Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:48 24.05.2019

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
19.09.2014 20:00

Скотский референдум: А я остаюся с тобою…

Во время одного из приступов благонравия, которые вдруг случаются с Россией, Скотландию назвали Шотландией (также как Сри-Ланку мы именуем Шри-Ланкой). Но это подлинное название страны не говорит о ней плохо. Хотя бы потому, что у нее великое прошлое.

Во время одного из приступов благонравия, которые вдруг случаются с Россией, Скотландию назвали Шотландией (также как Сри-Ланку мы именуем Шри-Ланкой). Но это подлинное название страны не говорит о ней плохо. Хотя бы потому, что у нее великое прошлое.

И заключается оно не в боевом духе горцев, который не уставали воспевать поэты. Один Роберт Бернс чего стоит! «Мы сталь английскую не раз/В сраженьях затупили/Но золотом английским нас/На торжище купили!». Это он о том самом объединении Англии и Шотландии более чем три века назад. Впрочем, как чувствовал бы себя пьяница и развратник среди суровых нравами горцев – большой вопрос. Однако не одним Бернсом знаменита шотландская земля.

Родина либерализма

Достаточно назвать имена двух друзей: философа Давида Юма и экономиста Адама Смита. Впрочем, в те времена слово «экономист» не существовало и Смит был профессором морали и этики Эдинбургского университета. А во втором ряду за этими гигантами стоят неизвестные в России Фрэнсис Хатчесон, Адам Фергюсон, Джеймс Стюарт и ряд других писателей эпохи, которую исследователи общественной мысли относят к «Шотландскому просвещению» (1740-1790). Просвещало оно всю Европу.

Вредные мысли излагали. Мол, приоритетом всякой государственной власти должна быть безопасность жизни и собственности, обеспечение каждому отдельному человеку свободы в условиях действия закона. Более того, они прекрасно понимали, что личная свобода является предпосылкой, как они выражались, «полностью коммерциализированного общества» (привет Владимиру Евтушенкову и всем жертвам российского антикоммерческого террора).

«Для того чтобы каждый отдельный человек чувствовал полную безопасность во владении всеми принадлежащими ему правами, не только необходимо отделение судебной власти от исполнительной, но необходимо судебную власть сделать, насколько возможно, независимой от власти исполнительной». Это Смит, «Богатство народов». (1776 г.)

Эх, вкатили бы ему сейчас в России за такие несвоевременные мысли от лица нашей «насколько возможно независимой» судебной власти «двушечку» по ст. 282 УК за экстремизм, но вот не дожил, сволочь!

Знаменита была Шотландия и своей суперлиберальной экономикой и, в первую очередь, системой, частных денег (свободного банкинга). Да, да, не удивляйтесь те, кто привык считать организацию денежного обращения чуть ли не естественной привилегией государства. Вот что пишет об этой системе современный американский экономист Джордж Селджин:

«Эффективность системы свободного банкинга можно увидеть на примере Шотландии XVIII — первой половины XIX века. В этот период банкнотам, выпускаемым частными шотландскими банками и обеспеченным золотом, доверяли больше, чем собственно золотым монетам. В период наполеоновских войн банки должны были резервировать золотом примерно 1% от общего объема обязательств по выпущенным банкнотам и депозитам. Если верить Адаму Смиту, эффективная банковская система способствовала экономическому росту: если в XVII столетии Шотландия была беднее Англии примерно вдвое, то к 1800 году она догнала ее по объему материальных благ».

Однако порой кажется, что столь славное прошлое призвано лишь оттенять убогость современного бытия. Если социализм лейбористского разлива отбил Англии разве что печень, то Шотландии – голову.

Корми меня, люби меня

Современная Шотландия – самый дотационный регион Великобритании. Более тысячи фунтов в год на человека выделяется в виде поддержки бюджетной системы столь сильно рвавшейся к независимости Шотландии. Тем не менее, первого министра правительства Шотландии и главу Шотландской народной партии Алекса Салмонда этот факт ничуть не смущал. Будем независимыми – заживем! Возьмем себе доходы от нефти Северного моря и станем новым эмиратом. Вот только что добыча сходит на нет по природным причинам.

– Ладно, как-нибудь выкрутимся, – заявлял электорату Салмонд. Ведь независимость от этих проклятых англичан сама по себе принесет плоды. Вот только фунт их оставим. А то без него как-то не очень здорово будет. Да еще систему здравоохранения на небывалую высоту поднимем. Всем все бесплатно. А то эти консерваторы в Лондоне на ней экономят. Нам только волю дай и мы уж всем покажем как надо.

Электорат во всем мире страдает одной болезнью: непроходимой тупостью. В Шотландии таковых «страдальцев» оказалось аж 45%. Впрочем, остальные 55% (те, что проголосовали против независимости) не столько умны, сколько хитры. В последний момент всем ведущим английским политикам во главе с премьером Дэвидом Камероном пришлось забыть межпартийные разногласия и мчаться в Шотландию в роли «главных уговаривающих». Наобещали с три короба. Теперь многое придется и исполнять. Любить Шотландию, кормить Шотландию. А ведь все могло быть совершенно иначе.

Если бы вдруг в шотландцев вселился либеральный дух их великих предков. Сказали бы: к черту ваши ничем не обеспеченные банкноты, провались ваше государственное регулирование свободного предпринимательства, забудем навсегда ваш английский вэлфер, кормящий паразитов со всего мира. А мы – за свободу и собственность, низкие налоги и еще более низкие государственные расходы! Вы же, англичане, можете гордиться своим фабианским социализмом и наследием лорда Бевериджа (отца английского государства всеобщего благосостояния). Долго ли еще протянете на этом чувстве? И тогда отделение имело бы смысл. Через 15-20 лет в Шотландии процветал бы современнейший высокотехнологичный бизнес, ее валюту предпочитали бы швейцарскому франку, в страну поехали бы люди с работающими мозгами и предпринимательскими талантами, ее ждал бы приток богатств со всего мира. Многие регионы Англии опустели бы в силу миграции на благополучный север, а Глазго полностью затмил Лондон в качестве финансовой столицы мира. Получить образование в частных школах Шотландии считалось бы за великую честь и великое достижение, а ее университеты не уступали бы лучшим американским. Однако дух Адама Смита полностью выветрился из страны и теперь все сказанное выше – утопия.

Придется англичанам и дальше раскошеливаться на северян, да еще и Уэльс с Северной Ирландией вспомнят, что они ничем не хуже.

На российском фоне

В России теперь нельзя не то что референдум об отделении требовать, а просто напоминать властвующей группе лишний раз, что по Конституции мы – федеративное государство. Быстро в хулиганы запишут. В этом доходящем до комичности страхе кроется осознание того, где хранится смерть Кощеева.

Разделенная как говяжья туша Россия навечно забудет про «Русский мир» и впервые за всю истории с головой погрузится во внутренние проблемы. В каждом новом доме потребуется капитальный ремонт, нередко и с разбором несущих стен. Однако не будем вгонять шило в живот, достаточно и несколько булавок в задницу российского истеблишмента. В референдуме в Шотландии приняло участие примерно 85% избирателей.

По всей видимости, это – физический предел. Обеспеченная досрочным голосованием и автобусами с бюджетниками явка питерских избирателей не дотягивает и до половины. Интересно, а сколько на самом деле? А еще интереснее, какова была бы явка на аналогичный шотландскому питерский референдум (не призываю, не призываю). Скажем, этак, через годик, когда санкции и самосанкции скажутся по полной программе.

И вот еще что под конец. Наблюдатель от России на шотландском референдуме (председатель совета Российского общественного института избирательного права Игорь Борисов) возмущался, что никто не интересуется даже тем, кто приносит бюллетени, не ставят на документы никакие визы и подписи о передаче бюллетеней. Откуда появляются ящики с бюллетенями, тоже неизвестно. Сами ящики без какой-либо защиты. Причем официальные представители властей утверждают, что у них так принято, что в их стране не принято подменять бюллетени.

Уважаемый господин Борисов! У экономистов это называется социальный капитал. В России вы можете хоть в каждый ящик по два наблюдателя посадить, все равно будет .. как надо. Не было в России в XVIII в. Адама Смита. Да и не могло быть. В этом все дело. Так что не удивляйтесь.

Андрей Заостровцев