Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:53 20.01.2020

«Кремль освоит 400 млрд на искусственный интеллект». Экономические итоги года и прогнозы от Сергея Алексашенко

Кремль действительно научился не замечать санкции, но платят за это обычные граждане. Об этом в интервью «Фонтанке», подводя экономические итоги 2019 года, рассказал экс-замминистра финансов РФ.

«Кремль освоит 400 млрд на искусственный интеллект». Экономические итоги года и прогнозы от Сергея Алексашенко

Сергей Алексашенко//Александр Щербак/Коммерсантъ

Сколько процентов роста российской экономики съедают антироссийские санкции и почему к ним все привыкли. Новые газопроводы не наполнят казну, а искусственный интеллект не исправит проблемы коррупции. Почему самозанятые – это хорошо, доллара по 100 рублей в 2020 году не будет и когда пенсионеры вспомнят про пенсионную реформу, в интервью «Фонтанке» рассказал первый зампред ЦБ РФ в 1995-98 годах, экономист Сергей Алексашенко.

- Сергей Владимирович, 2019 год закончился без шоков и потрясений для российской экономики, несмотря на прогнозы многих экспертов год назад. Неужели в Кремле научились экономическому менеджменту?

– Для любой экономики нормальным состоянием является рост. Для того чтобы экономика развивалась, не впадала в рецессию, нужно сильно постараться не сделать что-то плохое. И здесь надо отдать должное Кремлю, что помимо введения санкций, ничего плохого с российской экономикой не случилось. Никаких радикальных шагов Кремль не сделал, кроме повышения ставки НДС с 18% до 20% в начале 2019 года. Мне странно слышать, что кто-то год назад давал негативные прогнозы, потому что мне казалось, что ситуация была достаточно понятной ещё тогда. Что экономика России обречена была на рост 1,5-2% ВВП, из которых повышение ставки НДС вычитало примерно 1%. В декабре нам сказали, что по итогам года экономика страны выросла на 1 с небольшим процент. В принципе, консенсус-прогноз был вокруг этого. Конечно, в какой-то мере России повезло, потому что мировая экономика в течение всего 2019 года находилась в ожидании и предвкушении глобальной торговой войны между США и Китаем. Как только разведка боем обострялась, то тут же и цены сырьевые катились вниз, мировая экономика тормозилась. А то, что год завершился фактически на оптимистической ноте, когда Трамп с товарищем Си договорились, что дальше у них «мир, дружба, жвачка», а война отложена на ближайший год, то это добавило оптимизма в том числе и российской экономике. Год прошёл примерно так, как ожидалось. Вместе с тем я бы не стал называть итоги года хорошими. Рост российской экономики на 1%, притом что темпы роста других экономик мира колеблются между 3% и 3,5%, означает, что Россия теряет своё место в мире, а качество жизни российских людей не сильно растёт. Точнее, не растёт вообще. Если доходы населения будут расти с такой же скоростью – 1%, то весь рост доходов достанется 20% наиболее обеспеченных россиян. А 80% и дальше будут прозябать от зарплаты до зарплаты.

- Вице-премьер Антон Силуанов говорил не про 1%, а про 1,3%! Причина разности роста ВВП у нас и у других экономик кроется в коррупции и монополиях?


– Что касается дополнительных трёх десятых от Силуанова. Думаю, что если хорошо попросить Росстат, он и 1,5% роста сможет насчитать. Но картину это не сильно изменит. Если мировая экономика растёт на 3–3,5%, то российская экономика должна расти на 3–4%. Таким образом, даже с силуановскими 1,3% мы недополучаем 2,5% роста в год. Эти 2,5% недополученного роста можно смело поделить на две примерно равные части. Первая – всё, что связано с отвратительным инвестиционным климатом. То, что у нас принято называть «кошмарить бизнес», «телефонное право», «отсутствие защиты прав собственности и независимого суда». Это наши внутренние проблемы, которые по мере правления Владимира Путина с каждым годом становятся только хуже. А это автоматический вычет из экономического роста. А вторая половина недобора в росте экономики связана с тем, что после 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и развязала войну на Востоке Украины, введённые западные санкции резко повысили риски ведения бизнеса в России. Это привело к тому, что приток прямых иностранных инвестиций, навыков, знаний, технологий в Россию практически остановился. Россия никогда, ни царская, ни СССР, ни постсоветская РФ, не являлись генератором технологий. Технологии всегда заимствовались извне. Отсутствие технологий не позволяет производить конкурентоспособную продукцию. То есть недобор роста экономики – это, во-первых, внутренние проблемы авторитарного режима. Второе – агрессивная внешняя политика.

- Но официальные власти неоднократно, в том числе в 2019 году, утверждали, что справились с негативом от иностранных санкций. Если это ошибочная уверенность, когда мы в этом убедимся?

– В том, что эта гипотеза о способности России расти как Северная Корея, с опорой только на свои собственные силы, ошибочна, мы давно уже убедились. Если вы помните, то уже в конце 2014 года – начале 2015 были интенсивные крики и делёжка денег, связанная с импортозамещением. Вот сейчас мы построим очередные 1300 инвестиционных проектов, научимся производить сами, Россия станет лидером мировых технологий. Деньги потрачены. Никаких новых технологий не появилось. Россия как отставала, так и отстаёт. Ничего нового за эти 5 санкционных лет мы производить не научились. Сейчас про импортозамещение технологий уже никто ничего не говорит, обратите внимание. Сейчас Кремль говорит, что они нашли новый философский камень российской экономики. Государственные инвестиции. Всё это собрано в национальные проекты. Для того и налоги повышались. Но Кремль делает традиционную ошибку, которую делали уже многие политики в развитых и развивающихся странах, когда считает, что государство лучше распоряжается деньгами, чем частный бизнес или население. Но повышение налогов, перераспределение их в государственные инвестиции – это и есть надежда российского правительства на повышение темпов экономического роста. Однако мы видим, как национальные проекты реализуются уже полтора года. Кроме того, что темпы роста снизились от повышения ставки НДС, никаких других положительных эффектов не обнаружено. Блажен, кто верует, тепло тому на свете. Кремль верует. Давайте ждать. Но для меня ответ уже известен и очевиден. Никакого ускорения у Кремля такими методами не получится.

- Степ бай степ, как говорят у вас в США. Следующим шагом осознают, что пора душить коррупцию по-настоящему. И немножко придушат?

– Коррупцию нельзя придушить немножко. Немножко её уже пытаются душить. Обратите внимание, что количество приговоров в отношении коррупционеров разного уровня, от вице-мэра, кончая бывшим замминистра, растут. Недели не проходит, чтобы кого-то заметного не посадили. Полковники Захарченко и Черкалин со своими десятками миллиардов наличных денег стали уже именами нарицательными. Их знают все. Но с коррупцией нельзя бороться немножко, надеясь, что есть какая-то допустимая доза коррупции. Это раковая опухоль. Вы либо давите до конца, не останавливаясь ни на секунду. Даже в самом демократическом государстве или в государстве с минимальным восприятием к коррупции вы всё равно должны продолжать бороться. Этот социальный феномен сам себя воспроизводит. Всегда есть люди, которые хотят воспользоваться нечестной конкуренцией. Поэтому борьба с коррупцией – это не приказ Кремля посадить очередного губернатора или министра. Это в первую очередь развитие демократии, политическая конкуренция, свобода слова, сменяемость власти, независимый суд. Суд – один из основополагающих камней в том, чтобы в России ситуация заметно улучшалась на наших глазах, а не только в сводках Росстата. Никакого тренда на демократизацию в России в 2019 году я не увидел. Скорее наоборот, можно говорить о том, что оппозиция нашла некое технологическое решение, для того, чтобы бороться если не за победу на выборах, то за поражение «Единой России» на выборах. В ответ на это Кремль только ужесточил политические репрессии и свои гонения на политических активистов, которые придерживаются иных точек зрения. Поэтому если говорить о генеральном направлении в борьбе с коррупцией, как демократизации государства, жизни, то, конечно,  в 2019 году Кремль задал прямо противоположный тренд. Если этот тренд будет продолжен в 2020 году, то мой прогноз в отношении коррупции – дальнейшее процветание.

- Пока из конкретного негатива вы назвали рост НДС до 20%. Кому от этого стало плохо? Мне кажется, что обыватель этого просто не заметил. Я как ходил в джинсах, так в них и хожу.

– Налог на добавленную стоимость – это добавка к цене. Грубо говоря, с 1 января 2019 года цены всех товаров выросли на 2%. И когда мы говорим, что экономика за год выросла на 1,3% даже если доля доходов населения осталась неизменной, то мы всё равно за все товары и услуги, которые потребляем, стали платить больше. Это и привело к тому, что наш уровень жизни не вырос, притом что экономика растёт. Человеческое сознание устроено таким образом, что мы не фиксируем цены каждый день. Хотя, наверное, есть те, кто ведут ежедневный учёт и могут сравнить цены сегодня, год назад, пять лет назад. И повышение трат на товары шло постепенно из-за роста НДС. Действительно, сложно увидеть эти +2% к НДС. Но вы как ходили в прошлогодних джинсах, так и ходите. Новые не купили. Те деньги, которые могли на это теоретически пойти, они незаметно растворились в более высоких ценах на все товары.


- Мы с вами в сентябре говорили про бюджет страны, когда стало понятно, что власти намерены увеличивать сбор «неуглеводородных» налогов. Уже после вашего «сдержанного реализма» эксперты-экономисты из разных профильных вузов раскритиковали проект бюджета на 2020–2022 годы за «излишний оптимизм». Заявленный рост экономики в 2020 году на 1,7%, а тем более 3% в 2021 – это нереально. Кому верить, Минэкономразвития или внешним экспертам?

– Мухи отдельно, котлеты отдельно. Мы можем ещё обсуждать прогнозы на 2020 год. Но прогноз 2021 года мы сможем делать не раньше, чем в конце 2020 года, как и прогноз по 2022 году в конце 2021-го. Состояние российской прогностической практики и науки не настолько хорошее, чтобы мы могли точно что-то прогнозировать на 3 года вперёд. Если по 2019 году рост действительно будет в пределах 1–1,5%, то 1,7% в 2020 году вполне реалистичная цифра. Я не вижу тут супероптимизма. Но повторюсь, качество Росстата в последние полтора года резко ухудшилось. Всё, что экономика недоберёт с точки зрения реального роста, Росстат может досчитать. Поэтому анализировать десятые доли процента экономического роста можно с учётом настроения тех, кто в данный момент в Росстате вычисляет эти цифры. Прогнозы про 3% в 2021-2022 годах слишком оптимистичны. Но это вообще ни на что не влияет, при всех разговорах, что бюджет России принимается на 3 года. Это просто неправда. Каждый год бюджет всё равно пересматривается. Есть нераспределённые расходы, негарантированные доходы. Осенью 2020 года (скажем, в октябре) мы увидим это. Поэтому я не сторонник прогнозов больше, чем на год вперёд. Это по принципу: в пианиста просьба не стрелять, он играет, как умеет. В российской бюджетной практике есть большая проблема, связанная с тем, что, как правило, бюджетные расходы идут по 31 декабря. И если вы что-то не потратили до 31 декабря, дальше всё начинается с чистого листа. Попытка построить трёхлетний бюджет, это желание сделать продолжительной жизнь бюджетных организаций. Чтобы жизнь не заканчивалась с наступлением 1 января, чтобы все понимали, что у них есть гарантированное финансирование на будущий год. Но на практике так не получилось. На практике на уровне агрегированных цифр как бы делать трёхлетний бюджет удаётся. А вот по практике выдачи бюджетных обязательств, для бюджетополучателей, видно, что Минфин до этого не дошёл. Но, понимаете, это всё можно требовать от Минфина, когда он подотчётен. Когда есть политики, которые провозглашают, что они это сделают. А если не сделали, они проигрывают на выборах. Вот тогда Минфин будет стараться выполнять обещания. А если политики будут обещать что угодно, а потом рисовать себе любые цифры на выборах для гарантированного продолжения работы, то Минфин действует дальше так, как ему удобно. Для любого чиновника и бюрократа выгоднее ничего не менять. Ехать по наезженной колее, ничего не трогая.

- Курс доллара в декабре 2018 года был в коридоре 66-69 рублей. В прошлом декабре на старте было 62 рубля. Рубль крепнет в рамках календарного года. Признак того, что Россия на самом деле перестаёт быть «сырьевым придатком Запада»?

– Нет. Мне не кажется, что это признак того, что Россия перестаёт быть сырьевым придатком Запада. РФ остаётся сырьевым придатком Запада, но становится ещё и сырьевым придатком Востока, то есть Китая. Двуглавый орёл пытается глядеть в обе стороны и находить, где лучше и глубже. На самом деле мне кажется, что это укрепление рубля – признак окончательного прекращения действия финансовых санкций в отношении России. Не секрет, что в значительной мере девальвация российской экономики, которую страна испытала в 2014-2015 годах, была связана не только с падением цен на нефть, но и с введением американских санкций, когда российские банки и компании оказались отрезанными от западного рынка капитала. А сейчас ни о каких санкциях в отношении российской экономики в целом говорить не приходится. Все в целом занимают на Западе объёмы кредитов не меньше, чем это было до 2014 года. Поэтому и на валютном рынке ситуация нормализуется. Если посмотреть на предыдущие периоды, когда цена на нефть была в том же коридоре $60-65, то нынешняя цена доллара около 65 рублей выглядит нормально. 

- В 2020 году рубль снова напугает своими трёхзначными цифрами? Вы много напоминаете про середину прошедшего десятилетия. Был доллар и по 100 рублей.

– Чтобы доллар стоил 100 рублей, нужно, чтобы нефть стоила $25 или чтобы были введены новые, гораздо более жёсткие санкции, чем те, которые есть сегодня. На мой взгляд, вероятность того, что доллар будет не то что 100, а хотя бы 80 рублей, в 2020 году крайне мала.

- Не зря санкции у нас в пропаганде остались едва ли не благом.

– Экономика России теряет около 2% ВВП ежегодно от общего действия санкций. Но человек привыкает ко всему. Многие привыкли вместо сыра питаться сырным продуктом, вместо растительного масла иметь в продуктах пальмовое масло. В какой-то момент тебе показалось, что вкус изменился. Прошла пара месяцев, и вроде так оно и было. Человек привыкает и к плохому, и к хорошему. Вообще ярким индикатором стагнации доходов населения являются продажи новых автомобилей. Чёткий и работающий ежемесячный показатель. И мы видим, что продажи новых автомобилей в России начали снижаться. Рост прекратился. Это говорит о том, что население лучше не живёт, потому что экономика не растёт. 

- Эксперимент с самозанятыми распространят ещё на 19 регионов, в том числе на Петербург. Насколько это удачная затея?

– Я убеждён, что это правильно и справедливо со всех точек зрения. Налоги должны платить все жители государства, которые получают доход. Самозанятые тоже получают доход. Они должны оплачивать и президента Путина, и мэра своего города с губернатором, и безопасность с армией, все дотации и субсидии для «Газпрома» и «Роснефти», которые им даёт государство. Не считаю, что самозанятые должны иметь ещё какие-то льготы, кроме самого режима самозанятых. Это, по сути, и есть налоговая льгота. Ставки налогов существенно ниже. Судя по сводным данным ФНС, в первых пилотных регионах достаточно большое. А это говорит о том, что люди либо действительно вышли из тени и стали декларировать своих доходы, либо люди каким-то образом научились свои текущие доходы трансформировать в самозанятые. Нужно дождаться подробных цифр о том, как это было в первых пилотных регионах в 2019 году. Расширение эксперимента, самой практики налогообложения самозанятых на 19 регионов, абсолютно правильно. Рано или поздно Россия должна будет прийти к тому, что эта практика будет персональной во всех регионах.

- Эксперты, которые говорили про последний вариант трёхлетнего бюджета неприятное для Минэкономразвития и Минфина, пророчат падение цен на нефть. Но Кремль же с ОПЕК научился рулить объёмами добычи. Что или кто нам помешает радоваться нефти по 65 долларов за бочку?

– Я скептически отношусь к способностям любых экспертов-экономистов прогнозировать цены на нефть. Если бы они умели это делать, то они бы уже не были экспертами-экономистами, а стали бы миллионерами, мультимиллионерами или даже миллиардерами. Насколько я знаю, никто из них не проделал этот путь. А это означает, что всем их прогнозам грош цена. Никто не знает, какой будет цена на нефть в 2020 году. Мне кажется, что Россия с ОПЕК научились каким-то образом реагировать на то, что происходит на нефтяном рынке. Научились достигать компромиссов, ограничивать добычу. Надо заметить, что последние пару лет все эти соглашения по добыче работают достаточно аккуратно. Большинство стран выполняет свои обязательства. Прогнозируя продолжение тренда, что Россия и ОПЕК научились это делать, думаю, что они и будут это продолжать делать и в 2020, и в 2021 году.

- Газ. Только что открыли трубу в Китай, «Сила Сибири» называется. С украинцами вроде как договорились о транзите. Теперь напродаём ещё больше, чем прежде?

– Необоснованный оптимизм, если вы не издеваетесь. Экспорт газа в Китай первый год будет совсем маленьким – 5 млрд кубометров. Это притом что Россия ежегодно экспортирует около 200 млрд кубометров газа. Плюс 2,5%. Это всё в пределах колебания цены на газ, так что никакого особого экономического бенефита российская экономика от начала экспорта в Китай не увидит. Тем более что мы до сих пор не знаем ценовых условий контракта с КНР. Насколько вообще это выгодно. Зарабатывает ли на этом «Газпром» или это целиком альтруистический проект по поддержанию китайской экономики. Газ – наше всё. Но никакой заметной поддержки российской экономике от него в 2020 году ожидать не следует.

- Нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин категоричен. Он говорит, что «Сила Сибири» – это «показуха», которая не окупается. Почему национальное достояние больше не так маржинально?

– «Газпром» никогда не был суперприбыльной компанией. В отличие от Крутихина, которого я уважаю и считаю одним из ведущих экспертов по нефти и газу. Но всё же никогда не стоит говорить никогда. Мы не знаем, сколько денег пошло на строительство газопровода, на каких условиях привлекались деньги, какие банки давали кредиты. Поэтому говорить, что газопровод никогда не окупится, я бы не стал. И потом, окупаемость газопровода – это финансовые показатели «Газпрома». А рост экспортной выручки от роста экспорта российского газа – это показатель платёжного баланса для всей российской экономики. Я говорил о первой части. И в этом смысле страна не почувствует начала экспорта газа китайцам. На эти 5 млрд кубометров для «Силы Сибири» вполне может упасть экспорт в ЕС, если зима будет тёплой, в силу того, что во второй половине 2019 года «Газпром» закачал в хранилища европейские столько газа, что первый квартал 2020 года пройдёт в основном за счёт этих запасов. Нового спроса на наш газ в начале года там не появится. 

- «Северный поток – 2». Обещан пуск в 2020 году. США удастся ещё затянуть ввод этой трубы в эксплуатацию?

– В последние месяцы США уже никак не могли затягивать эту историю, потому что единственной страной, которая сдерживала строительство, была Дания. Но Дания в итоге дала разрешение. Строительство закончится совсем скоро. Судя по тому, что я вижу в Вашингтоне, мне кажется, что у американской администрации нет такого уж сильного желания вводить какие-то смертельные санкции против «Северного потока – 2», несмотря на всю риторику и то, что в конгрессе существует достаточно устойчивое большинство в поддержку этого вопроса. Если бы администрация Трампа хотела ввести санкции против «Северного потока», она вполне могла бы это сделать без нового закона, а на основании санкций 2017 года. Но, как говорят в Вашингтоне, министр финансов Стивен Мнучин выступает категорически против введения каких-либо новых антироссийских санкций. Он смог заблокировать решение этого вопроса в Белом доме. Повлияет ли на позицию Мнучина новый закон? Сомневаюсь. Администрация Трампа научилась не выполнять законы. Мы это хорошо увидели на примере закона о санкциях за применение химического оружия, когда Госдеп не вводил вторую волну санкций за отравление Скрипалей в Лондоне. А потом, когда всё-таки ввёл, то оказалось, что эти санкции совсем не те, которые были прописаны в законе. Другими словами, «Северному потоку – 2» со стороны США почти ничего не угрожает. Но Америка, если захочет, сможет блокировать работу этой трубы, даже если она начнёт работать. Пока этого желания не видно. Пока на работу этих газопроводов гораздо большее влияние оказывают европейские власти. Принятое в 2019 году ограничение, что нельзя загружать мощности обеих ниток «Северного потока» русским газом больше чем на 50%, говорит о том, что два «Северных потока» в итоге будут работать с мощностью одного. Два по цене одного. Поэтому вряд ли экономика России, да и сам «Газпром», получат что-то новое после запуска «Северного потока – 2».

- И всё же. Рано или поздно приоритеты в экономике будут меняться. Владимир Путин в 2019 успел дать зелёный свет многомиллиардным тратам на искусственный интеллект. Все знают, что наши технари с младых ногтей лучше всех на планете Земля. Мировые чемпионаты по программированию выигрывают то студенты ИТМО, то МГУ. Газ закончится, мы искусственным интеллектом доберём?

– Боюсь, что это история про освоение бюджетных средств. И у меня нет никаких сомнений, что те 400 млрд рублей, которые решено потратить на это дело до 2025 года, будут успешно освоены. А может быть, даже больше освоят на создание искусственного интеллекта или потустороннего интеллекта. За этим у них дело не встанет. Конечно, я очень высоко оцениваю качество российских мозгов, качество российского образования в отдельных вузах и по отдельным специальностям. Не секрет, что многие российские учёные и изобретатели успешно работают во многих иностранных компаниях. С мозгами и креативностью у России всё в порядке. Но ни искусственный интеллект, ни какие-то другие прорывные технологии, не создаются по указу президента. Даже если это президент США Дональд Трамп. Государство может поддерживать развитие бизнеса в части развития технологий ИИ. Но надеяться на то, что государство выделит денег тому же «Роснано» или «Ростеху», а они на эти деньги наймут лучших учёных и осуществят тот самый технологический прорыв, нельзя. Невозможен прорыв в монопольной экономике, подконтрольной государству. Посмотрите, сколько денег закачали в «Роснано». Эффект от деятельности этой компании близок к нулю, если не сказать, что он отрицательный. «Ростех» обладает немереными финансовыми ресурсами, фактически забрал себе доходы от экспорта вооружений, и опять мы никаких прорывных технологий от этой компании в жизни не видим. Верить, что подписанный Путиным указ что-то изменит, могут только самые наивные люди. 

- А во что верить? Доля расходов бюджетной системы на образование сократится с 3,8% в 2020 году до 3,6% в 2022-м, а расходы на здравоохранение по отношению к ВВП составят 3,6% в 2020 году и 3,4% в 2022-м. В искусственный интеллект и осталось верить.

– Сокращение трат на здравоохранение, образование и культуру – это самое лучшее подтверждение того, что Кремль и дальше намерен проводить политику «пушки вместо масла». На оборону, полицию, Росгвардию, бюрократию, чиновников денег никто не жалеет. Это приоритеты российской власти. Мне кажется, тут можно поставить точку в обсуждаемом вопросе.

- В середине декабря ЦБ понизил ключевую ставку на 0,25%, до 6,25% годовых. Эксперты в государственных медиа ждут чуть ли ни расцвета кредитования в будущем году. Действительно кредитование россиян рискует стать чуть человечнее? Бежим за ипотекой или продолжаем стараться быть независимыми?

– Я не готов давать универсальный совет – все бежим за ипотекой. Мне кажется, что ипотека по ставке 2%, которую Дмитрий Медведев ввёл для Дальнего Востока для молодых семей, вещь хорошая. Если вы уверены в своих доходах в том регионе, то это точно выгодно. С учётом официальной инфляции в 3,5 %. Конечно, есть прямая связь между ставками по кредитам и теми ставками, которые устанавливает ЦБ. Мы видим, что ставки и по ипотеке, и по потребительским кредитам, и по кредитованию промышленных компаний двигаются вместе со ставкой ЦБ. Но расцвета кредитования экономики в 2020 году я бы ожидать не стал. Мы возвращаемся в начало разговора. Это вопрос о рисках, которые берёт на себя российский бизнес. Считает ли он правильным брать взаймы, чтобы пытаться развивать мощности, зарабатывать больше и смело смотреть в будущее, или он боится, что к нему завтра придёт некто кошмарящий и заберёт то, что он смог заработать. Мне кажется, что проблема российской экономики сегодня не в том, что она не хочет расти, а в том, что бизнесмены боятся потерять всё, что они могут заработать.

- 2019 год показал эффективность ранее принятого решения о повышении пенсионного возраста? Как-то забыли все эту историю. Когда вспомнят?

– Ничего принципиально нового в 2019 году мы не узнали здесь. Все эффекты понятны. Минфин экономит какие-то сотни миллиардов рублей на дотациях Пенсионному фонду и будет экономить следующие 9 лет, счастливо потирая ручонки. Минфин складывает все эти деньги в свою кубышку. Как сказал Алексей Кудрин, а эту цифру пока никто не опроверг, что расходы бюджета сильно ниже запланированных. Это означает, что рост НДС и повышение пенсионного возраста привели к тому, что денег в бюджете стало больше, а порочная практика Минфина привела к тому, что вырученные деньги государство не способно потратить. Нет позитива. Прямо негативный эффект. Если Минфин хотел затормозить рост экономики таким образом, он это и получил. 

- К Новому году пенсионерам сделали ещё один подарок. Путин заморозил накопительную часть пенсий до 2023 года. Зачем?

– Это «техническое» решение. По непонятным мне причинам они сохраняют накопительную часть пенсий, хотя все эти деньги уходят в Пенсионный фонд – это и называется заморозкой. Зачем они это могут делать? Им бы понедельники взять и отменить! Я не понимаю, почему они этого не делают. Получила ли власть весь негативный эффект от пенсионной реформы, мне кажется, говорить пока рано. Нужно дождаться 2021 года, когда будут выборы в Госдуму. В тот момент тема повышения пенсионного возраста снова выйдет на поверхность в политических дискуссиях. Пока же ясно, что рейтинг доверия Путину и власти резко снизился после пенсионной реформы. Как это скажется на политическом ландшафте, мы скоро увидим.

- Да забыли уже все про проседание рейтинга Путина из-за пенсионной реформы. Методику подсчёта поменяли, и у ВЦИОМ ниже 70% доверия президенту дальше не случалось. У «Левада-центра» тоже весь 2019 год было ровно, правда, в районе 40%.

– Про постоянно высокий рейтинг я вам так скажу. Кто является самым популярным человеком в концлагере? Конечно, начальник лагеря. Никто рядом с ним не может встать, даже приблизиться сложно. Можете ли вы стать чемпионом в олимпийской стометровке? Да, можете, если вы сами себе будете отбирать конкурентов. То, что авторитарный лидер является самым популярным политиком, это всё равно, что говорить «дважды два – четыре». Стран с авторитарным управлением десятки. Везде лидер является самым популярным политиком. Но популярность такого политика заканчивается в день, когда его свергают, или когда он умирает. В день, когда он теряет власть, вся его популярность куда-то исчезает, а его историческое наследие и все заслуги перед страной забываются. Владимиру Путину ещё предстоит дойти до этой точки.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор