Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:24 22.11.2019

«Население вообще не знает, какие налоги платит». Сергей Алексашенко про пополнение нового бюджета страны за счёт граждан

Правительство РФ хочет поменять схему пополнения бюджета. Нефтяники будут отдавать меньше, а «несырьевые отрасли» больше. Почему это пока не страшно, «Фонтанке» разъяснил бывший замминистра финансов РФ Сергей Алексашенко.

«Население вообще не знает, какие налоги платит». Сергей Алексашенко про пополнение нового бюджета страны за счёт граждан

Сергей Алексашенко//Александр Щербак/Коммерсантъ

За три года с бизнеса и населения соберут дополнительно 2,2 триллиона рублей, а нефтегазовые налоги, наоборот, сократят, следует из проекта бюджета на 2020-2022 годы, который на днях опубликовал Минфин. Если в 2019 году нефтяные доходы запланированы в размере 7,8 трлн рублей, а несырьевые – 12,1 трлн, то в 2020 при доходах казны от нефти и газа на уровне 7,7 трлн остальная экономика и население принесут в казну 14,3 трлн. Почти половину дополнительных сборов в ведомстве Антона Силуанова намерены собрать в виде налогов на внутреннее производство.

Желание Минфина нагрузить дополнительными налогами несырьевые отрасли страны не является проблемой. Люди всё это заметят навряд ли, учитывая, что они вообще слабо понимают, какие налоги с них берёт государство, рассказал «Фонтанке» замминистра финансов РФ и первый зампред ЦБ в 1995-98 годах Сергей Алексашенко. Происходящее говорит о суперконсервативной политике экономических властей России, за которой стоит «неведомая логика принятия решений, исходящая из другой картины мира». «Может, уже приказ был: мы готовимся к войне, копите резервы», – ставит экономист риторический вопрос.

- Новый проект бюджета России на 2020-2022 годы от Минфина говорит, что новые поступления в бюджет в 2 с лишним триллиона рублей в большой степени лягут на плечи несырьевого сектора, то есть на бизнес и граждан. Что опять не так с экономикой при растущих ценах на нефть?

– Фраза «лягут на плечи» очень красивая, но бессодержательная. Нет никаких специальных решений в проекте этого бюджета. Это просто арифметическая оценка того, как Минфин видит будущее. Но на самом деле картина мира может оказаться другой. Есть плановый бюджет, а будет фактический, в котором много чего может измениться. Если очень грубо, то доходы федерального бюджета состоят из трёх частей.


Первая – это нефтегазовые доходы, которые зависят от цены на нефть. Это налог на добычу полезных ископаемых и экспортная пошлина. Если в проекте бюджета увеличить цену на нефть, то они становятся больше, если занизить – меньше. В проекте бюджета цена на нефть снижается, поэтому нет ничего удивительного, что сумма нефтегазовых доходов как доля от ВВП снижается. Это не отменяет того, что нефтегазовые компании получают льготы, налоговые послабления, но в макроэкономическом смысле, с точки зрения влияния на бюджет, это не столь сильное явление, как о нем пишут.

Вторая часть доходов – внутренние, связанные с внутренней экономикой. Это НДС, акцизы и налог на прибыль. Налог на прибыль играет небольшую роль в федеральном бюджете, а если сравнить 2019 год с 2020-м , то там в номинальном выражении прирост минимальный, с 1180 до 1210, то есть ровно 30 млрд рублей, что составляет 2,5%. А при условии, что в бюджет заложены инфляция на уровне 3-4% и еще экономический рост на уровне 2%, то получается, что налог на прибыль в реальном выражении становится меньше.

Доходы бюджета от НДС растут примерно на 7%. Но при инфляции 3% и 2% экономического роста, в реальном выражении получается рост всего на 2%. Конечно, это ложится на плечи потребителя, но я бы не стал говорить, что это серьезное изменение ситуации. То есть – есть ложь, большая ложь и статистика. Реально эти цифры означают гораздо меньше. Третья часть доходов бюджета связана с импортом – НДС и акцизы на импорт, которые в данном случае остаются вне нашего внимания.

фрагмент проекта бюджета Минфина на 2020-2022 годы
фрагмент проекта бюджета Минфина на 2020-2022 годы
Министерство финансов РФ

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Что не отменяет желания государства лучше собирать налоги с граждан. Каковы масштабы сокрытия налогов в России?

– Если вы живете в России, покупаете все для своего потребления в российских магазинах, то уйти от НДС и акцизов невозможно. И косвенно нельзя уйти от налога на прибыль тех компаний, которые товар продают. Неважно, серой или белой зарплатой вы рассчитываетесь. По последней оценке Росстата, в России примерно 13% экономики работает в серой зоне. Это легальная деятельность, не наркотики и проституция, но при этом уклоняющаяся от налогов.

- Соответственно, цифра по росту НДС, о которой вы сказали, в некотором смысле дает надежду на корректировку этой проблемы?

– Она не противоречит сделанной мной оценке. Руководитель ФНС Мишустин вообще считает, что уклонение от НДС минимальное. И вопрос, за счет чего они хотят получить 2% роста. Если уклонение составляет ровно 2%, то получается, что к концу года уклонения быть не должно.


- Зачем тогда нужны эти цифры? Кто главный выгодоприобретатель от таких статистических «манёвров»?

– Главным выигравшим станет министр финансов Силуанов, который живет с психологией кассира-бухгалтера, для которого самое главное, чтобы приход в кассу превышал расход. При такой политике консервативного бюджетного планирования у него точно будет неплохой прирост денег в кассе. Нефтяные компании будут в выигрыше настолько, насколько им удастся пробить дополнительные льготы. По факту нефтяные компании платят налоги не с прогнозной цены на нефть, а с фактической, которая может быть выше. Поэтому сказать, что кто-то из них, Сечин или Алекперов, выиграет от запланированной в бюджете более низкой цены на нефть – несерьезно.

- То есть это такое грамотное планирование?

– Это не грамотное планирование, а сверхжесткое бюджетное правило, которое Минфин пока соблюдает. Доходы от добычи и экспорта нефти при цене выше 42,4 доллара идут в фонд национального благосостояния, а не тратятся на текущие расходы. В моем понимании, федеральный бюджет вполне мог обойтись без повышения НДС, достаточно было слегка повысить цену отсечения нефти. Но мы же не знаем, какие внешнеполитические фокусы готовит нам Кремль. Вдруг собирается пойти на обострение со всем миром, ожидает введения новых санкций, и в этой связи ему срочно нужно накапливать резервы. Как, например, было в конце 2014-го –2015-м году, когда доходы бюджета резко упадут, рынки внешних заимствований будут закрыты, а внутренних накоплений в экономике нет, и они не смогут профинансировать дефицит бюджета, чтобы сохранить текущий уровень бюджетного финансирования. А может, уже приказ был: мы готовимся к войне, копите резервы. Враг у ворот. Я думаю, в Кремле существует неведомая нам логика принятия решений, исходящая из другой картины мира.

- Население что-то почувствует от этих колебаний с бюджетной политикой?

– При нынешней налоговой системе большая часть российского населения вообще не знает, какие налоги она платит. Бюджет 2019 года не предусматривает повышения налоговых ставок, поэтому сказать, что население почувствует что-то, связанное с налогами, это вещь невероятная. Население может говорить о низких зарплатах, о растущих ценах, а вот про высокие налоги я не слышал, чтобы говорили. Когда НДС повышался, была некая волна, но она уже сошла на нет. Забыли эту тему. В Америке, например, приходят демократы к власти и повышают налоги. И никто как-то на демонстрацию не ходит. Да, неприятно, но повысили и повысили. Население, как правило, в любой стране терпит повышение налогов, понимая, что бороться с государством практически невозможно. Правда, на нашей памяти был недавно случай с «желтыми жилетами» во Франции. Там все началось с повышения акцизов на бензин, а цены на бензин в этой стране и без того очень высокие (110-120 рублей за литр в пересчете на рубли). В тот момент, когда протест «желтых жилетов» стал массовым и с элементами, как у нас говорят, массовых беспорядков и активного сопротивления правоохранительным органам, правительство пошло назад.

- В России, по вашему опыту, как вообще выглядит принятие неоднозначных экономических решений? Есть оценка рисков, в том числе политических, при 20 миллионах граждан, живущих за чертой бедности?

– Мне кажется, что российская власть, принимая любые решения, в том числе связанные с налогами, может быть, и думает о каких-то рисках, но точно не принимает их во внимание и не готовит какие-то контрмеры, живя по принципу «пока рак на горе не свистнет, мужик не перекрестится». Взяли и повысили пенсионный возраст. Население стало возмущаться. Вышел президент Путин и сказал: окей, делаем небольшие поблажки, все успокоились и протест сошел на нет. Повысили НДС, население повозмущалось, но уже не так активно. Ну раз вы не возмущаетесь, оставим все, как есть. Поэтому мне кажется, что власти оценивают не столько риски при принятии решений, сколько внимательно смотрят на реакцию. И, в зависимости от реакции, либо что-то меняют в своих предложениях, либо оставляют все, как есть.

- Чем российская фискальная политика сегодня принципиально отличается от других стран?

– Если не брать в расчет все, что связано с налогообложением нефти, то все европейские страны имеют НДС, налог на прибыль, акцизы, подоходный налог, налог на имущество – то есть все те же налоги, что существуют у нас . А вот пока у России была экспортная пошлина на нефть (пока от нее не начали постепенно уходить), наша страна была удивительным созданием. Такое я встречал только где-то в арабских странах. Сейчас Минфин делает очередной маневр, когда от этой пошлины хочет уйти и перейти на налог на добавленный доход. Все равно это будет специализированная система налогообложения нефтяного сектора. А что касается бюджетного правила, цены отсечения, резервных фондов, то Россия полностью скопировала все это с Норвегии.

- Нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин считает, что добыча российской нефти будет падать уже в 2020-2021 годах, со всеми вытекающими последствиями. Насколько эта проблема актуальна? Её начнут учитывать в Минфине заранее?

– Про проблему исчерпания запасов нефти в России я слышу уже лет десять. Были прогнозы, что добыча нефти начнет падать с 2015 года, затем с 2017 года, затем с 2021 года. Наверное, когда-то добыча нефти в России действительно должна начать падать, но когда это случится? Я точно не берусь гадать. Старые месторождения исчерпываются, но появляются и новые технологии. Та нефть, которую раньше не могли добыть, сегодня оказывается доступной. Минфин дал какие-то льготы, и то, что вчера было не выгодно, сегодня стало выгодно. Поэтому я думаю, что опасения снижения добычи нефти в России имеют право на существование, но какого они будут масштаба и когда реализуются, сказать сложно.

Антон Силуанов на собрании фракции «Единая Россия» в Госдуме 25 сентября 2019 года
Антон Силуанов на собрании фракции «Единая Россия» в Госдуме 25 сентября 2019 года
Министерство финансов РФ

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Вас в Кремле послушают и скажут – «все делаем правильно, Алексашенко нас хвалит».

– Вряд ли они нас слушают. Но я вам не сказал, что никаких проблем не будет. Если говорить о бюджетной политике, то основная угроза связана с тем, что российская экономика не растет. Бюджетные обязательства растут, а доходы в принципе – нет. На примере налога на прибыль мы это хорошо видим. Выполнить национальные проекты, поднять уровень жизни, с такими экономическими ресурсами невозможно. И если говорить о среднесрочной и долгосрочной перспективе, то для российского бюджета темпы роста экономики очень и очень низки.

- Финансовое руководство страны знает, как справляться с этой проблемой? Вам из США заметно, что они делают с этим сегодня здесь?

– Риск того, что доходы могут не расти с нужной скоростью, они видят и адекватно оценивают. Министр финансов Силуанов, насколько это можно сделать, старается не увеличивать расходы без очень сильного давления со стороны Путина. Но решить эту проблему, то есть повысить темпы экономического роста, министр Силуанов не может. То, что за последние 10-15 лет российская экономика отстала от всего того, что происходит в мире, стала изолированной, технологически отсталой, как во времена СССР, это факт. Это потерянное время с точки зрения экономического развития. Но сказать, что это отставание навсегда, могут только любители радикальных прогнозов. В истории может все измениться. Дай бог здоровья Владимиру Владимировичу. Он может ещё лет 20 проправить, а через 20 лет всё может оказаться гораздо хуже. С другой стороны, он может неожиданно в 2024 году сказать – «я устал, я ухожу, давайте проведём честные выборы». И в России, как на Украине, просто на энтузиазме от того, что пришёл новый президент, экономика начнёт расти в два раза быстрее. Вариантов слишком много, и сказать, что сегодня совсем все предопределено на сто лет вперед, пройдена некая «точка невозврата», нельзя.

- Спасибо за оптимизм. Тут и поставим точку.

– Или запятую (смеётся).

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру».

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор