Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:29 20.07.2019

Город

30.06.2019 12:00

Вам благоустройство или плавать? Кто виноват в том, что городские водоемы непригодны для купания

700 млн рублей на очистку водоемов Петербурга за 2 года - это много или мало, если купаться вообще нигде нельзя?

Вам благоустройство или плавать? Кто виноват в том, что городские водоемы непригодны для купания

gov.spb.ru

Смольный в этом году заключил уже десять контрактов на очистку городских водоемов на 200 млн рублей, в прошлом году на это списали более 500 млн рублей. Однако ни в одном озере, пруду, реке официально не разрешено купаться с 2017-го. В подобной ситуации люди просто игнорируют запреты и идут в воду — даже курирующий очистку водоемов вице-губернатор.

Меры, которые предпринимают власти по очистке водоемов, либо недостаточны, либо просто вредны, настаивают экологи. Вместо уборки водорослей и чистки дна надо закрывать все стоки, проводить глубокую санацию — как это сделали, например, в Германии. Только после этого в петербургских озерах и реках, на берегу Финского залива в пределах дамбы можно будет купаться.

«Купаемся, и ничего»

Отвечающий за состояние городских водоемов комитет по природопользованию Петербурга заказал в этом году расчистку дна Кронверкского канала Кронштадта, реки Смоленки, Муринского ручья, фонтанов Петергофа и уборку мусора по жалобам. Все эти контракты на 197 млн рублей выполняет ГУП «Экострой». В прошлом году «Экострой» исполнил подобных подрядов на 517 млн рублей. Вычистили реку Смоленка, Кронверкский канал, пруды Петергофа, пруды в Красном Селе, поселке Металлострой, сквере Героев-Пожарных, вылавливали плавающий мусор по всему городу и косили водную растительность. 

Реклама

Главная задача — чтобы водоемы сохраняли проточность, а вода не застаивалась. «Водоканал» с той же целью второй год подряд примерно за 2 млн рублей пополняет водой Серебряный пруд и пруды Таврического сада.

Однако с 2017 года все водоемы города в летний сезон закрыты для купания. Во вторник, 25 июня Роспотребнадзор в очередной раз объявил, что анализы проб воды показали угрозу заражения острыми кишечными инфекциями, вирусным гепатитом А, другими паразитарными и инфекционными болезнями.

При этом еще в начале июня комитет по благоустройству сообщил о готовых принять отдыхающих 20 легальных пляжах — в Выборгском, Колпинском, Красносельском, Кронштадтском, Курортном, Приморском и Пушкинском районах. В районных администрациях уточняют: это просто рекреационные зоны, с табличками «Купаться запрещено». Однако купающиеся табличками пренебрегают.

«Например, я купаюсь на пляже Ласковом, – говорит вице-губернатор Владимир Кириллов, вот уже два месяца курирующий комитет по природопользованию. – Там вроде запрещают, а я купаюсь, и ничего».

В самом комитете по природопользованию «Фонтанке» заявляют, что «систематическая работа по улучшению состояния водных объектов в ближайшее время должна привести к необходимому результату». До 2022 года планируется, уверяют, прекратить сброс неочищенных сточных вод городской канализацией.

А еще — комитет ищет исполнителей программы «по оздоровлению водоемов Санкт-Петербуга с применением современных способов биоманипуляции». Ученые понимают под биоманипуляцией преднамеренное изменение экосистемы путём добавления или удаления в водоем живых организмов.

Впрочем, разводят руками чиновники, их усилий недостаточно — мешает «трансрегиональное загрязнение». На качество воды, оказывается, плохо влияют соседние регионы России и даже Финляндия, объясняют в комитете по благоустройству, так как Петербург находится «в замыкающем звене водной системы Ладога – Нева – Финский залив».

Реклама


Виновато благоустройство?

Дольше всех оставалось пригодным для купания озеро Безымянное в Красносельском районе — еще в 2016 году узкую полоску пляжа с раннего утра занимали отдыхающие.

В администрации района признаются, что не способны бороться за возвращение статуса последней городской купальни. «У нас нет таких полномочий, – говорит начальник отдела благоустройства и дорожного хозяйства Олег Савелов. – Нам остается лишь содержать рекреационную зону».

Виноваты в загрязнении коммунальные стоки поселка Виллози на берегу Дудергофского озера в Ленобласти — Безымянное входит с ним одну в систему. В поселке нет центральной канализации. Как и в самом Красном Селе, стоки которого местные экологи тоже подозревают в загрязнении системы Безымянное, Дудергофское и Долгое.

Одно из самых опасных мест притяжения купающихся – пруды на севере Фрунзенского района, в парке Интернационалистов и сквере Героев-Пожарных, на месте карьеров кирпичного завода. Здесь периодически кто-то тонет из-за глинистого дна и холодных ключей. 8 июня этого года в одном из прудов водолазы несколько часов искали подростка. Сквер сейчас благоустраивают за 500 млн рублей, однако проект не предполагает превращения прудов в водоемы для купания. «Рассматриваем несколько вариантов развития событий, рассказывают в администрации, – сделать лодочную станцию, секцию для гребли, поставить водные лыжи».

Сделать пляжи мешает заболоченная территория бывшего радиоцентра, где во время бурной застройки 70-х засыпали дренажи, объясняют чиновники. И советуют жителям района купаться в Финском заливе и Ладожском озере.

Отдельные частные случаи с водоемами объединяет одно, считают экологи: в черте Петербурга сейчас в принципе невозможно сделать санитарно-пригодные пляжи. Это касается и Финского залива в пределах дамбы и даже чуть дальше.

Первая причина – маловодность, говорят в Центре экспертиз ЭКОМ "Петербургского общества естествоиспытателей". Дождевая вода, снабжающая в естественной среде водоемы, в городские озера не попадает из-за плотной застройки, а чем меньше воды, тем медленнее течение, тем скорее накапливается грязь, органика начинает гнить, купаться можно только с риском для здоровья.

«В городе нарушен круговорот воды в природе. С асфальта воду собирают в ливневку, дальше направляют на очистые, откуда она выбрасывается совсем не в тот водоем, в который должна была попасть», – объясняет руководитель центра Александр Карпов.

Кроме того, водоемам, оказывается, вредит благоустройство. Покос тростника и водорослей, уборка донных отложений нарушают природную способность водоемов к самоочистке, говорит Александр Карпов. Водная растительность служит домом для бактерий, разлагающих попадающие в воду химические вещества. Бактерии и растительность — пища для одноклеточных и более сложных организмов, которые помогают поддерживать баланс этого биоценоза.

Хотите как в Германии?..

Можно попробовать благоустроить пляжи в Невском и Колпинском районах, где много диких мест для купания, приводят примеры экологи. «Когда эти места станут рекреационными зонами, – рассуждает Александр Карпов, – их на половину Петербурга хватит».

Сделать все городские водоемы пригодными для настоящего отдыха на воде помогла бы глубокая санация, которую проделали в свое время в Германии. Река Рур в главной промышленной зоне страны, Рурской области возвращена в натуральное русло, убран гранит с берегов, сюда подтянулись жить животные, купаются люди. Эльба стала пригодной для купания. На Майне и притоках Рейна полную санацию заканчивают к 2020 году.

«Потребуется убрать от водоемов все стоки, прекратить сброс отходов предприятий на рельеф, так как они все равно попадают в грунтовые воды, чистить воздушные выбросы, нарушителей штрафовать», – приземляет германский опыт на петербургскую почву бывший руководитель департамента государственного экологического контроля Сергей Грибалев.

Стоки можно отправить в отдельную герметичную трубу, как на Боденском озере на границе Германии, Австрии и Швейцарии. Сами водоемы можно обеззаразить окислением нитратов, как в швейцарском Лиллесьоне. Работают биологические методы: высаживание в водоемы белого амура или толстолобика, рачков и коловраток для восстановления естественного жизненного цикла.

«Когда городские власти хотят справиться с проблемой качества воды, когда это выгодно политически — находятся и средства, и воля, как было с аэропортом Пулково, который общественность поймала на загрязнении реки Новой, – приводит пример Сергей Грибалев. – И ущерб сразу рассчитали, и через суд закрыли один из трех стоков».  

Алексей Дмитриев, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор