Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:32 17.02.2020

Город

10.02.2020 19:00

«Процесс разрушения продолжается». В Музее истории Петербурга не знают, что делать с Меншиковым бастионом Петропавловки

В Петропавловской крепости «всё не слава богу». То блогер Варламов отклеившуюся кирпичную кладку высмеет на просторах Интернета, то археологи откопают старую дерево-земляную крепость, которая помешает ремонту бастиона. И если от первого отбились комментариями, то вопрос, что делать с находкой ученых, привел Музей истории Санкт-Петербурга в тупик.

«Процесс разрушения продолжается». В Музее истории Петербурга не знают, что делать с Меншиковым бастионом Петропавловки

Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

Даже в рассылке для СМИ его назвали «неразрешимой проблемой». Новую волну обсуждения директор учреждения Александр Колякин поднял сам, возмутившись, что его музей оставили с проблемой «один на один». В комитетах посочувствовали. Но намекнули, что спасение утопающих — в их собственных руках.

О том, как желание обустроить культурную площадку в Меншиковом бастионе Петропавловской крепости вылилось в проблему для музея, «Фонтанка» уже писала. Тогда, напомним, в толще земли внутри бастиона обнаружился вал дерево-земляной крепости – предшественницы каменной. Не сказать, что ученые о нем не догадывались раньше, но все равно неожиданностью он стал. С тех пор, как на Заячьем острове реставраторы и археологи «скрестили мастерки», прошел практически год. 

За это время элементы конструкции дерево-земляной крепости были археологами дорасчищены, проведено совещание со специалистами Эрмитажа и КГИОП. На нем заключили, что необходим проект реставрации внешнего каменного бастиона, который бы помог его сохранить, а до той поры раскопки нужно приостановить, а объект – законсервировать, что археологи в мае и сделали. Следующим этапом должно было стать совещание с вице-губернатором для утверждения плана дальнейших действий.

Однако после этого, как интеллигентно выражаются обе стороны, «процесс застопорился»: совещание так и не провели. Неудивительно: осенью у Смольного были дела и поважнее. Но, судя по всему, даже если бы совещание и назначали, толку бы в нем не было: вице-губернаторы не могут по собственному вкусу принимать решения о сносах и строительствах крепостей, нужны документы – экспертизы и проекты. А их за это время не появилось. 


В попытке «размотать клубок» и найти, где именно «что-то пошло не так», «Фонтанка» обратилась в КГИОП. Там сообщили, что тоже не могут умозрительно делать заключения о том, что сохранять и в какой мере. А «проектная документация на проведение работ по сохранению и приспособлению Меншикова бастиона для современного использования, включая решение по памятнику археологии, до настоящего времени в КГИОП от Государственного музея истории Санкт-Петербурга не поступала». Из чего логично сделать вывод, что должна была поступить.

В комитете по культуре, одним из подведомственных учреждений которого является Музей истории Санкт-Петербурга, «Фонтанке» напомнили, что археологи подчиняются напрямую Минкульту, а значит, «решение должно быть на уровне вице-губернаторов». 

«Деревянный остов признали выявленным объектом археологии, и этот статус пока не позволяет вести какие-либо работы, – прокомментировали «Фонтанке» в пресс-службе. – Причин для снятия статуса нет. Поэтому КГИОП будет возвращаться к этому вопросу и ускорять принятие решения на уровне своего и нашего вице-губернаторов».

В ведомстве намекнули, что «музей и археологи должны прийти к единому мнению по будущему этого пространства». Впрочем, на практике, скорее всего, их к нему как-то приведут.

Свои опасения насчет того, что между двумя крепостями придется выбирать и ляжет это на плечи музея, Колякин высказывал «Фонтанке» еще год назад. Вопрос и правда непростой: в случае сноса доживших до наших дней фрагментов крепости – предшественницы Петропавловской возмущение общественности гарантировано, тем более что она была признана объектом культурного наследия. В случае доведения её до разрушения, кстати, тоже (крепость, напомним, дерево-земляная). 

«Меншиков бастион стоит раскопанный под временной кровлей, – напоминают о проблеме в музее. – Работы по гидроизоляции так и не начаты, процесс разрушения кирпичных стен продолжается, дерево-земляной вал пересыхает и тоже начинает разрушаться.  Все это может закончиться как утратой обнаруженного дерево-земляного вала, так и разрушением самого Меншикова бастиона».

Что не давало Музею истории Санкт-Петербурга заказать ту самую экспертизу, которая могла бы снять с него груз ответственности, «Фонтанка» поинтересовалась в дирекции учреждения. Ответ был неожиданным: «Обязательства по проведению историко-культурной экспертизы выявленного археологического объекта – дерево-земляного вала – брал на себя Институт истории материальной культуры РАН в рамках исследовательских работ в 2017–2019 годах в Меншиковом бастионе. Но пока не выполнил своих обязательств».


Вот только в ИИМК о таких своих обязанностях не знают. Нашему корреспонденту сообщили, что «в техзадании к договору не было пункта о проведении государственной историко-культурной экспертизы».

Тут бы и перечитать договор, чтобы выяснить, кто был невнимателен при его подписании. Но… в Музее истории Санкт-Петербурга в телефонном разговоре с «Фонтанкой» отказались предоставлять копию документа.

Источники «Фонтанки» в Смольном неофициально рассказали, что действия музея в нынешней ситуации объяснимы. Самому музею выявленный объект не нужен, с ним слишком много хлопот, но в то же время брать на себя ответственность за его уничтожение никто не хочет. В этой ситуации музею следовало было бы договориться с археологами о неком компромиссе — например, сохранить часть объекта, к чему подводила бы экспертиза, которую потом утвердил бы Минкульт. Но экспертиза тоже стоит денег, расставаться с которыми музей не хочет, как и искать общий язык с ИИМК. 

Впрочем, разговор с директором ИИМК Владимиром Лапшиным оставил у «Фонтанки» впечатление, что два директора как раз прекрасно понимают проблемы друг друга, и договориться не составило бы труда.

«Полностью сохранить объект невозможно, потому что у нас не существует таких методик сохранения, – признал он. – Но там комплекс проблем: поскольку укрепление стоит практически на уровне Невы, каменные стены все время подпитываются водой. Стоит проблема гидроизоляции, а вместе с этим и сохранения части этого земляного бастиона. Это невозможно решать по отдельности».

По словам главы института, вариантов два: «Или разрабатывается проект реставрации и приспособления этого помещения с созданием новой гидроизоляции, и мы частично музеефицируем объект, или, если признается, что сохранить невозможно, – тогда мы его должны раскопать до конца. Пока работы остановлены».

Впрочем, в случае принятия решения о сносе насыпи и, соответственно, продолжения раскопок Петропавловской крепости, судя по всему, может стать даже хуже — на какое-то время.

«Проблему нужно рассматривать комплексно, – пояснил Лапшин. – Кроме насыпи есть каменные стены, которые разрушаются, если будут подпитываться влагой. Если мы будем продолжать копать, мы выйдем на уровень Невы, и усилится подпитка влагой каменных стен, они пострадают. Тут гидрогеологи нужны больше всего. Должно быть комплексное решение, археолог тут, увы, бессилен, потому что мы имеем дело со сложным памятником».

Бессильны, похоже, и гидрогеологи. Во всяком случае, в музее утверждают, что «в нескольких местах найденные археологические объекты очень тесно соприкасаются с кирпичными стенами бастиона и не дают возможности провести необходимые гидроизоляционные работы».

Впрочем, при всей сложности памятника ничто не мешает участникам процесса откладывать решение его судьбы — тем более что в ходе весеннего совещания никаких четких сроков решения проблемы обозначено не было. И ложка меда в бочке дегтя: как сообщает ИИМК РАН, там в настоящее время завершают работу над подготовкой 3D-модели фрагмента дерево-земляной крепости и, соответственно, модели Меншикова бастиона в том виде, в котором он существовал в первые годы основания Петербурга — при Петре.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор