Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

06:32 19.06.2019

«Трудно представить, что бизнесмены не смогут обойти решение бюрократов». Как Европарламент «режет» по «Северному потоку-2»

Советник при правительстве РФ Леонид Григорьев не видит причин для истерики после решения Европарламента ограничить прокачку российского газа через «Северный поток-2».

«Трудно представить, что бизнесмены не смогут обойти решение бюрократов». Как Европарламент «режет» по «Северному потоку-2»

Александр Коряков/Коммерсантъ

Парламент ЕС ужесточил правила работы иностранных газопроводов. «Это конец русской монополии»,  – говорят евродепутаты. Главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве РФ Леонид Григорьев не видит «необходимости впадать в истерику». Политики Европы пока не научились влиять на экономику настолько, чтобы отменять ранее принятые решения, пояснил «Фонтанке» член Совета по внешней и оборонной политике.

Леонид Григорьев//Сергей Фадеичев/ТАСС
Леонид Григорьев//Сергей Фадеичев/ТАСС

– Леонид Маркович, Европарламент принял новую директиву по газопроводам. Теперь 50% пропускной мощности «Северного потока-2» должны резервироваться для «альтернативных поставщиков», а компания-оператор обязана быть независимой от «Газпрома». Докладчик вопроса прямо заявил: «Это конец газовой монополии на европейском рынке». Это плохо или очень плохо для РФ?

– Во-первых, принятые ранее решения обычно не имеют обратной силы. Большинство решений по иностранным трубопроводам, о которых мы говорим, уже принято, в частности в Еврокомиссии. Были сложные переговоры между Францией и Германией. Не надо забывать, что главные решения принимает Германия (глава МИД ФРГ заявил, что страна не откажется от «Северного потока-2»). Чисто технически масса вещей может меняться промежуточными юридическими инструментами. Но мне трудно себе представить, что бизнесмены не смогут придумать, как обойти решение, принятое бюрократами. Правовую часть оценивать рано. «Газпром» и «Северный поток» относятся к принятым в ЕС решениям спокойно. И я не вижу необходимости впадать в какую-то отдельную истерику.



Во-вторых, этот газ Европе нужен. Он нужен и Германии, и Голландии, просто потому, что добыча на месторождении Гронинген (газовое месторождение на севере Нидерландов, открытое в 1959 году. – Прим. ред.), откуда шёл большой газ в Европу, резко упала, а «голландская болезнь» осталась (общепринятый термин, характеризующий высокую зависимость экономики Нидерландов от газа. – Прим. ред.). Примерно на размер, по крайней мере, одной трубы «Северного потока-2». Одна труба строящегося газопровода – это даже не полное замещение выпавшего газа из Гронингена. На том месторождении полости, регулярные мини-землетрясения (с 1994 года район пережил более 900 землетрясений магнитудой до 3,6 балла. – Прим. ред.). Добыча там закрыта. Её нужно компенсировать. И вы просто заводите в их трубу другой газ. Все счастливы.

– И деваться им пока некуда?

– Не в этом дело. Это нормальная коммерция. Был один газ, перешли на другой. Та же труба, та же система распределения. Никаких дополнительных издержек. И это можно сделать быстро. Потребителей голландских и европейских это устраивает. Правительства местные устраивает. Но это не устраивает тех, кого вообще не устраивает всё, что связано с Россией. На Балтике мы найдём несколько таких стран. Во-вторых, это не устраивает американцев, которые хотят, чтобы в том регионе быстро строились порты по разжижению газа, которые можно загрузить американским сланцевым газом. Они этого хотят, потому что российские контракты на трубопроводный газ – долгосрочные. Эти контракты уходят в 2030-е годы. Мы должны им поставлять примерно по 120 млрд кубометров. Однако когда закончится действие российских газовых контрактов, через 10 с небольшим лет, сжиженный газ станет очень ценным для Европы. Я именно так понимаю логику американцев. Их газовую стратегию.

– Сжиженный газ может заменить газ трубопроводный?

– Сжиженного газа на рынке и сегодня много. Но у Европы есть нормальные, выгодные контракты на наш трубопроводный газ. И эти контракты будут выполняться.

– Ваши коллеги, в частности аналитик Михаил Крутихин, ранее отмечали, что роль сжиженного газа будет расти, и Россия в этом процессе не самый последний игрок, а Украина лишится нашего газа через 5 лет. Мы сможем конкурировать с другими производителями без газопроводов?

– Можно, я не буду комментировать коллег? Да, поставки нашего сжиженного газа будут расти. Сказать, что он сможет заменить газ из трубы в 2030-е годы, будет просто непрофессионально. Этот газ конкурирует с трубой уже сейчас. Но мы сегодня говорим про «Северный поток-2». И именно этот газ – будущий конкурент американского сланцевого газа, который продавливают на европейский рынок. Это коммерция. То, что есть некая упаковка в политику в этих процессах, на мой взгляд, не существенно. Но есть одна хитрость. Если нет «Северного потока-2» и газ нельзя провести с севера России на север Европы по прямой, тогда его придётся гнать с севера России на самый юг страны, а потом проталкивать в обход Украины. И это намного дальше. Экономически такой путь становится бессмысленным при наличии альтернативных источников. От Украины ждут скидок на транзит. А когда вы гоните газ по дну моря, вы Посейдону не платите. А за наземный транзит платить надо.

– При всём этом вы, как и постпред РФ при ЕС Владимир Чижов, не можете назвать решение евродепутатов проблемой для «Газпрома»? Напомню, что это не первый такой шаг. Месяц назад они призвали свои правительства вообще отказаться от «Северного потока-2».

– Проблема с загрузкой трубы некими иными поставщиками – это экономический абсурд. Да, его можно ввести юридически. Но никаких других источников газа в районе Балтийского моря с этой стороны в размере 30 млрд кубометров просто нет. Немцы и голландцы ведут себя крайне тихо. Обратите внимание. Они за всем этим наблюдают молча. Но мы не можем сказать, как эти решения сработают в будущем. В этом решении евродепутатов при желании можно разглядеть попытку оставить Россию в качестве плательщика за транзит газа через Украину.

– То есть новую директиву по газопроводам можно трактовать как своеобразную помощь Украине, которая рискует потерять весь российский газ через несколько лет? Украина ищет альтернативы. Например, предлагают ЕС использовать свои подземные хранилища газа после прекращения транзита.

– Всё что мы слышим – это заявления Киева, что они могут потерять транзит после ввода в эксплуатацию «Северного потока-2». Оптимизма у них нет. Но мы обсуждаем Украину не вовремя. У них сейчас выборы. Я люблю «Фонтанку», но не люблю комментировать такие вопросы во время выборов. Это просто неправильно. И я не согласен с громкими репликами, что они лишатся газа через несколько лет. Про Украину договорим после выборов.

– Заявления официальных представителей РФ о том, что «всё будет хорошо» с российским газом, корректируются не раньше, чем поменяется власть в Германии, главном интересанте в «Северном потоке-2»?

– Это вообще никак не связано. К тому времени, когда там власть поменяется, всё уже будет работать.

В свою очередь, постоянный эксперт «Фонтанки» – экономист, профессор ВШЭ Евгений Коган считает, что решение Европарламента ограничить присутствие российского газа в «Северном потоке-2» будет иметь негативные последствия для «Газпрома» в будущем, несмотря на провоцирование роста цен на газ.

Новость из ЕС забавная. Она означает, что Европой управляют из-за океана. Американцы продавили Европарламент, который во имя независимости от России, типа борьбы с монополиями, решил сделать «Северный поток-2» недозагруженным. Реализация этого ограничения приведёт к дефициту газа в Европе. Дефицит будут покрывать более дорогим американским газом. Американцы продавили себе рынок (в конце февраля министр энергетики РФ Александр Новак называл действия США по продвижению своего газа на рынки ЕС «абсолютно циничными». – Прим. ред.). Это гигантский рынок, гигантские деньги. В этой борьбе любые средства хороши. И санкции, и шантаж, и политическое давление. Один из методов вот такой. Но мы тоже виноваты. Когда мы стали использовать газ как орудие политического давления, мы в итоге доигрались. Действие равно противодействию.

Согласен с коллегой Григорьевым, что вопрос применения новых правил в условиях действия ранее принятых решений спорный. Договорённости обратной силы не имеют. Очевидно, что трубопровод будет достроен. И в ближнесрочной перспективе проблем с его запуском не видно. Но то, что в долгосрочной перспективе этот рынок будет поделен между Россией, США и несколькими относительно небольшими производителями типа Израиля, – абсолютный факт. То, что цена на газ будет расти, – тоже факт. Цена на американский газ выше. И получается классическая история про «куплю билет и сойду назло кондуктору».

Это постепенно будет происходить, в течение 2–4 ближайших лет. ЕС хочет экономической самостоятельности, но они не понимают, что попадают в другую «самостоятельность». Не думаю, что решение ЕС сильно поможет Украине. В худшем для них варианте им просто будут поставлять дорогой американский газ (в марте США признали, что поставки их сжиженного газа на Украину невозможны из-за проблем в Керченском проливе. – Прим. ред). Заявления о том, что «Северный поток-2» лишит их нашего газа, вполне реальны.

Что касается немцев. И они понимают, что зависеть от янки им тоже не очень нужно. Как смена власти в Германии повлияет на наши контракты, сказать сложно. Но они исключительно разумны. Они крайне прагматичны. Думаю, что наши ребята понимают, что с будущей властью в Германии нужно уже работать (потенциальная преемница Ангелы Меркель на посту канцлера ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр ещё в феврале признала необходимость «Северного потока-2». – Прим. ред.).

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Справка:

.Проект «Северный поток 2» предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. Трубопровод планируется достроить в 2019 году. Он пройдет через территориальные или исключительные экономические зоны стран, расположенных вдоль берегов Балтийского моря – РФ, Финляндии, Швеции, Дании и Германии. Из перечисленных стран осталось получить разрешение на строительство только от Дании. «Газпром» 1 апреля сообщил , что уложил по дну Балтийского моря уже 915 километров труб, что составляет около 37% от общей протяженности газопровода. В начале весны 2019 года сообщалось, что США США рассматривают дополнительные санкции против «Северного потока 2».

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор