18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
05:20 21.04.2019

Приключения петербуржца-черносотенца в Одессе

Служба безопасности Украины заявила о разоблачении антигосударственного заговора во главе с петербуржцем Антоном Раевским. Якобы член “Черной сотни” по заданию российских спецслужб создавал диверсионную группу для подготовки военного вторжения на юго-восток Украины, за что его благородно выдворили, а не арестовали. Раевский признался “Фонтанке” в сорванном СБУ плане по ликвидации одесского лидера “Правого сектора”, но Украину, говорит, покинул добровольно.

Приключения петербуржца-черносотенца в Одессе

Сергей Чевалков/ ДП

Служба безопасности Украины заявила о разоблачении антигосударственного заговора во главе с петербуржцем Антоном Раевским. Якобы член «Черной сотни» по заданию российских спецслужб создавал диверсионную группу для подготовки военного вторжения на юго-восток Украины, за что его благородно выдворили, а не арестовали. Раевский признался «Фонтанке» в сорванном СБУ плане по ликвидации одесского лидера «Правого сектора», но Украину, говорит, покинул добровольно.

Впервые о петербургских противниках "евромайдана", командированных на Украину, СМИ сообщили на прошлой неделе. Самый сильный резонанс, пожалуй, вызвала информация о 29-летнем националисте с характерными татуировками, а ныне – активисте православно-монархического движения «Черня сотня» Антоне Раевском.

Мужчину, одетого в стиле милитари, сфотографировали на пророссийском митинге в Одессе. Раевский жил в лагере «Одесской дружины» на Куликовом поле и тренировал так называемую самооборону на случай боестолкновений с «Правым сектором».

На этих выходных историю продолжила Служба безопасности Украины. Официальный сайт разместил сообщение о выдворении Раевского за разжигание межнациональной вражды.





«Черную сотню» ведомство назвало неонацистской организацией, а сам петербуржец, по заверению СБУ, выполняя задание спецслужб России, пытался создать диверсионно-подрывную группу из одесситов для дестабилизации общественно-политической ситуации в регионе. А еще, по информации украинских силовиков, Раевский готовил материалы с публичными призывами к вторжению в Одесскую область Вооруженных сил РФ с Приднестровья, разжиганием межнациональной вражды и призывами к физическому уничтожению украинцев и евреев.

С таким набором подозрений решение СБУ о выдворении Раевского и запрете ему въезда на Украину выглядело братски благородным, но все же довольно странным.

В Одессу Раевский приехал 19 марта. Командировку согласовал с лидером «Черной сотни» Александром Штильмарком, но отправился, говорит, за свой счет, по собственной инициативе и налегке.

«На поездку у меня были 15 тысяч рублей, – сказал Антон Раевский «Фонтанке». – Около восьми тысяч потратил на билеты на поезд до Одессы и обратно, купил там куртку за 300 гривен, тратил на телефонные разговоры.

На Украину, по словам Раевского, въезжал по легенде. На досмотре в селе Словечно Житомирской области пограничники вели себя, как говорит Антон, претенциозно. У мужчин спрашивали «откуда, куда, зачем», проверяли паспорта.

«Так как я впервые въезжал в Украину, меня готовы были выставить. Но я представился паломником, сыпал религиозными терминами, давил на жалость и предоставил христианскую литературу. Поверили — пропустили».

«Одесская дружина» встретила Раевского, обеспечила питанием и проживанием в лагере на Куликовом поле.

В задачи петербуржца, как пояснил «Фонтанке» Александр Штильмарк, входила поддержка пророссийски настроенного населения, обучение приемам самообороны, участие в митингах. Не более того.

Однако Раевский, говорят, вышел за пределы данных «Черной сотней» полномочий. Сам петербуржец в видеообращении заявил, что планировал убийство лидера одесского крыла «Правого сектора». Эту информацию он подтвердил «Фонтанке»:
 

«Да, я действительно предложил «Одесской дружине» идею физической ликвидации противника, просил выдать мне оружие. Мы знали, что «Правый сектор» традиционно собирается у памятника Дюку (герцогу де Ришелье. – Ред.). При желании могли бы собрать нужную информацию. Но меня не поддержали».

По словам Раевского, в Одессе есть пророссийские симпатизанты из числа сотрудников СБУ, милиции и политической номенклатуры.

«Вполне допускаю, что кроме простого населения, именно они финансируют лагерь «Одесской дружины», – предположил петербуржец.

Именно связи антимайдановцев в среде силовиков, вероятно, помогли Раевскому избежать задержания.

«24 мая лично при мне один из руководителей «Одесской дружины» принял звонок от сотрудника СБУ, сообщившего: на территории палаточного лагеря находится Раевский Антон. Либо укройте его, либо дайте уйти. Иначе ему придется общаться с нашими сотрудниками».

«Черносотенец» ушел из лагеря. 25 марта, по его словам, на Куликово поле пришла милиция с повальным досмотром. Искала российские паспорта, взрывчатку, оружие. По мнению Раевского, заявил на него одесский «Правый сектор». Он же мог представить петербуржца диверсантом и агентом ФСБ.

«Я, конечно, не работаю на российские спецслужбы, в противном случае действовал бы осторожнее. Как минимум, не выкладывал бы фото в соцсетях. Иначе задание посчитали бы проваленным», – заявил активист и уточнил, что уехал из Одессы поездом до Петербурга, спокойно купив билет и пройдя погранконтроль. О выдворении и запрете въезда ему ни письменно, ни устно не сообщали.

Собеседник «Фонтанки» в УФСБ по Петербургу и Ленинградской области в довольно насмешливом тоне открестился от «агента Раевского», снисходительно отнесся к заявлению СБУ и спроецировал ситуацию на себя:
 

«Если предположить, что в Петербурге задержали диверсанта из Украины с тем же перечнем подозрений, его бы в жизни не выдворили без последствий, а начали с ним работать, и он бы не сходил с телевизионных экранов, как некогда – Леня Голубков. Особенно учитывая нынешнюю напряженность между нашими государствами».

В пресс-службе УФСБ ответили традиционно: «Ситуацию не комментируем», – также, впрочем, не скрывая хорошего настроения.

Не сказать, что одесские похождения Раевского порадовали лидера «Черной сотни». «Это беззаконие и  самоуправство – планировать ликвидацию, – сказал «Фонтанке» Александр Штильмарк. – Заповедь «Не убий» распространяется и на наших активистов. Радикализм мы категорически не приветствуем. Максимум, что мы делаем, – разгоняем гей-парады и отнимаем листовки у сектантов. Я еще поговорю с Антоном на эту тему. Но исключать из «Черной сотни» мы не будем. Он хороший соратник, но излишне горячий человек».

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор