18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
23:51 21.04.2019

Город

16.03.2017 18:56

Буров встал за Исаакий

Директор музея Николай Буров отказался участвовать в незаконной, по его мнению, передаче Исаакиевского собора церкви и напомнил Смольному об уголовной ответственности за вольное обращение с памятником.

Буров встал за Исаакий

Смольнинский суд 16 марта прекратил дело о передаче Исаакия Русской православной церкви. Решение было ожидаемым, но процесс привлек в армию противников статусную фигуру – директора музея Николая Бурова. Он не хочет быть причастным к сомнительной процедуре и не исключает возможности самостоятельно обратиться в суд.

 

Судьба иска против передачи Исаакия была ясна накануне, 15 марта. Судья Смольнинского суда Татьяна Матусяк дала понять, что своего мнения о действиях правительства Петербурга у нее нет и быть не может, ведь за нее решили шефы. Прекращая дело, она в качестве щита выставила апелляционное определение Горсуда, который дал свою оценку спорному распоряжению комитета имущественных отношений (КИО) 160-р от 30 декабря о плане мероприятий по передаче собора церкви.

 





"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

 

Документ Горсуда выскочил на этом процессе как черт из табакерки. Татьяна Матусяк никому не говорила, что запросила документ. Сегодня истец Сергей Бакешин потребовал исключить «щит» из дела как незаконно полученное доказательство, но не был услышан.

 

Бакешин дополнил: "А еще, уважаемый суд, скажите мне. Я всю ночь искал такое основание для прекращения дела – правовая оценка вышестоящего суда. И не нашел".

 

Шпильку в свой адрес судья пропустила.

 

Накануне в суд пришел директор ГМП «Исаакиевский собор» Николай Буров. На лице читалась напряженность, но и решимость тоже была заметна. Он готов был высказаться, но судья не дала возможности.

 

Сегодня Буров командировал своего представителя. Татьяна Матусяк осторожно поинтересовалась у Никодима Сидорова: "Вы на какой стороне?"

 

"Истцов", – без раздумий ответил он.

 

Сидоров сообщил, что передачей собора нарушаются права музея, который будет фактически ликвидирован. Кроме того, по-прежнему действует договор с Минкультом о безвозмездном пользовании музейными предметами: "Часть их, а именно 62 предмета, является неотъемлемой частью интерьера Исаакиевского собора. Если из оперативного управления изымается здание, то нас надо упразднять и увольнять работников. Но в распоряжении КИО процедура ликвидации не прописана, отдельного постановления правительства Петербурга нет, как нет и ни одного нормативного документа о передаче музейного фонда".

 

Татьяна Матусяк справедливо спросила, обращался ли ГМП с самостоятельным иском, коли считает свои права нарушенными, тем самым открыв смольнинский ящик Пандоры. Никодим Сидоров, кажется, ждал этого вопроса (или другого похожего повода), чтобы по поручению Бурова сыграть в открытую: "С исками не обращались, но думаю, что будем. Мы отправили в комитет культуры Петербурга письмо, чтобы нам дали письменное (это слово юрист выделил интонационно) указание исполнять распоряжение КИО. Или не исполнять".

 

По словам Сидорова, в данный момент музей по указанию комкульта готовит отчеты о фондах, работах на 2017-й. И эта работа не очень нравится музею.

 

"14 марта прошло совещание в рамках распоряжения КИО, – продолжил представитель ГМП. – На нем был поставлен вопрос о сроках и количестве музейных предметов, необходимых к вывозу в случае передачи собора церкви. Но конкретных документов нам предоставлено не было".

 

Ершистость юриста стала сюрпризом для представителя Смольного, так как КИО в конце прошлого года получил просьбу музея передать собор церкви.

 

Сидоров признал существование такого заявления, но ответил контрударом, который тоже вряд ли не был санкционирован Буровым: "Я могу предоставить копию письма, которым мы отозвали это заявление".

 

Оратор вынул документ от 14 марта за подписью Николая Бурова на имя председателя комитета имущественных отношений Александра Семчукова: "Прошу считать недействительным отказ от права оперативного управления на здание Исаакиевского собора".

 

Буров объяснил свою резкость. На упомянутом совещании в Смольном ему «устным распоряжением» указали сократить первичные сроки переезда с 24 месяцев до одного – до середины 2017 года. Это, по его мнению, невозможно. Поэтому 16 марта Буров через представителя в суде заявляет, что он не принимает план Смольного. Во-первых, сам КИО нарушает им же утвержденный план мероприятий. И еще: "Ссылка в распоряжении комитета на письменное заявление РПЦ не соответствует действительности».

 

Заявления РПЦ действительно нет, что уже подтверждено не только Смольным, но и ею самой.

 

Ну и вишенка на торте из обращения Бурова: "Право музея на оперативное управление собором прекращается в одностороннем порядке по решению собственника (то есть комитета культуры Петербурга. – Ред.). Следовательно, отказ музея правовых последствий не порождает".

 

Этот посыл можно расшифровать так: я в ваших делах участвовать не намерен. В последнем абзаце письма директор Буров напоминает председателю Семчукову, что сторона, передающая собор с нарушением закона, подлежит ответственности вплоть до уголовной. Так говорит приказ Минкульта СССР от 17 июля 1985 года.

 

Никодим Сидоров окончил доклад, и судья спросила представителя КИО Марию Вишневскую об отказе музея: «Это новость для вас?»

 

"Да", – кивнула девушка.

 

Письмо Бурова подшили к материалам дела.

 

На судьбу иска оно не повлияло. Татьяна Матусяк не стала мудрить и при прекращении дела сослалась на правовую оценку Горсуда, куда в скором времени поступит апелляционная жалоба.

 

Ее рассмотрение предопределено, кажется.

 

Александр Ермаков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор