Три буквы, меняющие бизнес: для кого в России актуальна «зеленая» повестка ESG

10424

Чтобы быть успешным, уже недостаточно быть прибыльным, теперь к компаниям все чаще предъявляются требования иного плана: быть экологичным, социально ответственным и прозрачным с точки зрения управления. Сочетание ESG все чаще встречается в отчетности компаний и в рейтингах — не только международных, но и российских.

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Но в целом российский бизнес находится на начальном этапе внедрения ESG-повестки в практическую деятельность. На круглом столе «Фонтанки» собрались представители компаний, для которых это уже стало ежедневной деятельностью, и обсудили перспективы и проблемы развития этого направления в нашей стране.

Понятие ESG включает в себя три слагаемых: E — экологию, S — социальную сферу и G — корпоративное управление (от governance). Считается, что это три центральных фактора измерения устойчивости бизнеса, которые определяют ценности компании. При этом бизнес, особенно на Западе, давно уже видит в реализации этих принципов не только моральные бонусы, но и вполне материальные.

Оценка устойчивости

Идея, что бизнес должен не только получать прибыль, но и уменьшать воздействие от своей деятельности на окружающую среду в широком смысле этого слова, а может, в чем-то ее и улучшать, не нова.

— С аналогом ESG я столкнулся еще лет 15 назад, когда работал в рыболовецкой компании, и нам пришлось сертифицировать промысел по международным стандартам устойчивости, — рассказал исполнительный директор Союза «Ленинградская областная торговопромышленная палата» Игорь Муравьев. — А в прошлом году мы стали первой региональной палатой, которая создала Совет по устойчивому развитию. Туда вошли компании, у которых уже есть четкое представление, что такое ESG, и даже шире — 17 целей устойчивого развития, сформулированных ООН. В первую очередь это организации, работающие на экспорт, имеющие иностранных учредителей.

Он отметил, что помимо крупных компаний — таких как Сбербанк, Philip Morris, ИКЕА, Nokian Tyres, Coca-Cola и т.п. — большой интерес повестка вызывает у малого и среднего бизнеса. Поэтому сейчас стоит задача информирования и широкой популяризации среди субъектов МСБ.

— Оценка бизнеса с точки зрения «зелености» — не только социальная задача, но и возможность для повышения эффективности, — подчеркнул Игорь Муравьев. — Если предприниматели не начнут погружаться в эту повестку, то очень быстро потеряют конкурентное преимущество.

В прошлом году палата разработала методики внедрения нефинансовой отчетности в различных отраслях и начала вести негосударственный реестр ESG. Сейчас, по словам Муравьева, предприятия активно обращаются за оценкой уровня, на котором они находятся.

Конечно, у разных отраслей своя специфика, в частности с точки зрения влияния на окружающую среду.

— Компании нашей сферы не производят сверхнормативных выбросов, — отметил вице-президент — директор МРФ «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком» Александр Логинов, — но мы как социально ответственная организация много времени уделяем концепции, схожей с ESG по управленческим принципам. Это касается улучшения отношений с сотрудниками и внешними партнерами, повышения производительности труда, антикоррупционных мер. Молодежи становится все больше и больше — то поколение, которое обращает много внимания на вопросы экологии. Уже скоро инвестировать в компании будут люди, которые сейчас учатся в школе или еще не родились. И мы как предприятие должны работать в этом направлении, чтобы быть привлекательными для них в качестве работодателя и поставщика услуг. В «Ростелекоме» сейчас работают более 100 тысяч человек по всей стране — и если Россия целится в повестку ESG, то мы обязаны быть на передовых позициях.

Цели у внедрения ESG-повестки бывают и вполне прагматичными — например, получение финансирования. Но это не уменьшает значимости получаемого результата для устойчивого развития. Как объяснил заместитель генерального директора по развитию ООО «Магистраль Северной столицы» (входит в ВТБ Инфраструктурный Холдинг) Евгений Ильин, на Западном скоростном диаметре цели, которые декларируются ООН, были заложены еще на стадии создания проекта, так как это было значимым условием предоставления средств международными финансовыми институтами.

— На тот момент это выглядело как обязательство, которому надо соответствовать, но сегодня многие из заложенных решений сторицей возмещают экономия и уменьшение затрат в ходе эксплуатации, — рассказал Евгений Ильин. — ЗСД с момента открытия движения по первым участкам оказал большое влияние на экологию города: снизилась нагрузка на городскую дорожную сеть, большой поток транспорта был запущен по кратчайшему пути и с оптимальной скоростью движения, а не в рваном ритме городской пробки. В результате ежедневно экономится около 75 тыс. литров топлива по сравнению с тем, как если бы транспорт проезжал через город. Это 170 тонн выбросов СО2 в сутки. Плюс, например, можно учесть шумовое воздействие: оно снизилось за счет того, что магистраль, забравшая трафик, оборудована новейшими экранами. Аналогично — с водоотведением и очисткой сточных вод и другими показателями.

Евгений Ильин отметил, что сейчас растут требования к компаниям, и если они декларируются на уровне государства, то приоритет в поддержке будет отдаваться бизнесу, который им соответствует или превосходит.

— Добавьте сюда требования клиентов, общественное мнение пользователей — бизнес должен быть экологически корректным, современным, а если это не так, то спрос на продукт будет падать, — подчеркнул он.

— Вопрос ESG-повестки одновременно и глобальный, и частный, — считает Виктор Вентимилла Алонсо, председатель Северо-Западного банка ПАО «Сбербанк». — Ответственное потребление ресурсов, сокращение углеродного следа и другие вопросы экологии регламентируются в развитых странах на государственном уровне, потому что это работает именно так: государство + бизнес + население. От каждого из нас зависит, каким будет мир завтра. И со стороны инвесторов, и со стороны потребителей предпочтение всё больше отдаётся компаниям, которые придерживаются ESG-повестки.

Он рассказал, что с точки зрения бизнеса у банка два важных направления: консультационная поддержка партнёров и коллег со стороны банка и «зелёное» финансирование — портфель Северо-Западного банка здесь в начале 2022 года превысил 40 млрд рублей, объём выдачи в 2021 году — более 15 млрд, что на 57% больше, чем годом ранее.

— В первую очередь к «зелёным» кредитам мы относим средства на проекты по переходу к устойчивой низкоуглеродной экономике, — пояснил Алонсо. — Всё больше компаний Северо-Запада осознают необходимость модернизации действующих производств, которая позволит снизить негативное влияние на окружающую среду.

И, конечно, особенно пристальное внимание в разрезе экологии уделяется компаниям энергетической отрасли — тем более что потребителями их продукции являются практически все.

— Мы постоянно следим за состоянием оборудования и переводим его в оптимальный режим работы, чтобы экономить топливо. Также мы переходим на экологические виды топлива, — рассказывает начальник департамента по сбыту электроэнергии ПАО «ТГК-1» Сергей Сараев. — Структура выработки нашей компании сама по себе интересна: около 40% ее составляют гидроэлектростанции, расположенные в Мурманской и Ленинградской областях, а также в Карелии. Энергия, выработанная на ГЭС, — абсолютно «зеленая», и ее могут приобрести все заинтересованные компании.

Спрос на экологически чистую энергию определяется в первую очередь статусом организации. По оценкам E&Y, уже 97% инвесторов оценивают деятельность компании по принципам ESG. Влияет также и лояльность клиентов. Например, AB InBev Efes выпустила пиво Bud с надписью на банке, что продукт изготовлен со 100-процентным использованием возобновляемой энергии. «Мы помогли компании реализовать эту задачу с помощью энергии наших ГЭС, и они использовали это с имиджевой точки зрения», — комментирует Сергей Сараев. Третий фактор спроса — возможность получить финансирование на более удачных условиях. Так, «Металлоинвест» улучшил рейтинг и смог получить более дешевый кредит в Европе, а РЖД выпустило «зеленые» облигации с пониженной ставкой.

Еще один важный аспект для российского бизнеса — внедрение так называемого ТУРа (трансграничного углеродного регулирования), на которое Европа планировала перейти с 2026 года. В конце февраля Европарламент планирует обсудить перенос на 2024 год. В первую очередь это затронет отечественных производителей металла, удобрений, электроэнергии и цемента, пояснил Сергей Сараев.

Он также сообщил, что «ТГК-1» помогает компаниям подтверждать сокращение углеродных выбросов категории Scope2 (по потреблению энергии), а также выдает сертификаты международной системы I-REC, которые можно будет купить и на Петербургской товарно-сырьевой бирже.

Руководитель направления ESG компании «Теплоком», Татьяна Трищук рассказала, что в 2021 году предприятие приняло концепцию устойчивого развития в качестве основы стратегического и операционного планирования.

— У нас нет выбросов СО2, но мы понимаем, что это глобальная проблема. С 2021 года «Теплоком» полностью перешел на использование энергии из возобновляемых источников, — подчеркнула Трищук. — Компания стала держателем «зелёного» сертификата I-REC. Используя электроэнергию только из возобновляемых источников, мы вносим реальный вклад в развитие производства возобновляемой энергии в России и способствуем снижению углеродного следа. Мы полностью отказались от печатных руководств по эксплуатации, листовок и брошюр, а несколько лет назад организовали раздельный сбор отходов — они не только разделяются, но и утилизируются через специализированные компании. Также мы модернизируем оборудование, которое приводит к повышению безопасности сотрудников и снижению количества отходов.

По западным стандартам

Российские подразделения иностранных компаний легче других встраиваются в новую повестку просто потому, что она для них уже не нова.

— То, что стало сейчас модным, для нас — ДНК бизнеса компании. Ведь сама модель бизнеса Lindström по аренде текстиля — пользоваться не владея, — объясняет Ирина Киуру, директор по стратегическому маркетингу и развитию бизнеса Lindström в России. — Самой компании 170 лет, а концепции аренды текстиля — полвека, и мы видим, что сейчас она стала такой модной, как никогда. Сегодня все наши KPI связаны с экономией ресурсов, а головной офис в Финляндии анонсировал, что к 2030 году Lindström выйдет на нулевой углеродный след. Мы как российское представительство присоединились к этому манифесту и движемся в этом направлении.

В Lindström убеждены: только если у каждого подразделения и менеджера есть KPI, который соотносится с глобальными задачами компаниями, тогда получается действовать в заданном направлении, а не просто достигать точечных показателей. Вовлечены в процесс и партнеры: например, можно на сайте посмотреть, насколько они снижают углеродный след, пользуясь сервисами Lindström, отметила Ирина Киуру.

— Нам тема устойчивого развития очень близка, — продолжил управляющий заводом ROCKWOOL в Выборге Анатолий Арзяев. — В 2017 году наша компания приняла обязательства по 10 целям устойчивого развития ООН: борьба с изменениями климата, доступная и чистая энергия, санитария, хорошее здоровье и благополучие и т.п. К 2022 году мы достигли четырёх промежуточных целей в области устойчивого развития. Одна из них — запустить службу утилизации отходов каменной ваты со строительных площадок Rockcycle. Сейчас программа работает в 17 странах, включая Россию. В 2030 году цель компании ROCKWOOL — предоставлять переработку строительных обрезков и субстратов из каменной ваты в 30 странах мира. Также до 2030 года мы должны на 10% улучшить эффективность использования водных ресурсов, повысить эффективность зданий на 40% и на 72% сократить объем отходов, передаваемых на полигон. Важно, что каждый сотрудник в компании также замотивирован на достижение этих показателей.

Чтобы показать это на личном примере, в компании ROCKWOOL, например, занялись раздельным сбором мусора. Сотрудники могут приносить его из дома, чтобы правильно утилизировать.

— Сейчас все быстро меняется, многие задумываются о том, что мы оставим детям и внукам, — напомнил Анатолий Арзяев. — Люди смотрят, как компания влияет на экологию: так, консалтинговое агентство Edelman говорит, что 71% потребителей готовы отказаться от бренда, если он ставит прибыль выше заботы об окружающей среде.

— Тема экологии становится все более важной на фоне глобальных технологических изменений, и выигрывают те компании, которые раньше начинают вкладывать средства и силы в повестку, — соглашается директор территориального офиса Росбанка в Санкт-Петербурге Денис Колов. — Так как преобразования требуют денег, то банки и другие финансовые институты становятся центрами экспертизы и активными участниками процесса трансформации. Вопросы соблюдения экологических, социальных и корпоративных норм перестают быть имиджевыми — они важны для устойчивости и конкурентоспособности бизнеса.

Группа Société Générale, в состав которой входит Росбанк, уделяет повышенное внимание экологическим вопросам уже 20 лет, отметил Денис Колов. И сегодня, например, она накопила огромную экспертизу и стала ведущим банком по финансированию возобновляемых источников энергии. Группа Societe Generale и Росбанк выбрали для себя 5 ключевых целей устойчивого развития ООН из 17, на которых сосредоточили усилия: это борьба с изменением климата, гендерное равенство, достойная работа, экономический рост, индустриализация, инновации и инфраструктура, а также устойчивые города, населенные пункты.

— Уже сегодня мы стремимся создавать новые решения в области социально ответственных инвестиций. 10% активов розничных клиентов под управлением банка инвестируются в устойчивые продукты. Росбанк планирует увеличить этот показатель к 2025 году до 25%, используя опыт Societe Generale, — уточнил Денис Колов. — Мы начали активно применять ESG-подход при формировании инвестиционных инструментов еще в первой половине 2020 года. Включили акции компаний с высокими ESG-рейтингами в наши финансовые решения клиентов private banking. Такие инструменты оказались наименее волатильными. Когда началось общее падение, они падали с меньшей амплитудой, затем быстрее восстанавливались. Наши клиенты смогли на этом заработать.

Более 15 лет внедряет концепцию социального и экологического развития компании UVEX — производитель средств индивидуальной защиты для производства и для спорта.

— Инвестиции идут по разным направлениям, — рассказывает Максим Малафеевский, директор по маркетингу и развитию ООО «УВЕКС СПР». — Это и отсутствие вредных субстанций в производстве, переход на альтернативные источники энергии, использование переработанных материалов, а также дальнейшая возможность переработки готовых изделий и уменьшение выбросов СО2. Этот подход активно внедрен на производстве: мы используем рециркуляцию тепла, большое количество натуральных материалов — например картон на травяной основе, уменьшаем количество бумажных этикеток, инструкций.

Еще в 2008 году компания разработала свой социальный стандарт, в котором по пунктам изложена философия по управлению предприятием и общению с сотрудниками по всему миру. Поскольку всего в штате UVEX более 5 000 сотрудников в 19 филиалах, а в России находится одно из самых крупных представительств, то и у нас в стране эти принципы активно внедряются, подчеркнул Максим Малафеевский.

Трудности перехода

Несмотря на то что повестка ESG в последнее время находится на слуху, значительная часть российского бизнеса до сих пор в принципе не понимает ее необходимость. А крупные компании уже требуют от поставщиков соблюдения экологических стандартов.

— В ходе аудита предприятий на «зеленость» мы сталкиваемся с тем, что не хватает профессионалов, работающих в этой сфере, — отмечает Игорь Муравьев. — В этом году надеемся разработать и внедрить профессиональный стандарт по устойчивому развитию, корпоративной и социальной ответственности. Потому что должно быть единое понимание, унификация специалистов, независимо от того, в штате они работают или на аутсорсинге.

По его словам, необходима также и определенная унификация публичной нефинансовой отчетности — конечно, с поправкой на отраслевую или региональную специфику, — а также закрепление ее на законодательном уровне. Важный момент, кроме информационного сопровождения, — разработка методик, которые можно было бы внедрять компаниям, еще не идущим в тренде ESG.

— Проблема общемировая, ведется серьезная борьба, и очень важен статус Российской Федерации, в который вносят вклад все компании, — подчеркнул Игорь Муравьев.

Тему стандартов продолжил и Сергей Сараев. Он напомнил, что в России отсутствует национальная система сертификации электроэнергии: сейчас все вопросы решаются по большей части на основе договоренностей между сторонами.

— Единая система сертификации, с одной стороны, обеспечит более удобные и комфортные условия работы для потребителя, а также заставит приводить в порядок действующие объекты генерации, — пояснил Сергей Сараев. — В контексте ТУР необходимо, чтобы эта система стыковалась с европейским законодательством. Признание нашей выработки «зеленой» в Европе облегчит жизнь потребителям — промышленным производствам, расположенным в РФ. Работа ведется, но надо ускоряться.

Анатолий Арзяев рассказал, что сейчас на заводе ROCKWOOL в Выборге стартовал проект по строительству новой производственной линии, которая будет работать от возобновляемых источников энергии.

— Для нас очень важно использование «зеленой» энергии, и мы считаем необходимым развивать это направление совместно с другими предприятиями, — подчеркнул эксперт ROCKWOOL.

Сергей Сараев уверил, что выработка ГЭС позволяет обеспечивать предприятия «зеленой» энергией, и ее хватает в свободном доступе.

Александр Логинов считает, что для повсеместного проникновения ESG-повестки в России без государства, с точки зрения внедрения законодательных инициатив, не обойтись. «В ближайшее время экономика в «зеленых» проектах закончится, — подчеркнул он, — и будет неинтересно вкладывать деньги. Нужно, чтобы появлялись новые стимулы — например биржи углеродных единиц».

В Европе такие стимулы есть, делится опытом Максим Малафеевский:

— В Германии на нашем основном производстве мы видим масштабные инвестиции в рециркуляцию воздуха, «зеленую» энергетику, но на эти цели идут беспроцентные кредиты от государства плюс серьезные послабления по налогам. В итоге мы получаем много плюсов и снижение финансовой нагрузки. Хотелось бы и в России больше таких программ.

Господдержка бесспорно нужна, дополнила Ирина Киуру, но не менее важны образование и просвещение компаний, чтобы понимать, о чем речь, когда принимаются какие-то меры.

— Когда мы говорим о переработке, допустим текстиля, многим кажется неважно, что и как, лишь бы переработать, — приводит она пример. — Но когда начинаешь разбираться, то оказывается: переработка на уровне волокон, материала, намного более вредна для окружающей среды, чем переработка во вторичный продукт. И таких нюансов великое множество.

— Для популяризации «зеленого» образа жизни должен сложиться соответствующий образ мысли. Необходимо, чтобы специалисты в компаниях, которые его внедряют, были бы на всех звеньях производства, а эта идеология стала бы политикой компании, — дополнил Евгений Ильин. — Нужно идеологическое воздействие на поколение, которое станет костяком уже в ближайшее время. Мы в компаниях, занятых в проекте строительства и эксплуатации ЗСД, стараемся выстраивать такую систему ценностей, такой образ мысли. 2022 год у нас внутри объявлен годом экологии — это в постоянном режиме привлекает внимание к проблематике, стимулирует идеи развития в этом направлении. Ценности устойчивого развития в постоянном режиме транслируются нам и ВТБ Инфраструктурный Холдинг, частью которого является наша компания.

При этом он подчеркнул, что в целом в повседневном окружении пока бывает, что пробуксовывают даже базовые вещи.

Но все-таки подвижки есть, и главное, что они есть в сознании людей, считают в Росбанке.

— Мы рады, что эта тема стала актуальной в России, — говорит Денис Колов. — Поэтому мы комплексно подходим к вопросам внедрения принципов устойчивого развития, предлагая актуальные решения клиентам и трансформируя собственный бизнес.

Начать с себя

В ESG-повестке социальные вопросы ставятся параллельно с экологическими.

— Сейчас все сложнее завлекать перспективных сотрудников, особенно молодое поколение, — пояснила Ирина Киуру, — но у них большой отклик на отношение компаний к экологии. Поэтому мы, безусловно, отказываемся от одноразовых вещей, собираем раздельный мусор и т.п.

В глобальном плане, хотя Lindström предоставляет в аренду рабочую одежду, компания чувствует ответственность за текстильную отрасль в целом, так как она сейчас занимает второе место по углеродным выбросам в атмосферу.

— Это проблема быстрой моды — в угоду ей растут объемы производства текстильной промышленности, и она производит 1,2 млрд тонн выбросов ежегодно, — рассказала Ирина Киуру. — Поэтому наши проекты направлены на то, чтобы сотрудники Lindström и сотрудники наших партнеров знали, где можно сдать во вторичную переработку или во вторичное использование одежду.

— Мы просто начали об этом говорить много и постоянно, и все руководители приняли это как норму, хотя кто-то и раньше жил по этим принципам самостоятельно, не задумываясь о повестке ООН, — продолжил Анатолий Арзяев. — И сейчас я вижу по своему ребенку, для которого это норма, что только такое отношение поможет нам двигать эту историю дальше. Нужно начать с себя, не дожидаясь помощи и финансирования от государства.

Он отметил: сначала казалось, что такой подход принесет дополнительные расходы, но в итоге задача позволила даже сэкономить: пересмотрев процесс, подкорректировав технологии, компания начала тратить меньше топлива. Конечно, производство каменной ваты и, например, металлургическое предприятие различаются — в том числе по энергозатратам. Но в целом при правильном подходе возможность использовать энергоресурсы более эффективно есть у всех, подчеркнул Анатолий Арзяев.

— Могу с уверенностью сказать — мы начинаем с себя, — подтвердил и Виктор Вентимилла Алонсо. — За последние пять лет снизили энергопотребление в банке на 20% и в течение следующего года планируем уменьшить ещё на 5%. В офисах банка мы сократили расходование бумаги. Это позволило суммарно сохранить более 50 тысяч деревьев. В прошлом году только по Северо-Западу мы передали почти 20% отходов на переработку. Все наши офисы оборудованы контейнерами для раздельного сбора мусора. В нашей корпоративной культуре есть практика регулярного озеленения территорий: например, в год 180-летия банка сотрудники посадили 180 тысяч деревьев по всей стране.

По его словам, сейчас традиционные проекты по финансовой грамотности, волонтёрству, благотворительности и спонсорству можно также рассматривать через призму ESG. В банке стартовал образовательный проект «Сбереги планету». Его участниками стали сотрудники банка, а также партнёрские и подшефные организации. В прошлом году инициативные коллеги в Петербурге провели 24-часовой благотворительный марафон в поддержку программы сохранения ладожской кольчатой нерпы, приняли участие в очистке Вуоксы от рыболовных снастей.

Среди социальных проектов «Ростелекома» — перезагрузка отношений со студентами. Компания расширила линейку вузов, с которыми налаживает тесное сотрудничество. Сегодня это Политех, СПбГУ, ИТМО, университет им. Бонч-Бруевича. «У нас есть именные стипендии, и мы ищем себе перспективные кадры — это вполне социальное направление в духе повестки ESG», — заметил Александр Логинов.

Важная часть работы компании — обеспечение Интернетом жителей удаленных населенных пунктов по просьбе руководителей муниципалитетов. Частично это решается за счет федеральной программы устранения цифрового неравенства, в других местах — за счет средств компании.

Максим Малафеевский рассказал, что к ним также часто обращаются муниципальные учреждения, клиники и представители церкви с просьбой бесплатно предоставить средства индивидуальной защиты, которые производит компания. «Мы часто идем навстречу — даем очки, каски, обувь, — говорит он, — в этом плане мы максимально открыты и считаем важной эту часть деятельности».

— «Теплоком» постоянно работает над улучшением качества условий труда, инвестирует в социальные проекты, — говорит Татьяна Трищук. — Мы рады поддержать молодое поколение на пути к спортивным успехам и поэтому стали спонсировать турниры по самбо для детей.

Для Росбанка важная часть повестки ООН — гендерное равенство. Сейчас 50% правления и более 40% руководителей высшего звена в компании — женщины. Среди социальных проектов Денис Колов отметил совместную образовательную программу с Impact Hub Moscow для социальных предпринимателей и НКО, которая позволяет инклюзивным предприятиям получать финансовую поддержку. За время проведения конкурса было собрано более 600 заявок из 70 городов России. Первое место в 2021 году заняла компания из Петербурга Global for all — инклюзивные путешествия. Второе место также у петербургской компании — инклюзивного производства мягкой мебели «Астра». Банк активно развивает доступную среду для людей с инвалидностью — это и мобильное приложение, и возможности для обслуживания людей в отделениях.

Игорь Муравьев подчеркнул, что для реализации социальных проектов нужен интегратор:

— Иногда бывает: есть потребность и есть желающие помочь, но иногда они ходят параллельными дорогами. И наша задача как агрегатора, у которого 1 500 членов, — помочь им встретиться и объединить усилия. Также бизнесу важно не замыкаться в добрых делах внутри компании, на своих сотрудниках, а работать и с активистами, которые могут быть полезны.

Как отметил Евгений Ильин, социальная политика компании должна быть направлена как внутрь нее, так и вне. Например, во время эпидемии «МСС» помогала проекту «Подвези врача — спаси жизнь», к которому присоединились многие люди в качестве водителей. В начале эпидемии актуальной была покупка СИЗ и оборудования. А на прошедших рождественских праздниках компания подарила городу карусель, которая была установлена на ярмарке и подарила тысячам детей яркие краски, дефицит которых так остро ощущается в последние годы..

Что касается сотрудников, то важно, чтобы были приняты единые ценности, разделяемые на всех административных этажах, а KPI по повестке устойчивого развития фигурировал в задачах работников.

— Важно, что люди в компании в рабочее время искренне живут для нее, а она живет их жизнью, — говорит Евгений Ильин. — Только при такой гармонии сотрудники долго работают в организации, текучесть кадров на низком уровне, так как каждый понимает важность своей деятельности. А выигрывают и бизнес, и социум в целом.

К чему стремиться

Российский бизнес находится на разных уровнях вовлеченности в повестку ESG — и понятно, что в целом мы только в начале пути.

— Наша страна большая, и информированность очень разная в разных регионах, — говорит Ирина Киуру. — Поэтому очень важны просветительская деятельность и то, на какой стартовой точке находится то или иное предприятие вне зависимости от отрасли.

— Я думаю, что в ближайшем будущем все компании будут вынуждены заходить в эту повестку, — уверен Александр Логинов. — Поскольку этой темой уже заинтересовалось государство, а параллельно есть большой запрос со стороны молодежи, то развитие будет идти по экспоненте.

Евгений Ильин также рекомендует всем компаниям, независимо от масштаба и индустрии, как можно быстрее вовлекаться, так как от этого зависят лидирующие позиции в ближайшем будущем.

— Не забывайте, что использование новых эффективных технологий приносит еще и экономический эффект, — напомнил он. — Например, мы разделяем отходы и часть из них продаем, получая деньги. В результате экономия составила за год около 30% от бюджета на утилизацию мусора. Мы видим огромный потенциал в энергосбережении: на освещение ЗСД идут колоссальные затраты, и внедрение специальных систем позволяет экономить «живые» деньги, которые можно направить в развитие.

— Нам важно, чтобы наши потребители были уверены: продукция «Теплоком» создается без нанесения вреда окружающему миру. Мы считаем, что это глобальная задача для всего бизнеса, — сообщила Татьяна Трищук. — Прямо или косвенно эти задачи коснутся всех — вне зависимости от сферы деятельности. Может показаться, что активная работа по внедрению ESG-принципов может привести к снижению результативности. Но это не так, потому что у осознанного подхода к ведению бизнеса есть положительные результаты, отражающиеся на экономических и социальных итогах деятельности.

Важно, что часть проектов ESG реализуется в формате государственно-частного партнерства, считает Виктор Вентимилла Алонсо:

— Инициативы в рамках «зеленой» повестки интересны частным инвесторам, и они готовы вкладывать собственные средства, параллельно привлекая финансирование в Сбере. Обычно это долгосрочные проекты с существенной долей капитальных затрат. В прошлом году мы заключили сразу несколько таких соглашений: с регионами СЗФО на модернизацию инфраструктуры ЖКХ, с компаниями деревоперерабатывающей промышленности, строительными компаниями, которые возводят здания с применением ресурсосберегающих технологий. Такие проекты для нас входят в число приоритетных, и мы видим, как растет их доля в общем объеме проектного финансирования. Со своей стороны мы стараемся содействовать развитию бизнеса, который нацелен на реализацию ESG-проектов, готовы предоставить консультационную поддержку и финансовые решения.

Есть вопросы относительно того, кто научит бизнес внедрять ESG. Во-первых, появляется много компаний, которые дают профессиональные консультации, хотя это стоит денег. Например, ВТБ Инфраструктурный Холдинг начал внедрять сертификацию IRIIS, разработанную ВЭБ, — по сути, это дублирование ESG для инфраструктурных проектов. Во-вторых, это практика тех компаний, которые уже внедряют эту повестку.

— Наша задача, как тех, кто уже занимается устойчивым развитием, — продолжать это делать и говорить об этом, — согласен Анатолий Арзяев. — Тогда тенденция быстрее будет распространяться, что даст толчок для отраслей, которые в этой сфере еще не представлены.

При этом Игорь Муравьев предостерегает бизнес от тех, кто на волне «хайповости» темы хочет «снять пенку», — те же «инфоцыгане», паразитирующие на образовании, компании, которые как бы аудируют и предлагают новейшие методики. «Серая сторона неизбежно будет становиться больше, — сетует он. — И наша общая задача, чтобы бизнес, который еще не погрузился в эту тему, не столкнулся с теми, кто вовсе отобьет желание заниматься этой тематикой».

Конечно, по сравнению с Европой, где система уже отлажена, а за последние 10 лет вложены огромные средства, изданы законодательные акты, Россия еще находится на самом начальном этапе, резюмировал Максим Малафеевский. Но поскольку интереса к тематике все больше, это позволяет оптимистично смотреть в будущее.

Мария Мокейчева, «Фонтанка.ру»

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

close
close