24.09.2020 15:45
10

«Стиляги», только про футбол. Вышел российский блокбастер «Стрельцов»

Как биография футболиста превратилась в неудачный и несвоевременный фильм о хороших и плохих парнях

Фото: кадр из фильма

Фильм «Стрельцов» — очередной отечественный спортивно-исторический блокбастер, теперь про легендарного нападающего «Торпедо». Правда, лента получилась куда менее гладкой и бойкой, чем предыдущие опыты в этом жанре.

Ничего странного нет в том, что «Легенду» и «Движение вверх» студия Никиты Михалкова «Тритэ» выпускала в гордом одиночестве, а для «Стрельцова» ей понадобился партнер в лице «Рока» Алексея Учителя. И дело вовсе не в том, что режиссер фильма — сын владельца компании Илья Учитель. «Движение» и «Легенда» были просто хрониками матчей-подвигов, там вполне хватало фирменной михалковской душещипательности и атмосферности. Биография Стрельцова — материал посложнее, тут без второй кинематографической династии не обойдешься.

Тем, кто хотя бы приблизительно знает о легендарном нападающем советской сборной по футболу, сюжет пересказывать не надо — сами догадаются. Окраинный хулиган потряс всех своим талантом футболиста, слава дошла до профессиональных спортсменов, парня взяли сперва в «Торпедо», потом — со скрипом (неблагонадежный товарищ все-таки) — в сборную. Потом карьера трагически оборвалась на взлете, прямо перед решающим матчем: Стрельцова обвинили в изнасиловании, посадили в тюрьму, где он отсидел пять лет. После чего вышел на свободу и триумфально вернулся в большой спорт. Вот ровно эти события — самые известные в биографии персонажа — и составляют сюжет.

Только перенести их на экран совсем не так легко. Во-первых, слишком много слухов ходит вокруг самой истории изнасилования — вплоть до конспирологических версий, будто это была месть какого-то партийного начальника за обиду дочки. То есть, прежде чем браться за историю, надо придумать какое-то объяснение. Учитель вместе со сценаристом Константином Челидзе выбрали самое простое, нейтральное, без фанатизма и скандалов. Здесь арест — месть спортивного партийного начальника за излишнюю смелость и разухабистость Стрельцова. Говорили, не высовывайся и не болтай ерунду — теперь получай срок.

К тому же этот конфликт тут решается неудачно с актерской точки зрения. Если в образ Стрельцова тут — стопроцентное попадание (Александр Петров со своей окраинной органикой, суперменистой простоватостью на эту роль идеально подходит), то антагонист комсомолец Постников в исполнении Александра Яценко — определенный и совершенный мискаст, промах по части выбора актера. Яценко вообще плохо подходит на роли негодяев, с его-то статью милого лузера с примесью романтизма.

Но это еще полбеды: Учитель и Челидзе сам образ злодея Постникова, кажется, позаимствовали из мультика «Баба Яга против». Не озаботились ни какими-то мотивировками (кроме робкой и малоприметной симпатии к подруге Стрельцова), ни элементарной живостью хотя бы текста, который герой на экране произносит. Так что дикторы федеральных телеканалов банановых республик, читающие текст с суфлера под прицелом пистолета, — просто воплощенная новая искренность рядом с несчастным Яценко, отчаянно бормочущим страницы из краткого курса истории ВКПб.

Справедливости ради, тут почти все роли не прописаны, а лишь набросаны парой штрихов. Поэтому Стася Милославская в роли возлюбленной Стрельцова, комсомольской инструкторши, как-то сама собой, через склейку превращается из говорящего учебника в оскорбленную добродетель. Первоклассный мастер маленьких ролей Виталий Хаев в образе тренера Стрельцова просто испаряется на двадцатой минуте — прости, сынок, я побежал. Поэтому логики в отношениях Стрельцова с героем Виктора Добронравова, жестоким карьеристом, тоже нет: вчера дрались, теперь обнялись и все забыли. Может быть, жестокая армия продюсеров, тяжеловесы Учитель-старший, Антон Златопольский и Леонид Верещагин вынудили творческую группу резать хронометраж, не дожидаясь перитонитов, — но хоть какие-то переходы между разными стадиями отношений героев сохранить можно было, хотя бы ради логики и естественности.

Другая трудность связана со стилем. Ретро — теперь уже это очевидно — всем осточертело. Без конца сверять, насколько точно на экране воссозданы кальсоны с начесом и колбаса за два двадцать уже невозможно, да и тех, кто этим всерьез может заниматься, естественным образом становится все меньше. Реконструкция и стилизация, на которой выезжали «Движение» и «Легенда», уже не канают. Кроме того, кассу этим лентам обеспечили массовые походы дедушек, которые помнят реальных Харламова и Белова, хоккейных и баскетбольных звезд, с внуками. Стрельцов был звездой пятидесятых, его расцвет дедушки помнят куда более смутно, и ностальгировать по тем временам на сегодняшний день уже почти некому. Из этой ловушки «Стрельцов» выбирается проверенным методом «от обратного»: вместо старательной реконструкции предлагает зрителю веселую игру. Учитель-младший идет по пути Тодоровского-младшего, его «Стиляг» тут грех не вспомнить. Легендарный атрибут Стрельцова — буйный кок, раскачивающийся на башке, — в помощь. Как и в «Стилягах», тут нет музыкального сопровождения из пятидесятых: вместо него матчи проходят под очень современные ухающие басы, а пьянки-гулянки-вечеринки — под такие же модернизированные версии мелодий и ритмов в весьма условном духе полувековой давности.

Но с главной проблемой «Стрельцова» справиться вовсе не удалось — потому что ее, кажется, вовсе не заметили. А зря. Дело Стрельцова в эпоху больших перемен в правилах человечьего общежития — сюжет очень, очень и очень несвоевременный. Историю о спортсмене-бонвиване, которому подсунули под бок бывшую подружку, а потом посадили за ее изнасилование, выглядит дико и просто неуместно на информационном фоне бесконечных скандалов, движения metoo и дела Вайнштейна. Такой материал следовало просто отложить хоть на пару лет. Или доработать до хоть какого-то логического завершения, чтобы не выходило, что эти бабы вместе с комсомольцами поломали карьеру классному парню. В итоге, уйдя от одних зрителей — ностальгирующих, «Стрельцов» так и не пришел к другим, молодым, готовым смотреть любой фильм с Петровым в главной роли между прочим. Для них это зрелище — примерно как матерные частушки подвыпившего дедушки на семейном празднике. Не более чем повод покраснеть.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: кадр из фильма

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (10)

Brevnault
Обзорчик так себе. Ждём Женю (BC).
А вообще-то там собрались фильм про Валуева снимать. Та что, Петров, готовься.

единственная претензия к автору материала,это его спорный вывод о том что кассу перечисленным фильмам сделали дедушки.здесь у меня как у дедушки большие сомнения.Образно говоря,мы в свое время отведали натурпродукт и к эрзацу не готовы.Ну ,если только одним глазом ,матерясь и отплевываясь увидеть ,и то не целиком эти поделки по зомбоящику.

Вспомнил.что на полном серьезе ходили слухи,сам в те годы слышал,что Стрельцов вдул (по взаимному согласию) дочери французского посла,в 66г. слышал совсем бредовую версию,что якобы английская королева.убоявшись нашей могучей сборной со Стрельцовым,отцепила его от состава,пригрозив Брежневу дипломатическим скандалом.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...