числе для формально союзных для России стран — таких как Армения и Казахстан. Не сомневаюсь, что Россия будет добиваться закрытия этих объектов. В том числе, возможно, совместно с Китаем: биологические исследования США в Центральной Азии беспокоят также и Пекин. Военные действия с этой целью, однако, я бы считал крайне маловероятными.

— Турция может удивить Москву в Грузии? С поддержкой Баку всё вроде как очевидно.

— Дело не только и не столько в сюрпризах. Турция — все более активный игрок в регионе, который когда-то входил в состав Османской империи или находился на ее периферии. Думаю, что в Закавказье в целом влияние Анкары будет расширяться и усиливаться — в том числе по мере относительного снижения значения региона для Вашингтона и Брюсселя.

— Дальше из «спящих» конфликтов на пространстве бывшего СССР можно вспомнить Приднестровье. Судя по тому, что с той территории вроде как наносились удары по объектам инфраструктуры Украины, ждать попыток воссоединения с Кишинёвом не приходится?

— Главный вопрос здесь состоит в том, возможно ли становление общемолдавского государства, которое в нынешних границах никогда не существовало. Если да, то Молдавии удастся стать страной с особой идентичностью, нейтральным островком между ЕС/НАТО и Россией. Реализовать этот проект, однако, крайне трудно, особенно в нынешней ситуации. Если нет, то статус-кво может просуществовать какое-то время, пока не произойдет окончательное разделение территории бывшей МССР по Днестру и, возможно, объединение обоих берегов с сопредельными более крупными территориями, населенными родственными народами.

— Решение НАТО создать дополнительные ударные группировки, в том числе в Румынии, является риском для размораживания конфликта в ПМР?

— Этот факт не будет игнорироваться, но прямой связи с ситуацией по Днестру я не вижу. Сама Молдавия всячески стремится избежать вовлечения в конфликт между НАТО и Россией. Отсюда решение Кишинева не присоединяться к санкциям против России и готовность платить рублями за газ.

— Вообще на каких ролях НАТО сейчас? Догоняющей стороны или опережающей и провоцирующей?

— НАТО — буквально вновь рожденный альянс. Многократно объявленный устаревшим, реликтным, пережившим смерть мозга и тому подобное, блок рождается заново для противостояния с Россией. Роль НАТО при этом не меняется — это важнейший, центральный инструмент политики США в Европе и по отношению к России.

— Северный Казахстан пока может спать спокойно? События на Украине страхуют от неприятных сюрпризов русскоязычные анклавы Нур-Султана, или как раньше называлась их столица — Астаны?

— Я не думаю, что, если бы не Украина, Россия напала бы на Казахстан с целью присоединить его северные области. Урок Украины в другом: национализм, основанный на антироссийской закваске, рано или поздно приведет к столкновению с Россией. Поэтому уважение к интересам безопасности РФ, как их формулирует Москва, к русскому языку и его носителям, недопущение дискриминации русских по этническому принципу являются непременными составляющими добрососедских отношений между Россией и ее соседями из числа бывших советских республик. Понимая это и соответственно строя свою политику, можно спать спокойно. И не только в Нур-Султане.

Из не связанных исторически с Москвой территорий, где заметен военно-медийный шум после 24 февраля, — это Тайвань. «Тайваньский вопрос принципиально отличается от украинского. Основное отличие в том, что Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая, а тайваньский вопрос — исключительно внутренним делом Китая, не терпящим внешнего вмешательства», — заявил на прошлой неделе глава китайского министерства обороны КНР У Цянь, который уверен, что воссоединение Тайваня с материковым Китаем — неминуемая историческая тенденция и никто не сможет этому помешать. 24 февраля как влияет на настроения Пекина по Тайваню? При каких условиях КНР начнёт военную операцию, или забрать этот остров можно без беспилотников и десанта армии Китая?

— Тайвань и Украина — действительно разные темы. Пекин будет определять свои действия в отношении Тайваня, исходя из складывающейся обстановки. Провозглашение Тайванем своей независимости, например, может спровоцировать КНР на решительные шаги. Другим триггером может стать поведение США. Ни при каких условиях Китай не согласится с тем, чтобы Тайвань окончательно «отплыл» от Китая. Что же касается российской специальной операции на Украине, то в Китае ее внимательно изучают, как с точки успешных результатов, так и с точки допущенных ошибок и просчетов.

— Какие иные точки на карте мира завибрировали после начала спецоперации ВС РФ на Украине? Где на фоне занятости разборками друг с другом глобальных игроков вроде США и РФ может разгореться — в Африке, Латинской Америке?

— Завибрировали Западные Балканы — ситуация в Косово и отношения между Белградом и Приштиной. Там вопрос не решен с 1999 года. В этом регионе, однако, велико влияние НАТО и Евросоюза — в том числе и в Сербии. Я не думаю, что серия балканских войн будет продолжена. Прямой связи с Украиной, на мой взгляд, здесь нет, но российский фактор в Сербии, а также в Республике Сербской (части Боснии и Герцеговины) присутствует, и политика Москвы не будет идти здесь в русле курса Запада. В числе других точек, где напряженность между Россией и Западом может обостриться, — зоны конфликтов в Сирии, Ливии, Западной и Центральной Африке (например, Мали и ЦАР). Можно ожидать дальнейшего сближения Москвы, в том числе военно-политического, с давними недругами США — Ираном и КНДР. В Латинской Америке возможна борьба за влияние между Россией и США в странах с левыми режимами — Венесуэле и Никарагуа, но вооруженные конфликты здесь маловероятны.

— Если сравнивать с известными военно-политическими кризисами по степени глобальности и потенциальных участников, которые заинтересованы в решении своих вопросов в рамках этой кризисной ситуации с эпицентром в Восточной Европе, то когда в прошлый раз был похожее?

— Нынешняя ситуация уникальна. Это не только острый международный кризис, но также во многом — «война» за советское наследство. Где значительная часть противоборствующей армии и населения, проживающего на территории, где идут военные действия, говорят и думают по-русски. Если же взять критерий «глобальности», то ни один из кризисов времен холодной войны — венгерский 1956 года, чехословацкий 1968 года или польский 1980 года — не дотягивал до нынешнего. Даже ракетно-ядерный Карибский кризис 1962 года был прежде всего советско-американским. Правда, тогда пришлось заглянуть в лицо угрозе уничтожения человечества. Сейчас ядерная война присутствует пока как отдаленная угроза, но в конфликт так или иначе — через отношение к санкциям — вовлечены десятки государств, включая Китай и Индию.

— Вы по-прежнему исключаете военно-технические решения Москвы, которые могут касаться стран ЕС или стран НАТО? Население нейтральной Финляндии хочет в НАТО, власти Эстонии отзывают подпись под договором с Москвой о госгранице, который пытались оформить много лет, но Москве не нравились напоминания Таллина про то, что Ивангород и Печоры были до 1920 года частью Эстонии.

— Нынешняя ситуация на Украине может эскалировать за пределы этой страны. Можно вообразить совсем не фантастические сценарии, в которых Польша выступает в качестве тыловой базы вооруженных сил Украины, откуда украинская авиация осуществляет, например, боевые вылеты. При определенных условиях в таком случае по польской территории могут быть нанесены ракетно-бомбовые удары. Если Финляндия положительно решит вопрос о членстве в НАТО, Россия сделает соответствующие выводы для организации своей обороны на северо-западном и северном направлениях, но вряд ли пойдет в поход на финнов. С Эстонией и другими странами Прибалтики, а также с Польшей — все они члены НАТО — сейчас много крайне враждебной риторики, но вооруженный конфликт между ними и Россией маловероятен.

Леонид Лобанов, специально для «Фонтанки.ру»

Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин после военного парада в честь 70-й годовщины Победы китайского народа в войне сопротивления Японии и окончания Второй мировой войны, Пекин, 2015
Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин после военного парада в честь 70-й годовщины Победы китайского народа в войне сопротивления Японии и окончания Второй мировой войны, Пекин, 2015Фото: пресс-служба президента России / kremlin.ru
Дмитрий Тренин
Дмитрий ТренинФото: скриншот YouTube / Московский Центр Карнеги

© Фонтанка.Ру
ЛАЙК3
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ2
ГНЕВ2
ПЕЧАЛЬ1

Комментарии 14

26184408129 Мар 2022 в 03:54
Вы меня извините. Но, на мой взгляд, эксперту пора на пенсию
Как и многим другим, ибо мир изменился, и много раз, умрать сейчас 20-лктним парням из-за неосведомленности 70-летних о реальном мире, ну очень печально и трагично, так не должно быть, а 70-летние будут жить в своем мире, тут нет будущего....
Думать, что Украина- это антироссия достаточно странно. Их государственность строится максимум на анти- это антиокупационной в историческом и самоидентичности. И не в России дело. Совсем не в России. В самоидентичности как украинец.
Их же захватывали в истории совсем другие страны, не Россия, это глубинная история. А Птин только смотрит на выгодные ему крайне специфичные исторические моменты, которые не отражают общую картину, за что каждый день льется тоннами кровь. Как смотреть на пальто, видеть пуговицу и думать, что пальто состоит из пластика

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close