0

Анна Меликян: «В истории «Нежности» заложена лечебная таблетка»

Режиссер сериала «Нежность» с Викторией Исаковой и Евгением Цыгановым и нового фильма «Трое» с Константином Хабенским рассказала «Фонтанке», о чем снимала на самом деле и в чем видит высший смысл этого непростого года.

Анна Меликян
Анна МеликянФото: Ирина Бужор/Коммерсантъ

Ее новый сериал «Нежность» в ноябре побил рекорды просмотров на сервисе IVI, меньше чем за месяц собрав 3 миллиона просмотров, а 3 декабря у Анны Меликян вышел новый фильм — «Трое», с Константином Хабенским, Викторией Исаковой и Юлией Пересильд. «Фонтанка» встретилась с одним из самых известных и тиражируемых в соцсетях российских авторов короткометражного кино — той, чьи нежные лирические картины неизменно вызывают отклик — как минимум у женской аудитории, которая не стесняется в этом признаваться.

— Аня, тебя можно поздравить: десять серий, снятых после короткометражки «Нежность», казавшейся чем-то милым и мимолетным, бьют рекорды по количеству просмотров.

— Самое интересное, что «милое и мимолетное» стало для зрителей самым любимым фильмом из тех, что я сделала, — вот это меня поразило. У меня есть большие фильмы, а тут я вышла с мобильником, сняла двух своих любимых актеров, и это вдруг стало очень популярно и востребовано. Конечно, я задумалась. Что-то такое мы, видимо, уловили, попали в болевую точку. Потому что все себя узнали. Большинство женщин даже сейчас говорят: «это я», ощущают свое совпадение с героиней — и от этого такой невероятный успех у фильма. Но продолжила я не потому, что первая новелла людям понравилась. Просто я вдруг придумала, про что хочется снять дальше. Мне сразу предлагали снимать продолжение, но я отказывалась, мне неинтересно делать еще десять серий про то, как женщина ищет мужчину. А когда я сформулировала для себя какую-то философию, то мне стало интересно, захотелось снимать, я подумала, что это может получиться хорошо.

— Расскажи про философию «Нежности».

— В этой истории, как я думаю, заложена некая лечебная таблетка. Я вдруг поняла, что нужно снять про то, как женщина, как бы находясь в поисках мужчины, на самом деле обретает себя. Понимает очень простую вещь, которую все вроде бы на словах усвоили, но не знают, как применить этот фокус. Ведь никто тебя не сделает счастливым, если ты не научишься необходимое человеку чувство счастья добывать и проявлять в себе и вокруг. Поэтому я придумала, что моя героиня в этих поисках обретет себя и научится наконец быть счастливой, получит то, чего ей так хотелось. Я задумалась о тех девушках, женщинах, которые писали и говорили мне: «это я, это все про меня», мне захотелось помочь им этой историей разобраться в себе, своих чувствах и желаниях. И себе я тоже хотела помочь. Пока вижу, что это работает. По отзывам зрителей, по их ответной волне, я ощущаю, что цель достигнута. Я этому рада.

— Вместе с первой короткометражкой теперь получилось одиннадцать серий. Будешь продолжать?

— Я думаю, что нет. Для меня это завершение сериала. Сейчас права принадлежат известной видеоплатформе, у них невероятный успех, и не исключено, что они захотят продолжения. Но мне, как я уже сказала, делать одно и то же неинтересно. После первого фильма я стала снимать дальше не из-за каких-то практических соображений, скажем, финансовых или других, а потому что поняла, о чем его делать. Сейчас я эту историю закончила.

— Как и почему так получилось, что сериал полностью снят на мобильный телефон?

— Знаешь, это забавно, но мысль снять короткометражку на айфон появилась у меня оттого, что я чувствовала себя ужасно уставшей после съемок большой картины «Фея», которая меня просто прибила к земле. Любой фильм, над которым работаешь, на тебя воздействует. А тут надо было быстро снять коротенькое кино для благотворительного аукциона, и я понимала, что не осилю большую съемочную группу, оператора, технику, свет, — на это нужно много энергии, у меня ее не было в тот момент, и физических сил не хватило бы. Тогда я решила взять свой телефон, поснимать самой, позвать двух друзей-актеров и не заморачиваться больше ничем. То есть родилось это все из моего состояния, когда мне было очень тяжело.

— Снимать на телефон легко?

— Всему нужно учиться. Первый раз сняла достаточно бездарно по свету, пришлось все перевести в ч/б, чтобы как-то спасти изображение. Получилось стильно, случай помог. Смело говорю, что я это не заранее придумала, скреативила, так случайно вышло, но оказалось очень кстати.

— Актерам понравилось работать без профессиональной кинокамеры?

— Им было интересно. Хотя все по-другому, привыкать сложновато. Но в целом было любопытно поучаствовать в эксперименте. Почему бы и нет? Непривычно для них было, что, снимая, мне приходилось подходить к ним очень близко. Озадачивало, что нет перерывов. Обычно ведь съемка периодически прерывается, актеры уходят отдыхать, на площадке начинают выставлять свет. А тут этих пауз нет. И я вижу, что актеры не привыкли так работать, удивляются: как же так, где перерыв, когда будем отдыхать?

— Когда «Нежность» стала сериалом, актеров прибавилось: кроме Виктории Исаковой и Евгения Цыганова еще Анна Михалкова…

— Да, и Юлия Пересильд, и Равшана Куркова, Хабенский в кадре появляется.

— Похоже, Цыганов и Хабенский — два твоих актерских талисмана, они часто у тебя играют.

— Не худшие ребята, прямо скажем.

— Лучшие. Я заметила, что почти в каждом твоем сценарии и фильме в центре обязательно есть такой персонаж, который живет в своем фантазийном мире, противостоит обыденному и привычному. В этом драматургия: возникает притягивание-отталкивание между «нормальными» и «странными». А Елена в «Нежности» — деловая, прагматичная женщина, финансовый директор крупной кампании.

— Ты взгляни на нее внимательно, она как раз такая. Досмотри сериал, там есть серия, где она живет с фантомным Цыгановым, вымышленным. Придумала, что он есть в ее жизни, и она с ним общается, спорит.

— Не сходит с ума, случайно?

— Всё на грани. Как у всех нас, наверное (смеется). Это как раз история про то, как человек гоняется за фантомом и не может остановиться и посмотреть на реальность, по-настоящему ее увидеть. С другой стороны, страшно же представить, что не было бы этих фантазий, кино, творчества, что вот эта реальность — все, что у тебя есть. И так-то непонятно, как жить, а без мечтаний и фантазий совсем печально.

— «Нежность» была написана для Виктории Исаковой?

— Мы с Викой дружим пятнадцать лет, даже удивительно, что раньше она у меня не снималась. А тут, когда не было сил на большое кино, я позвала ее и Женю Цыганова сыграть в короткометражке, помочь мне по-дружески. Но даже не на площадке, а когда монтировала, я вдруг увидела в Викиных крупных планах какую-то особую человеческую глубину, драматизм. То, что невозможно сыграть, это просто есть. Хотя мы снимали комедию. Так получается, что настоящая встреча с актрисой Викторией Исаковой произошла на монтаже. А сценарий фильма «Трое» я уже писала специально под нее. Но и комедийная актриса она отличная, умеет быть удивительно смешной, мы ее даже прозвали «наш мистер Бин».

— Сценарий первой новеллы «Нежности» ты писала вместе с Александром Цыпкиным. А сценарии следующих десяти серий?

— Мне помогала Вика. Тут нам на руку сыграла пандемия. Мы уже должны были начать снимать, но все остановилось. Поскольку мы соседки, решили вместе работать над сценарием. Встречались у меня каждый день, обсуждали все подробно. Не знаю, кто еще мог бы мне так здорово помочь со сценарием. У Вики есть способности к этому. Так что это наше общее детище. В титрах Виктория не только как актриса, но и креативный продюсер.

— После фестивальной премьеры в прокат сейчас выходит твой фильм «Трое». Ты довольна тем, как его принимали на «Кинотавре»?

— На «Кинотавре» я всегда испытываю адский стресс во время премьеры. Не могу сидеть в зале, когда фильм впервые смотрят зрители. Восхищаюсь режиссерами, которые это выдерживают, я так и не научилась быть вместе со всеми на своем фильме. Сейчас буду следить, как примут картину в кинотеатрах. Отклик всегда виден в соцсетях. С «Нежностью» я чувствую волну любви, теплоты, успеха. Это очень согревает.

— Мы с тобой говорили год назад, когда «Трое» были еще в работе, ты рассказывала, что вдохновением для тебя были старые советские фильмы, например «Три тополя на Плющихе». Такие, где вроде бы нет особенных событий и внезапных поворотов сюжета. Зато есть внимание к внутренней жизни, напряжение личных отношений, оттенков возникающих чувств. Как ты сама считаешь, удалось сделать такое кино?

— Никогда нельзя быть до конца довольной тем, что получилось. У меня это недовольство всегда присутствует. Мне постоянно кажется, что могло быть лучше. Про себя я точно знаю свои ошибки и просчеты. С другой стороны, я понимаю, что фильм уже существует в пространстве, даже когда еще только рождается. И получается именно таким, каким должен быть.

— За этот странный год произошло столько событий, что мир и наше восприятие жизни довольно сильно изменились. Задумываешься ли ты о том, какой фильм к моменту выхода приходится вовремя и кстати, а какой, может быть, опоздал, или наоборот, опередил время? Иначе говоря: как точно попасть в то, что важно всем именно сегодня, сейчас?

— Послушай, это же невозможно предугадать, спрогнозировать. Вот, например, мой фильм «Фея» был снят в 2017 году, а вышел в пандемию. И многие писали: как это возможно, что так кстати появилась тема о том, что нас всех специально загоняют в вымышленный, виртуальный мир? Или «Нежность». Сериал появился, когда идет вторая волна этой безумной эпидемии, когда люди очень сильно приуныли под конец этого невыносимого, тяжелого года, чуть ли не все в депрессии и не видят перспектив. И как раз сейчас, как пишут мне зрители, очень вовремя появляется фильм легкий, воздушный, дающий мечту. Такая капелька надежды, небольшая, но крайне необходимая. Про «Трое» я пока не понимаю — правильно, что он сейчас выходит или нет. Но все равно радуюсь, что его увидят в кинотеатрах.

— Лишь 25 процентов зрителей в залах.

— Меня это не пугает. Как я всегда говорю, на моих фильмах больше и не бывает. Это же не блокбастеры, я понимаю. Мне было бы обидно, если бы, как «Фея», он вышел только онлайн. Для фильма «Трое» крайне важно подробно видеть изображение, это такая прекрасная, выверенная картинка, оператор Николай Желудович замечательно все снял. Поэтому, если 25 процентов зрителей дойдут до кинотеатров, я буду счастлива, что они посмотрят так, как это было задумано.

— На этой неделе вышла заключительная серия «Нежности», в прокате — «Трое». Что дальше?

— Не знаю. Я декабрь заложила себе как какой-то месяц осмысления. Думаю, что этот непростой год был все-таки не случайным и для мира в целом, и для каждого человека в отдельности. Как будто каждому показали лицом к лицу его собственную основную проблему. Заперли в отдельную капсулу с ней один на один. Либо ты с ней разберешься, попробуешь что-то изменить, и тогда дальше все пойдет по-другому, либо нет. Это уже твой выбор. Мне кажется, конец этого года очень важен для всех. Для меня в том числе. Сделать остановку, подумать, поговорить с собой, что-то поменять в своих «настройках». Чтобы жизнь пошла дальше так, как бы тебе хотелось. Вот об этом я собираюсь подумать в декабре.

Беседовала Ольга Галицкая, специально для «Фонтанки.ру»

Анна Меликян
Анна МеликянФото: Ирина Бужор/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...